30 января текущего года вышло постановление Правительства РФ № 62 “О национальном фонде алгоритмов и программ для электронных вычислительных машин”. В документе предусматривается создание к 1 июля 2013 г. информационной системы по сбору, обработке и хранению алгоритмов и программ, подготовительной (проектной), технической, сопроводительной и (или) методической документации. Подразумеваются программы, созданные или приобретенные с привлечением средств федерального бюджета и средств государственных внебюджетных фондов. Целью обозначено предоставление этих программ упомянутым госорганам и фондам для повторного использования.

Заказчиком создания и оператором Национального фонда алгоритмов и программ (НФАП) определено Минкомсвязи, которое должно до 1 мая 2013 г. утвердить методические указания о порядке формирования и использования фонда, предусмотрев процедуры проведения автоматизированной оценки размещаемых в нем программ.

Итак, при поверхностном знакомстве с документом можно заключить, что с внедрением данной инициативы наконец оправдываются многолетние ожидания отечественной ИТ-отрасли. Однако чего конкретно ждал рынок и как он относится к происходящему, мы попросили разъяснить экспертов.

Первичная реакция

Как можно было понять из общения с участниками рынка, идея создания НФАП сама по себе никого не удивила и глобальной неожиданностью ни для кого точно не стала. Так, руководитель отдела интернет-решений “Лаборатории Касперского” Андрей Ярных считает подобный проект настолько важным, что просто поразительно, почему он не был запущен ранее. Наверное государству надоело в сотый раз оплачивать создание какой-либо базы данных, которая уже была неоднократно написана для другой госструктуры, предположил он. И теперь, наконец, исчезнут ситуации, когда каждая организация заказывает программы для себя отдельно и потом не может совместить данные, так как разработчики ПО используют различные их форматы.

Также приветствует идею создания фонда генеральный директор компании InfoWatch Наталья Касперская, вспоминающая свой опыт руководства рабочей группой по ИКТ в рамках ФЦП Министерства образования РФ “Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007—2013 гг.”. По ее словам, за время существования группы (2009—2012 гг.) ей пришлось рассмотреть огромное количество заявок разработчиков различного рода программных продуктов на получение государственного финансирования под свои проекты. На начальном этапе заявку рассматривала экспертная группа (таких было несколько в зависимости от видов ПО), затем вся рабочая группа и на финальном этапе — научный совет во главе с министром образования. За три года через коллег г-жи Касперской прошло несколько тысяч заявок, значительную часть которых они отклонили. Частой причиной отказа была похожесть работы на то, что уже проходило через ФЦП, но, к сожалению, отлавливать удавалось далеко не все дубликаты. Например, невозможно было сравнить проекты с темами, которые рассматривала предыдущая рабочая группа или которые проходили через другие ведомства. В итоге у г-жи Касперской возникло четкое понимание, что повторяемость тем является одной из серьезнейших проблем при выделении госфинансирования. Именно поэтому инициатива правительства создать единый национальный фонд программ с четкой категоризацией представляется ей очень логичной.

Генеральный директор компании ALT Linux Алексей Смирнов указал на то, что задача создания НФАП прозвучала сначала в госпрограмме “Информационное общество”, принятой в конце 2010 г., как одна среди десятка других задач по созданию так называемой Национальной программной платформы (НПП). Правда, отметил г-н Смирнов, работы по НПП сейчас фактически приостановлены и по какой-то причине из общего списка правительством вдруг была выбрана к исполнению одна задача. Наверное, государство должно где-то хранить ПО, разработанное по госзаказу, но сейчас эта отдельная задача выглядит вырванной из контекста, заключил он.

Еще дальше в глубь истории оглядывается первый заместитель генерального директора и руководитель разработки компании “РОСА” Владимир Рубанов. По его наблюдениям, тема НФАП и связанная с ним тема НПП обсуждаются в экспертном сообществе уже не один год. Он как эксперт участвовал в этом процессе еще работая в РАН: много спорили, анализировали, обсуждали в самых разных составах как чисто технические вопросы, так и вопросы согласования на уровне ведущих профессиональных ассоциаций (АРПП, РУССОФТ, РАСПО) и даже на уровне отраслевого министерства и правительства. (В этой связи г-н Рубанов вспомнил об известном распоряжении Правительства от 17.12.2010 № 2299-р “О плане перехода федеральных органов исполнительной власти и федеральных бюджетных учреждений на использование СПО на 2011—2015 гг.”.) Тогда у г-на Рубанова успело сложиться ощущение, что руководство страны осознало важность обеспечения технологической независимости нашего государства, не говоря уже о позитивном экономическом эффекте. Однако 2012 г. внес свои коррективы — реализация запланированных мероприятий по рассматриваемой теме была фактически заморожена. “Можно ли считать разморозкой вышедшее постановление правительства о НФАП? — задает вопрос г-н Рубанов. — Только фрагментарно и частично”, — отвечает он сам себе. Такое впечатление, что многие результаты вышеупомянутых обсуждений, обобщения мирового опыта, согласований просто утеряны, и возможно безвозвратно, заключил эксперт.

