В Москве в центре Digital October представители интернет-отрасли подвели итоги уходящего года для российского сегмента Всемирной паутины. Организаторы мероприятия и приглашенные докладчики сошлись во мнении, что скорее всего 2012 г. войдет в историю Рунета как переломный, хотя пока последствия происходящих на наших глазах процессов никто четко предсказать не берется.

Открывая конференцию, директор РАЭК Сергей Плуготаренко начал с позитивных моментов и напомнил, что год ознаменовался проведением первого полноценного исследования экономики Рунета, которое подтвердило бытовавшее раньше лишь на уровне ощущений мнение о том, что Интернет в России уже занимает некое значимое место в экономике страны. Теперь мы достоверно знаем, что 11 основных сетевых рынков составляют порядка 1% от ВВП с годовым объемом 0,555 трлн. руб. и усредненным годовым ростом на уровне 30%. При этом, если взять так называемые интернет-зависимые рынки экономики, то речь будет идти уже о 2,52 трлн. руб. — более 4% ВВП.

Вдохновившись данной статистикой, РАЭК, по словам г-на Плуготаренко, решил и в дальнейшем все сетевые инициативы рассматривать преимущественно через призму экономики. То есть любое начинание теперь должно иметь не только социальный эффект (именно этот аспект раньше ставился во главу угла), но и измеряемый экономический результат.

Новую и без всяких оговорок острую тему поднял представитель одного из ведущих российских институтов развития — генеральный директор и председатель правления РВК Игорь Агамирзян. Для начала он отметил, что Интернет, безусловно, является основным анклавом инновационной экономики России. Он не только динамичнее всех развивается, но и притягивает наибольшие инвестиции — порядка 50% от общего объема вложений в технологические бизнесы. (Еще 25% идет на биотехнологии и 25% на все остальное.) Причем все это сложилось на фоне того, что государство не прилагало конкретных усилий в данном направлении и не организовывало специализированные инвестиционные программы. И вот тут г-н Агамирзян переходит к сути. Несмотря на то что государство последние 10–15 лет Интернету особо не помогало, оно и не мешало рынку развиваться, в чем генеральный директор РВК видит его основную заслугу. В настоящее же время происходит заметная смена акцентов, которая г-на Агамирзяна сильно беспокоит, наиболее показательным примером он считает изменение внешней политики России в отношении управления глобальной Сетью.

Как выяснилось, г-н Агамирзян все последние годы отслеживал ситуацию международных взаимоотношений по данному вопросу. По его словам, еще в начале нулевых годов наступившего века вопросами информационного общества и Интернета на мировом уровне практически никто не интересовался. Популярной эта тема стала в 2003—2004 гг., когда в результате определенной полемики в отношении управления Всемирной паутиной сформировались три основных подхода. Ведущие мировые экономики (Большая восьмерка, включая Россию) и примкнувший к ним транснациональный бизнес заняли позицию, которая заключалась в том, что Интернет можно регулировать только технически: сохранить ICANN со всеми его полномочиями и в остальные дела не влезать.

Совершенно иной позиции придерживались страны Большой двадцатки во главе с Китаем — жесткое регулирование Сети на национальном уровне, борьба со спамом и пр. И третью, радикально отличающуюся от первых двух, позицию заняли некоммерческие организации, предложив построение распределенной системы ответственности для всех стран.

В рамках конференций Международного союза электросвязи (МСЭ) ни до чего конкретно странам договориться не удалось. Все мирно решили, что изменить ситуацию не удастся, и на несколько лет вопрос был закрыт — как тогда казалось, надолго. Однако в этом году МСЭ снова инициировал рассмотрение темы управления Интернетом на декабрьской конференции в ОАЭ, что в итоге привело к расколу — принятая итоговая декларация не была подписана 20 ведущими странами.

Как отметил г-н Агамирзян, если опустить некоторые подробности, для всех очевидно, что по факту управление Сетью все равно будет осуществляться, как и прежде. Единственное что изменилось, так это международная расстановка сил, в которой Россия отказалась от нейтральных взглядов и радикально изменила курс, примкнув к позиции жесткого внутреннего регулирования, которой на протяжении многих лет придерживался Китай.

В том, что это так или иначе отразится на инвестиционной привлекательности нашей страны и, в частности, Рунета, г-н Агамирзян нисколько не сомневается. Вопрос лишь в том, на сколько именно и как быстро.

С руководителем РВК полностью согласен ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев. Для него главным показателем смены курса государства стало принятие в этом году знаменитого документа, именуемого в просторечье “законом о фильтрации Рунета”. Как уверяет г-н Гуриев, еще накануне его вступления в силу, он с коллегами провел исследование на тему международного правоприменения аналогичных поправок к законодательству в разных странах. По его словам, все худшие опасения сегодня оправдываются. Под запрет попадают самые безобидные страницы. При этом, несмотря на то что некоторые сайты, по мнению г-на Гуриева, действительно блокируются по политическим мотивам, большая часть контента все же выпадает из правого поля по ошибке.

Г-н Гуриев не склонен считать, что в сегодняшних действиях чиновников, пытающихся следить за исполнением 139-ФЗ, кроется явный злой умысел. Однако технология устроена таким образом, что если кто-то захочет помешать работе того или иного сетевого ресурса, то он без особых проблем сможет это сделать. Да, позже чиновники во всем разберутся и свою ошибку исправят, но ущерб уже будет нанесен.

Г-н Гуриев полагает, что прямой негативный эффект от принятия 139-ФЗ удастся оценить лишь в следующем году (в частности, Российская экономическая школа намерена провести ряд специализированных исследований). Тенденция же необдуманного вмешательства государства в дела рынка, по мнению г-на Гуриева, вполне очевидна. Он уверен, что отмены “закона о фильтрации” в ближайшее время ждать не стоит, несмотря на всю критику в его адрес. И даже, скорее всего, в обозримом будущем нам всем стоит приготовиться к принятию еще более безумных законов.

В контексте вышесказанного примечательным является тот факт, что даже г-н Плуготаренко, вынужденный в силу понятных причин сохранять известную долю нейтралитета, также высказался в том смысле, что рынку теперь еще долго придется расхлебывать то, к чему привели изменения правил игры, исходившие не из отрасли. Правда, он не преминул отметить и позитивные стороны начавшегося процесса — подвижки в борьбе с абсолютным злом (детской порнографией и пр.).

Днем позже на сходном по тематике мероприятии в ИТАР-ТАССС руководитель Координационного центра (КЦ) доменов .RU и .РФ Андрей Колесников также прокомментировал ситуацию с принятием 139-ФЗ. Подчеркнув, что он воздерживается от каких-либо негативных или позитивных оценок, он фигурально описал появление нового закона как лишение Рунета девственности. Дескать, как бы мы к этому не относились, но это этап взросления (раньше никаких реальных инструментов регулирования контента в Рунете по факту не существовало). В целом г-н Колесников отмечает, что КЦ не приемлет позиции полного отрицания государства в вопросах существования Сети. Рунету сейчас остро не хватает юридических определений, и дать их ему может только это самое государство. В завершении г-н Колесников призвал не драматизировать ситуацию. По его мнению, ничего трагического не происходит. Интернет, в его понимании, является такой вещью, которую очень сложно “сломать”; он, подобно воде, все рано найдет себе дорогу; развитие не прекратится.

Версия для печати (без изображений)