Попался мне один занятный документ — координируемый “Открытым Правительством” проект “Дорожной карты по развитию отрасли информационных технологий Российской Федерации”. Документ этот должен еще пройти министерство и правительство, так что детали могут измениться. Но я не о них, а о сущностях.

Основной посыл проекта карты состоит в том, что отрасль создается исполнительной властью, хотя в современном понимании ИКТ как раз развивались у нас в стране и по всему миру с минимальным участием государства… Но если чиновникам нужен такой документ, то логичны и вопросы по нему.

Понятие ИТ-отрасль в документе включает в себя производство российскими компаниями продукции и предоставление услуг в области информационных технологий (далее ИТ-продукция): разработку программного обеспечения и сервисов на его основе; ИТ-услуги (заказная разработка; проектирование, внедрение и тестирование информационных систем); разработку программно-аппаратных комплексов с высокой добавленной стоимостью программной части. А если это не компании, а обычные граждане, создающие цифровую среду? Те самые индивиды, которые в других странах чаще всего и создают инновационные продукты? Увы, они у нас не часть “отрасли ИТ”. К сведению правительства РФ: очевидно, что мы имеем дело с сущностным просчетом.

А просчет весьма серьезный. В “дорожных картах” необходим учет теории общественного участия граждан в формировании “электронного государства” и “информационного общества”. Без общественного участия инфраструктурные проекты имеют крайне малые шансы на успех — об этом свидетельствуют зарубежный опыт и отечественные ИТ-долгострои. Упомянем хотя бы такой общеизвестный факт: разработка свободного программного обеспечения (СПО) ведётся именно добровольцами и на общественных началах.

Однако в карте игнорируется этот механизм повышения эффективности ИТ-отрасли, хотя о важности СПО неоднократного говорили и президент, и премьер-министр. Какой выход? Может, задействовать механизмы интеллектуального краудсорсинга?

Увы, чиновники не понимают механизмов мотивации деятельности добровольцев, может, от этого и проблемы с восприятием негосударственных структур. Большинство ИТ-компаний сегодня в России частные и, более того, с иностранным участием в капитале. Спрашивается: и какими инструментами чиновники собираются удвоить количество высокотехнологичных рабочих мест в ИТ-отрасли России, увеличить производство отечественной ИТ-продукции и снизить зависимость экономики страны от сырьевого экспорта? Эту мантру повторяют не одно десятилетие, но ситуация не меняется.

Очевидно, что в упомянутом отношении необходимо полностью переделывать “дорожную карту”, основываясь на идее развития ИТ-отрасли с ориентацией на развитие цифровой экосистемы и вовлечением граждан и бизнесов в процессы информатизации. Здесь уже нужна принципиально иная модель, чем используется сегодня властями различных уровней. Но для этого необходимо желание Минкомсвязи стимулировать создание такого варианта решения застарелых проблем.

В карте должны быть детализированы механизмы достижения показателей эффективности проектов. С упомянутыми в проекте карты механизмами невозможно достичь сформулированного Президентом РФ в Указе от 07.05.2012 показателя доступа граждан к электронным услугам в 70% к 2018 г., а значит, и ни о какой массовости участия в декларируемом “информационном обществе” не может идти и речи.

Упомянутые 70% необходимо расписать по годам и ответственным исполнителям на уровне регионов. Точно так же следует конкретизировать развитие наземного сегмента ГЛОНАСС, что в документе вообще обойдено молчанием, хотя создание геоинформационной инфраструктуры государства является одной из стратегических задач, в том числе и в вопросах инноваций.

Можно сколько угодно декларировать: “К 2018 году высокий уровень ИТ-грамотности станет обязательным требованием для приема на большинство квалифицированных рабочих мест, имеющихся на рынке труда”. Но на практике нынешние школьники не особенно стремятся на айтишные специальности по множеству причин, в частности из-за отсутствия “историй успеха”, являющихся двигателем предпринимательской активности.

На повестку дня выходит внедрение принципиально иной системы обучения и информационной социализации, разработку которой ведут отечественные ученые. Но в “дорожной карте” никак не отражены негосударственные авторы, чьи разработки позволили бы решить существующие проблемы. Такой подход очевидно противоречит концепции “общества знаний”. Если не провести “переформатирование”, то никакие вузы и иные учебные заведения не смогут решить проблему воспроизводства кадров и расширения номенклатуры специализаций.

А проблема эта шире сиюминутных интересов. Во всем мире происходит ориентация на развитие “интеллектуальных городов”. Издревле город стимулировал технические и социальные инновации, приводившие к изменению образа жизни людей. С появлением культуры мобильных телекоммуникаций возрастает объем ресурсов, доступных индивиду для свободного манипулирования, в том числе и в сфере формирования множественных идентичностей, а также для реализации присущего людям творческого начала.

Новое понимание города возникает на стыке формальной и практической рациональности: как должно быть и как есть в реальности. Еще Платон утверждал, что “хорошо” для нас зависит от наших же интересов и желаний.

В определенном смысле стихийно развивающиеся формы социальных взаимодействий не могут подчиняться жесткой геометрии бюрократических структур, чье неприятие философии модернизации, связанной с культурой мобильных телекоммуникаций, объясняется наличием прослойки людей, которые опасаются не столько изменения общего облика города, сколько даже гипотетической угрозы потери управления социальными, экономическими и иными потоками. Города в их традиционной форме, определяемой в значительной мере взаимодействиями жителей “лицом к лицу”, в силу объективных детерминант развития телекоммуникационных технологий трансформируются в мобильные сетевые структуры, ориентируемые на специализированные отношения, социальный контроль над которыми затруднен.

Чтобы как можно больше людей вовлечь в свободное творчество — и научно-технологическое, и общественно-политическое, и всякое иное, — требуется творческая атмосфера, а вот о механизмах ее формирования в “дорожной карте” ни слова. Причины инертности чиновничьего подхода к развитию городов в разных странах могут различаться, тем не менее детерминанты изменений объективны и в других странах бюрократия вынуждена реагировать на новые вызовы.

Поэтому когда речь заходит о “дорожной карте” развития отрасли информационных технологий, необходимо учитывать зарубежный опыт. А это означает: на муниципальном и региональном уровнях бюджетные вложения в ИКТ должны служить драйверами формирования и развития цифровой экосреды. Но это весьма обширная тема, хотя ее упоминание, может быть, и подвигнет чиновников улучшить “дорожную карту”, о которой идет речь, а представителей бизнеса — задуматься о новой сфере инвестирования.

Автор статьи — доктор социологических наук, независимый эксперт.

Версия для печати