Генеральный директор ГНУ/Линуксцентра Павел Фролов настроен более оптимистично. Проект создания НФАП он расценивает именно как возобновление работ по НПП, которое он не может не приветствовать. В его понимании, фонд является главным объектом управления в концепции НПП, и он рассчитывает, что правительство учтет регламенты, принятые в рамках первого этапа создания национальной программной платформы, и именно на их основе будут сформированы правила деятельности ФАП. В частности, разработанный прототип фонда уже подразумевает хранение не только исходных текстов программ, но и бинарные сборки, что позволит государственным структурам использовать при построении ИТ-систем как свободные, так и отечественные проприетарные решения.

При этом г-н Фролов ожидает, что правительство обратится в Российскую ассоциацию свободного ПО (РАСПО), поскольку она готова оказывать любую экспертную поддержку в вопросах создания фонда, в том числе и разработчикам методических указаний.

Президент РАСПО Юлия Овчинникова в свою очередь также подтверждает, что концепция НФАП уже была разработана в рамках первого этапа выполнения работ по НПП — в 2011 г. Целый год ушел на составление текста постановления и еще полгода уйдет на подготовку методических указаний — проект явно затягивается. Более того, она считает, что постановление правительства составлено настолько расплывчато, что НФАП в результате может оказаться обычной учетной системой, а не основным инструментом для минимизации дублирования решений, экономии бюджетных средств и переноса части разработки в регионы.

Так или иначе, г-жа Овчинникова полагает, что сейчас отрасли стоит дождаться утверждения вышеупомянутой методики и надеяться на то, что при ее составлении будет учтено мнение экспертных сообществ. При этом она напоминает, что РАСПО со своей стороны уже проводило несколько встреч с отраслевым министерством, рассказывая и показывая, что было сделано в рамках первого этапа работ по НПП, и знакомя ведомство с международной практикой и подходами. Однако системной дискуссии или открытых обсуждений с общественностью по данному вопросу так и не было организовано — проекту не хватает гласности, открытости и прозрачности.

Генеральный директор компании “КОРУС Консалтинг ИТ” Инна Ашенбреннер отмечает, что раньше ряд профильных ведомств (Минобрнауки, Минздрав и др.) уже делали попытки создания фондов аналогичных ФАП. Их попытки не увенчались успехом, поскольку у данных институтов не хватало административного ресурса на поддержание своих проектов. Постановление же правительства, считает г-жа Ашенбреннер, — инструмент более высокого порядка, поэтому она выражает надежду на то, что в данном случае фонд будет создан. В любом случае она склонна считать обсуждаемое постановление огромным шагом вперед.

Скепсис и критика

Надо отметить, что далеко не все опрошенные редакцией эксперты сильно обрадовались известию о создании НФАП. Так, исполнительный директор ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий АП КИТ Николай Комлев, выражая свое персональное мнение по данному вопросу, называет фонд еще одним скелетом из шкафа. Инициативу правительства в ее нынешнем виде он считает нежизнеспособной, ставя ее в один смысловой ряд с такими понятиями как кафедра теологии в МИФИ, казачий патруль, народный контроль, отечественные ОС и поисковик. При этом с его слов становится понятно, что при подготовке проекта властные структуры в ассоциацию не обращались, однако если в будущем они это сделают, а заодно сообщат цели и задачи своей инициативы, АП КИТ непременно даст объективные советы и выдвинет предложения.

Директор компании Lynx Игорь Бухштаб также сожалеет, что работа над постановлением прошла без привлечения участников рынка и профессиональных ассоциаций. Эту мысль вообще высказало большинство опрошенных экспертов, хотя, например, Инна Ашенбреннер полагает, что если вынести решение этого вопроса на публичное рассмотрение, может возникнуть хаос, поэтому целесообразнее ограничиться именно экспертным кругом (дескать, никто не препятствует в дальнейшем внести изменения в документ, поскольку он не является жестким). Так или иначе, на г-на Бухштаба постановление в его нынешнем виде производит впечатление не очень качественного документа, подготовленного в спешке, без детальной проработки. В нем, по мнению эксперта, полностью отсутствуют конкретные шаги по реализации проекта и не назначен ответственный за исполнение работ.

