Руководитель Минкомсвязи РФ издал приказ о создании Экспертного совета по развитию отрасли информационных технологий при своем министерстве. Дело вроде бы хорошее, задача сформулирована понятная: обеспечение диалога представителей государства и ИТ-отрасли с целью, отраженной в самом названии формируемого органа. Состав его тоже выглядит неплохо, там есть, по крайней мере, несколько авторитетных на ИТ-рынке людей. В общем, формируется полезная площадка для общения, а возможно — и получения каких-то реальных результатов. И тем не менее даже первое знакомство с документами (приказом и положением о совете) вызывает некоторые вопросы как по форме, так и по содержанию всего этого проекта.

Для начала: в положении о совете сказано, как он может работать, но ничего не говорится о том, как он должен функционировать. В упрощенной постановке вопроса, для примера: совет может собираться, но должен ли он собираться? В документе нет никаких слов об обязательности проведения заседаний (скажем, хотя бы раз в квартал), о том, какие вопросы должны проходить экспертизу совета в обязательном порядке. Точно так же ничего не говорится и об отчетности совета о проделанной работе — когда, перед кем, в какой форме полагается отчитываться.

Да, в своем приказе министр возложил на себя функции контроля за исполнением своего распоряжения, но по каким критериям он собирается выполнять такой контроль, остается неизвестным. И вообще, в свете декларируемого государством желания повысить открытость собственной работы и даже использования методов “электронной демократии” было бы очень своевременно привлечь более широкую общественность к мониторингу работы совета, в том числе при проведении анализа её результатов. А начать, наверное, можно было бы с привлечения широкого экспертного сообщества к процессу формирования состава данного органа.

Говоря о составе совета, мы переходим к другой группе вопросов: чьи интересы он все же представляет и какие функции может выполнять? В положении сказано: речь идет о формировании механизма взаимодействия ИТ-отрасли и государственных органов власти в целях развития самой отрасли. На этот момент нужно обратить внимание: речь идет о развитии не ИТ-рынка, а ИТ-отрасли, о поставщиках ИТ. И здесь следует отметить, что рынок — это намного более широкое понятие, которое включает в себя и огромную массу потребителей ИТ. И что вопросы развития отрасли следовало бы все же рассматривать в контексте задач рынка в целом. Но даже если говорить только об ИТ-отрасли, то, наверное, было бы правильнее, если бы ее представители могли участвовать в обсуждении вопросов не только собственного развития, но и, например, выработки и реализации общегосударственной политики в области ИТ.

Но это — пожелания по расширению возможной сферы интересов совета. Давайте посмотрим на другой аспект: в какой мере состав совета отражает интересы ИТ-отрасли? Правда, тут автоматически возникает другой вопрос: а что такое российская ИТ-отрасль? Из анализа списка участников сформированного органа можно сделать вывод, что в нее входят западные ИТ-поставщики (что вполне справедливо), российские разработчики ПО и интернет-ресурсов, венчурные компании. Но там почему-то нет представителей системных интеграторов, дистрибьюторов ИТ-продуктов, учебных центров, производителей оборудования и сборщиков компьютеров…

И вообще, более внимательный взгляд выявляет довольно очевидную черту совета — связь с проектом “Сколково”: почти все входящие в него эксперты являются активными или по крайней мере заметными участниками ИТ-составляющей этого инновационного начинания. И в такой ситуации уже совсем не удивительно, что секретарем совета (и в значительной степени его фактическим руководителем) назначен директор по проектам кластера информационных технологий фонда “Сколково” Альберт Ефимов.

Что ж, с одной стороны, вроде бы нет ничего плохого, что развитие ИТ-отрасли видится руководством Минкомсвязи в духе инновационной государственной политики. Но с другой стороны, все же “Сколково” — довольно молодой проект, которому еще предстоит доказать свою жизнеспособность. А российская ИТ-отрасль — это не только будущие инновации, но и многочисленные текущие дела ИТ-бизнеса, требующие постоянного рассмотрения и решения.

И главное: интересно будет узнать спустя некоторое время — как идет работа совета, каковы практические результаты его деятельности.

Версия для печати