Благодаря прошедшему в Москве круглому столу недавно созданного Фонда информационной демократии, возглавляемого бывшим замминистра Минкомсвязи Ильей Массухом, несколько прояснилась судьба возможно главного краудсорсингового проекта страны — “Российской общественной инициативы”. Кроме того, участники мероприятия поделились своими соображениями относительно эффективности входящего в моду краудсорсинга как такового, который, как оказалось, не всеми экспертами воспринимается однозначно.

Напомним, инициированная Президентом “Российская общественная инициатива”, предусматривает создание технических и организационных условий для публичного представления предложений граждан с использованием специализированного ресурса в Интернете (с 15 апреля 2013 г.). Предполагается, что предложения, получившие поддержку не менее 100 тыс. граждан в течение одного года, станут рассматриваться в Правительстве РФ после их проработки экспертной рабочей группой с участием депутатов Госдумы, членов Совета Федерации и представителей бизнес-сообщества. (Именно это и именуется краудсорсингом — решение общественно-значимых задач силами множества добровольцев, часто координирующих при этом свою деятельность с помощью ИТ.)

Концепция проекта была разработана Минэкономразвития, подверглась критике экспертов (в том числе из Фонда информационной демократии), сформировавших в начале августа в ходе открытой дискуссии пакет поправок, который намеревались донести до Правительства. Уже по прошествии нескольких дней итоговая концепция была опубликована на сайте породившего ее министерства, а чуть позже утверждена Дмитрием Медведевым, и было совершенно непонятно, стали ли чиновники ее перед этим корректировать.

По заверению г-на Массуха, первоначальный документ все же успел претерпеть изменения, однако из примерно десяти предложений экспертов было принято всего четыре, причем достаточно второстепенных. Главные идеи — о том, что проект не должен исчерпываться только законотворческими инициативами (есть ведь масса других актуальных вопросов, волнующих граждан) и исключительно федерального уровня — остались без внимания.

Как можно было понять по словам г-на Массуха, даже в таком виде проект представляет общественный интерес, и скорее всего именно Фонд информационной демократии займется его финансированием (ориентировочно процесс запустится до конца текущего года).

Казалось бы, благодаря технологиям и доброй воле первых лиц государства, наши соотечественники смогут в полной мере принять участие в управлении государством. Однако эксперты полны скепсиса на этот счет. Так, директор Центра технологий электронного правительства НИУ ИТМО Андрей Чугунов рекомендует обратиться к истории и вспомнить времена изобретения радио, когда в обществе велись точно такие же разговоры. Адепты технологий и тогда уверяли, что вот раньше парламентарии сидели у себя за каменной стеной и делали что хотели, а теперь, благодаря живым трансляциям из зала заседаний, чиновники будут понимать, что их слушает вся страна, и какой бы то ни было лоббизм уйдет в прошлое. В итоге, как всем известно, лоббизм никуда не делся, а просто приобрел более изощренные формы. Та же судьба, по уверению г-на Чугунова, постигла Интернет как таковой; ту же участь при использовании механистического подхода он предрекает и краудсорсингу. В его понимании, технологии — это всего лишь вспомогательный механизм, а любые серьезные технологические прорывы должны сочетаться с простимулированным ростом образованности и ответственности граждан.

Приблизительно об этом же сказал и советник председателя Государственной Думы ФС РФ Максут Шадаев, с сожалением указывающий на то, что под информационной демократией у нас сейчас почему-то подразумевается только краудсорсинг. В то же время, по его мнению, базовой вещью в рассматриваемой плоскости является общественный контроль над властью, по отношению к которому краудсорсинг – вторичный инструмент демократии. Г-н Шадаев приводит красноречивый пример: в существующей системе координат возможна ситуация, когда пять депутатов Госдумы прошлого созыва за четыре прошедших года не внесли на рассмотрение ни одного законопроекта и ни разу не выступили с трибуны, но при этом были переизбраны на новый срок. Так что, прежде чем говорить об участии граждан в принятии решений, нужно до конца решить вопрос об открытости деятельности чиновников, считает г-н Шадаев.

Настаивает на том, что за редчайшим исключением краудсорсинговые проекты сейчас адекватно не работают ни в одной стране мира, и генеральный директор агентства “Стратег” Екатерина Аксенова. Свою точку зрения она иллюстрирует проектом электронных петиций, организованным в США на сайте Белого дома. По ее мнению, топ наиболее активно обсуждаемых законотворческих тем сводился к малозначимым вещам (легализация легких наркотиков, что-то связанное с продажей пива и т. д.). Таким образом, без “правильной” постановки вопросов и “закулисной” работы ничего конструктивного из краудсорсинга не получается, заключает г-жа Аксенова. Нигде.

В каком-то смысле соглашаясь с этим утверждением, г-н Шадаев указывает на то, что качественную обратную связь в сфере законотворческих (да и любых других) инициатив способна дать только профильная аудитория. (Заметим, аргумент не в пользу демократии.) А г-н Массух к этому добавляет, что нормальный человек в принципе не в состоянии продраться через формулировки объемных, написанных чиновничьим языком законов, чтобы еще суметь что-либо вразумительное предложить. Правда, эту проблему Фонд информационной демократии попробует в скором времени решить. По словам г-на Массуха, до конца года, возможно, будет принято решение о финансировании проекта по доходчивому инфографическому представлению государственных документов и инициатив в удобоваримом виде.

В общем, как справедливо подметил исполнительный директор Фонда информационной демократии Георгий Жуков, мы сейчас имеем две позиции. Часть экспертов считает, что информационная демократия должна быть проектом, который заранее осмыслен, спланирован и построен. Другая часть (г-н Жуков называет их практиками) уверены, что ИТ сами по себе меняют людей и постепенно с ростом их образованности и навыков количество переходит в качество.

Кто в большей степени окажется прав, мы, по всей видимости, узнаем достаточно скоро. Как это уже было неоднократно в России в рамках других модных тенденций, государство сейчас одновременно запускает сразу несколько конкурирующих между собой краудсорсинговых проектов (Российская общественная инициатива — всего лишь один из них), так что нам вскоре будет на основании чего делать выводы.

Версия для печати (без изображений)