Директор по корпоративным коммуникациям компании “Рексофт” Светлана Вронская отмечает, что, несмотря на громкое название, речь в постановлении и законопроекте идет по большому счету только об организации учета программных средств, на которые расходуются бюджетные средства.

Генеральный директор компании “Ланит-Терком”, завкафедрой системного программирования СПбГУ Андрей Терехов указывает на то, что подобный фонд уже существовал в советские времена в Калинине в организации “Центрпрограммсистем”. Проект практически не работал тогда и, по мнению г-на Терехова, окажется несостоятельным и теперь, на что есть ряд причин. Во-первых, нужна материальная заинтересованность людей, готовящих пакет документов для подачи программы в фонд. Речь не обязательно должна идти о прямых выплатах; передача в фонд может быть поставлена условием в государственном договоре на разработку программы, но тогда и сумма самого договора должна быть соответствующим образом увеличена.

Во-вторых, чтобы фонд не стал своего рода могильником, должны быть предусмотрены специальные процедуры, в рамках которых организация, заинтересованная в получении какого-то ПО из фонда, могла бы вступить в прямой контакт с разработчиками — оформить специального вида договор, в рамках которого последние передадут программу, обучат пользователей и возьмут на себя обязательства по сопровождению в течение определенного срока (исправление ошибок, доработки, оптимизация и пр.).

В-третьих, в положении о фонде должны быть предусмотрены материальные и нематериальные поощрения тем организациям, продукты которых реально востребованы потребителями. При этом должно быть доказательство того, что ПО действительно внедрено, а не просто затребовано “для галочки”. И в-четвертых, в фонде должен быть достаточно большой штат сотрудников, которые принимают ПО (тестируют, проверяют соответствие документации, разбираются, кому это ПО нужно, и т. д.), а не просто складывают программы на полку. И эти люди должны нести определенную ответственность за то, что в фонде аккумулируется реально качественное ПО, а не очередные формальные базы.

В заключение г-н Терехов отметил, что он долго пытался понять, кто же хочет оживить старую идею, и единственно, что пришло ему в голову, что этот процесс как-то связан с призывами различных профессиональных ассоциаций использовать по возможности отечественное, а не зарубежное ПО. В рамках этого, безусловно, благородного движения инвентаризация ПО в госорганизациях выглядит естественной, но г-н Терехов осуществил бы ее каким-нибудь другим способом.

Председатель правления компании SPIRIT Андрей Свириденко указывает на то, что документы, определяющие предназначение и регламентирующие деятельность НФАП, написаны с точки зрения СПО и не отражают интересы отечественных разработчиков тиражных программных продуктов. Например, если софтверная компания продает федеральному ведомству лицензию на 100 рабочих мест своего ПО, то стандартной в таких случаях является неисключительная лицензия без исходных текстов, без права модификации и без права распространения продукта более чем на эти самые 100 мест. Однако из документов правительства непонятно, должен ли разработчик в таком случае размещать в фонде исходные тексты. Проприетарный продукт нельзя раздавать всем госструктурам направо и налево бесплатно, если это не предусмотрено базовой лицензией. Так что постановление вызывает у г-на Свириденко массу юридических вопросов относительно корректности соблюдения имущественных и авторских прав разработчиков ПО; документ он считает сырым.

Владимир Рубанов также отмечает ряд технологических моментов, которые явно не учтены в постановлении. В его понимании в НФАП не заложен механизм организации и контроля сборки ПО из исходных кодов, что он считает ключевым критическим моментом. Если поставщик передает просто исходный код своей программы, то польза от этого почти нулевая. Для контроля ПО необходимо уметь “пересобирать” продукты, а для современных сложных программных комплексов это сложная многостадийная процедура, выполняемая так называемой системой сборки. Необходимо требовать ее предоставления как неотъемлемой части передаваемого в НФАП ПО. В качестве альтернативы, считает г-н Рубанов, возможно использование центральной системы сборки самого НФАП. Без этого невозможно будет проверить соответствие исходного и бинарного (исполняемого) кода передаваемых программ. Также другие участники (включая оператора НФАП) лишаются возможности модифицировать программу, исправлять в ней ошибки и адаптировать ее под свои нужды.

