В феврале в московском офисе Сisco Systems состоялась презентация отчета “Выявление и измерение зависимости роста экономики России от степени развития кластеров”. Он был составлен на основе анализа данных и прогнозов Cisco IBSG и стратегии Фонда “Сколково” по развитию кластеров. В ходе исследования реализация кластерной стратегии рассматривалась с учетом опыта ИТ-индустрии США, где кластеры оказывают существенное влияние на развитие национальной экономики.

Так как топ-менеджеры Фонда эту презентацию своим присутствием не почтили, то о проведенном исследовании докладывал преимущественно Дуглас Хэндлер (Douglas Handler), главный экономист консалтингового подразделения Cisco IBSG, отвечающего за проведение глобальных экономических исследований.

“Кластеры способны внести существенный вклад в развитие экономики, особенно если их деятельность согласована со стратегией, разработанной при участии местных органов власти и научных учреждений, — сказал он. — Формально экономические кластеры можно определить как бизнес-зоны или совокупность предприятий, а неформально — просто как периодическое сотрудничество компаний, имеющих взаимосвязанные интересы. За счет предоставления своим членам большего объема ресурсов и повышения тем самым производительности их труда в сравнении с конкурентами извне кластеры обеспечивают создание ценностей в национальной экономике. Более того, такие преимущества в части производительности могут быть использованы для устранения определенных недостатков национальной экономики, таких как нехватка рабочей силы, низкие цены на природные ресурсы, слабость наукоемких отраслей или отставание экспортных секторов”.

Вот некоторые цифры, иллюстрирующие данное высказывание: в США в условиях умеренного макроэкономического роста ежегодный прирост рабочих мест в кластере, включающем 500 компаний и 10 тыс. сотрудников, составляет 6,5%. “Подобный сценарий роста вполне возможен и в России”, — полагает Дуглас Хэндлер.

Авторы вышеупомянутого отчета делают вывод: одним из локомотивов развития макроэкономики России могут выступить кластеры, так как они способствуют росту производительности труда, созданию новых предприятий и рабочих мест, коммерциализации новых продуктов. В то же время авторы отчета считают, что главные препятствия на пути к укреплению глобальной конкурентоспособности России — недостаточное развитие бизнеса, слабое использование инновационного потенциала и низкая эффективность рынка. По их мнению, разработка и внедрение долговременной национальной кластерной стратегии будет способствовать решению этих проблем.

“Мы полагаем, что после того, как кластер достиг уровня отлаженного функционирования, половина его экономических преимуществ выходит за пределы кластера, — отметил Дуглас Хэндлер. — То есть повышающие производительность труда технологии перестают быть достоянием конкретного кластера и внедряются в других областях экономики, способствуя росту заработной платы более способных работников. Кроме того, дополнительный рост, обусловленный деятельностью кластера, создает прибыль, первичное и вторичное расходование которой происходит в других секторах экономики”.

В отчете утверждается: “С учетом роста занятости населения, повышения производительности труда и привлечения иностранных инвестиций “Сколково” сможет генерировать от 0,5 до 1,1 млрд. ежегодно”. Однако это светлое будущее наступит не сразу, а лет так через десять, когда вложения в Фонд начнут окупаться. Интересно отметить, что общую сумму вложений в “Сколково” авторы отчета назвать затруднились.

Если зайти на сайт Фонда, то там можно обнаружить такие слова: “За время своей работы Фонд “Сколково” одобрил выдачу более 170 безвозмездных грантов на общую сумму свыше 8,6 млрд. руб. и обеспечил привлечение частного софинансирования в поддержанные проекты на общую сумму свыше 5,7 млрд. руб. Согласно грантовой политике Фонда “Сколково” диапазон объема выдаваемых грантов — от полутора до трехсот миллионов рублей. Средний фактический размер гранта составил около 52 млн. руб.”.

А ещё на этом сайте можно найти сведения о том, что 49 российских и зарубежных венчурных фондов уже подписали соглашение об аккредитации с Фондом “Сколково”. При этом сумма, которую намерены инвестировать в проекты Сколково аккредитованные фонды, составляет 19,6 млрд. руб. Официальных сведений о затратах государства на развитие проекта “Сколково” и структуре этих затрат в открытом доступе найти, к сожалению, не удалось.

Однако вернемся к обсуждаемому отчету. В нем есть диаграмма “Степень развития кластеров” (получена путем опроса экспертов). Из нее следует, что по степени развития кластеров Россия уступает трем десяткам стран, опережая лишь Литву, Грузию и Украину. Почему это плохо? В отчете “Выявление и измерение зависимости роста экономики России от степени развития кластеров” на этот счет говорится следующее: “Кластеры могут и должны играть роль в развитии, внедрении и коммерциализации инноваций. В настоящий момент Россия вносит всего лишь порядка 2% в мировую валовую сумму расходов на исследования и разработки (R&D). Для сравнения доля США составляет 32,6%, Японии — 12,9%. Затраты России на R&D не превышают 0,51% бюджета (в США — 0,99%, Великобритании — 0,73%, Израиле — 1,05%)”. Печальные цифры. Они говорят о том, что нашему государству надо вкладывать в исследования и разработки примерно вдвое больше средств, чем сейчас. Причем именно в исследования и разработки, а не в строительство новых зданий и подъездных путей к ним (хотя и это тоже надо делать).

На презентации неоднократно (но в разных формах) задавались вопросы о том, почему государство вкладывает огромные средства в Фонд “Сколково” и практически не поддерживает уже имеющиеся (точнее говоря — ещё не совсем развалившиеся) научно-производственные кластеры. “Мы исследовали лишь перспективы “Сколково” и не изучали вопрос о перспективности других кластеров, уже существующих на территории России, — честно признался Дуглас Хэндлер. — Более того, мы даже не исследовали вопрос о том, какие из пяти кластеров “Сколково” являются наиболее перспективными. Мы давали лишь общую оценку тех выгод, которые этот Фонд может принести. Эффективность каждого из кластеров оценить очень трудно. Все зависит не только от того, как эти кластеры будут работать, но и от общей политики государства”.

Напомним, что Фонд “Сколково” предполагает формирование следующих кластеров: энергоэффективность и энергосбережение (ЭЭТ); ядерные технологии (ЯТ), космические технологии и телекоммуникации (КТиТК), биомедицинские технологии (БМТ), стратегические компьютерные технологии и программное обеспечение (ИТ)

Версия для печати (без изображений)