В последний день ноября появилось сообщение о том, что в Минкомсвязи стартовал конкурс по отбору региональных проектов на право получения финансирования для развития электронного правительства.

Объявлено о том, что Минкомсвязи определяет два приоритетных направления, по которым будут распределяться субсидии. Первое из них — обеспечение электронного межведомственного взаимодействия федеральных учреждений и региональных и муниципальных органов. Второе — обеспечение получения гражданами и организациями государственных и муниципальных услуг в электронном виде.

Глава Минкомсвязи Николай Никифоров отметил, что финансирование получат те проекты, которые обеспечат максимальное развитие региона по этим двум ключевым направлениям. Общий объем средств, выделенных на конкурс в соответствии с Постановлением Правительства № 560, составил 670 млн. руб. Субсидии будут предоставляться на условии софинансирования, при этом максимальная сумма, выделяемая отдельному региону из федерального бюджета, не должна превышать 50 млн. руб.

Что и говорить, два перечисленных выше направления важны. Но являются ли они приоритетными? Может, правильнее было бы направить эти 670 млн. руб. не на совершенствование эфемерного и перманентно критикуемого “электронного правительства”, а на преодоление цифрового неравенства и повышение доступности телекоммуникационных каналов?

Напомню, участникам недавнего общего собрания АП КИТ — на нем, кстати, присутствовал замминистра связи и массовых коммуникаций Марк Шмулевич — была представлена “Стратегия развития ИТ-отрасли России”, подготовленная АП КИТ совместно с консалтинговой компанией McKinsey & Company и представленная ранее Кремниевой долине и некоторых других местах. Данная стратегия содержит свод практических предложений, способных, по мнению её авторов, обеспечить быстрый экономический и социальный эффект. На 4 декабря намечено слушание этой стратегии в Общественной палате. Ну а затем наступит очередь Госдумы.

Так вот, один из фактов, на которые обращается внимание в этой “Стратегии…”, состоит в том, что уровень конкурентоспособности экономики страны практически напрямую зависит от доступности телекоммуникационных каналов и тарифов на телекоммуникационные услуги. А что мы имеем сейчас: даже жителям Подмосковья интернет-услуги порой предоставляются по ценам, которые примерно в три раза превосходят столичные. Разве это правильно? А что делается (со стороны государства) для преодоления цифрового неравенства?

В конце концов, именно цифровое равенство обеспечит равенство граждан и организаций в доступе к государственным и муниципальным услугам в электронном виде. Разве не так? Ведь так называемое “электронное правительство” — это не какое-то правительство, которое работает параллельно с “живым правительством”, а просто набор онлайн-сервисов, которые государство предоставляет народу для общения со своими назначенными или выбранными “слугами”.

Версия для печати