Помимо этого г-н Рубанов указал на то, что в постановлении никак не затрагивается тема открытых стандартов, которые являются важнейшим элементом обеспечения совместимости передаваемых в НФАП программ, а значит, снижения затрат на адаптацию и построение многокомпонентых комплексов. Наконец, отсутствуют механизмы (которые к тому же должны быть максимально автоматизированы) проверки совместимости, стабильности и качества передаваемого в НФАП ПО, в том числе на типовые уязвимости. Без них, по мнению г-на Рубанова, фонд очень скоро может превратиться в помойку бесполезного и небезопасного ПО.

Нетрудно заметить, что часть критики в адрес НФАП выглядит как вполне конкретные рекомендации правительству относительно доработки проекта. Рассмотрим, что же еще советуют эксперты (та их часть, которая в жизнеспособность инициативы скорее верит, чем нет.)

Рекомендации отрасли

Высказывая свои соображения по поводу проекта НФАП, Алексей Смирнов указывает на необходимость решить фундаментальный вопрос с правами на ПО, разработанное по госзаказу. (Именно на разработанное, а не закупленное готовое.) Он считает, что результаты таких работ должны быть доступны не только всем государственным и муниципальным структурам, но и самим налогоплательщикам. Соответственно самый эффективный способ реализации данной идеи — это публикация программ под свободной лицензией. Также г-н Смирнов соглашается с вышеупомянутым мнением о необходимости передавать в НФАП не только исполняемый код программ, но и исходные коды.

Игорь Бухштаб тоже склоняется к идее общедоступности (на тех или иных условиях) хранящегося в фонде объема знаний. Сам НФАП при этом, разумеется, должен принадлежать государству, но для него четко должен быть определен единый оператор, который станет отвечать за целостность информации, безопасность, доступность и соответствие хранимых объектов стандартам. Для НФАП должен быть точно расписан регламент размещения ПО и определены методики сертификации продуктов. Г-н Бухштаб считает полезным организовать общественный совет из представителей государства, науки, коммерческих компаний и профессиональных ассоциаций для контроля и управления технологическими инновациями и определения стратегии развития фонда.

Андрей Ярных полагает важным обратить внимание на обязательное юридическое оформление прав на получаемое фондом ПО или части программного кода. Также он указывает на то, что в фонде должна быть обеспечена классификация и структурная логичность базы кода для возможности поиска и использования существующих частей в написании новых программ. По его мнению, необходимы мотивация и обязательность передачи в фонд любого кода, написанного в рамках госфинансирования, а также входящий контроль функциональности, описания, документирования, лицензионной чистоты и безопасности передаваемых в фонд программ и их доступность для разработчиков.

Павел Фролов к вышесказанному добавляет, что каждое поставляемое в фонд типовое проектное решение на базе СПО (хотя, как мы помним с его слов, в НФАП могут аккумулироваться и отечественные проприетарные программы) должно помимо кодов и системы сборки включать полный набор документации: для пользователей, для внедренцев и для разработчиков. Также в фонде должна храниться история обновлений ПО, конфигураций и документации. И судя по опыту других стран, где подобные проекты уже функционируют, г-н Фролов полагает, что имеет смысл предусмотреть возможность сбора данных об ошибках от пользователей и их пожеланий по дальнейшему развития функционала решений.

Как отмечает г-н Фролов, на данный момент мы видим, что государство серьезно продвигается по пути создания технических средств и регламентов НФАП. Однако для жизнеспособности начинания необходимо самое пристальное внимание уделить вопросам привлечения и подготовки квалифицированного персонала — кадры решают все.

Рассуждая о перспективах деятельности фонда, Инна Ашенбреннер затрагивает вопрос обновления хранящихся в нем продуктов и адекватной фиксации связанных с этим программных изменений. Она указывает на то, что при доработке ПО у одного продукта может возникнуть много разных “веток”. Решение проблемы она видит в создании регламента взаимооборота ПО, помещаемого в фонд и изымаемого из него. Другими словами, недостаточно просто создать фонд хранения. Необходимо обеспечить управление продуктами внутри него.

Кроме того, г-жа Ашенбреннер считает крайне важным обратить внимание не только на статьи Гражданского кодекса, касающиеся интеллектуальной собственности, но и на федеральный закон № 152-ФЗ “О персональных данных”. Также она отмечает важность обратной связи. Пользователи должны делать выбор в пользу того или иного продукта осознанно. А это значит, что если кто-то отказывается в дальнейшем от использования продукта, он должен предоставлять обоснование своего решения. И наоборот, если результаты использования ПО его удовлетворяют, он также должен сообщать об этом — например, раз в год фиксировать подобную информацию в фонде. Благодаря этому, полагает г-жа Ашенбреннер, будет легче отслеживать, какие решения более жизнеспособны, и понять, как в дальнейшем необходимо расходовать средства — в какие направления и какие отраслевые ниши следует вкладываться государству.

Единственный официально ответивший на вопросы редакции представитель госструктуры — руководитель направления технического сопровождения отраслевых проектов Департамента информационных технологий (ДИТ) правительства Москвы Сергей Труненков склонен считать, что в реальности результаты создания НФАП могут оказаться скромнее ожиданий отрасли. Причины банальные: разношерстный набор подрядчиков, незрелость и неготовность государственного ИТ-ландшафта, ограничения законодательства о госзакупках. Чтобы преодолеть эти естественные барьеры, необходимо на этапе проектирования предусмотреть ряд деталей. По мнению г-на Труненкова, программные продукты категории VCS (система управления версиями), идеология которых наиболее близка к обсуждаемой системе, имеют массу достоинств при внедрении внутри отдельно взятой организации, однако очень сложны для развертывания в государственных масштабах. Следует очень внимательно проработать вопрос формата хранения алгоритмов и программ, а также возможности хранения программных паттернов для использования не систем целиком, а нужных модулей. Например, имея уже созданный компонент управления справочниками и классификаторами, написанный на понятном языке с понятной архитектурой и имеющий программные интерфейсы интеграции с внешними системами, можно значительно сократить стоимость разработки данного функционала в новой системе. В то же время важен вопрос унификации программных интерфейсов и архитектур системы, чтобы повторное использование компонентов было бесшовным.

В целом г-н Труненков отмечает, что создание подобной системы — только один элемент общего процесса разработки. Логичным продолжением данной концепции управления созданием и развитием систем стало бы проектирование централизованной системы управления требованиями и разработкой, а также автоматизированного тестирования.

Юлия Овчинникова в своих взглядах на НФАП во многом разделяет упоминавшуюся выше идею Игоря Бухштаба об организации некоего общественного совета для контроля деятельности фонда. По ее мнению, размещение решений в фонде и их удаление должны подчиняться строгому регламенту с указанием приоритетов. Например, что делать, если создан свободный аналог уже имеющемуся проприетарному решению? Не замещать? Это невыгодно государству. Замещать в экстренном порядке? Это будет неудобно пользователям. Г-жа Овчинникова уверена, что подобных сложных моментов на практике возникнет множество (заранее всего не предусмотришь). Именно поэтому нужен орган, который получит право вносить изменения в регламент. В противном случае НФАП превратится в застывшую структуру, что совершенно недопустимо в развивающейся системе. Однако нельзя также допустить, чтобы вокруг фонда была создана очередная бюрократическая структура, все действия которой будут направлены на сохранение собственного статуса, считает президент РАСПО. Даже общественный совет должен постоянно обновляться; в него должны входить специалисты, решающие актуальные на текущий момент задачи фонда.

Что же дальше?

В заключение хотелось бы сформулировать некое (возможно несистемное) наблюдение. Появления НФАП, несмотря на всю критику проекта, в большей степени ждут поставщики ПО, нежели его потенциальные пользователи — госструктуры. И если, например, в московском ДИТе еще склонны теоретизировать о том, что фонд может пригодиться в деле тиражирования городских ИТ-сервисов, то в ряде ведомств редакцию неофициально заверили в том, что создание НФАП их, по сути, никак не касается. Дескать, в силу специфики решаемых задач используемые ими продукты столь уникальны, что нет никакой надежды на то, что данные структуры смогут что-то взять от других или с толком передать кому-нибудь нечто свое.

Характерным примером является реакция Ростелекома, на которую в интересах государства трудится множество подрядчиков, создающих казалось бы тиражируемые программные продукты. В пресс-службе компании на запрос редакции ограничились ответом “ПО — не наша тема, мы — оператор связи” и в дальнейшую переписку вступать не стали.

Справедливости ради, впрочем, стоит напомнить, что прохладное отношение госструктур отчасти вызвано тем, что проект себя в известном смысле заранее успел дискредитировать — многие чиновники помнят предыдущие попытки систематизировать государственное ПО, которые, как известно, ничем не закончились.

Таким образом, наверное стоит предположить, что успех НФАП сейчас во многом будет зависеть от усилий Минкомсвязи и от его желания наладить диалог с явно заинтересованной стороной — отраслью разработчиков (в первую очередь, СПО). Она, как мы убедились, к взаимодействию готова. Причем отнюдь не формальному.

Версия для печати