Так хочется верить в сакраментальное “кадры решают все”, читая протокол заседания Правительства РФ от 15 июня, на котором, в частности, рассматривался кадровый вопрос в ИТ-отрасли и смежных с ней областях. На этом заседании министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров сказал: “Сейчас в отрасли занято около 300 тыс. человек. Еще 700 тыс. ИТ-специалистов работают в других отраслях, но их деятельность также связана с ИТ, это примерно 1,4% всего трудоспособного населения России. Но если мы сравним этот показатель с некоторыми другими странами, то увидим, что там доля ИТ-специалистов составляет до 3% и даже до 5%. Потребность в ИТ-кадрах до 2018 г. оценивается более чем в 350 тыс. человек. 150 тыс., как мы понимаем, будет подготовлено на бюджетной основе по линии Минобрнауки, таким образом дефицит составит около 200 тыс. человек”.

Соответствующие меры по устранению этого дефицита Минкомсвязи совместно с Минобрнауки планирует представить в правительство. “Будут сформированы конкретные предложения с комплексом дополнительных мер”, — доложил министр.

В соответствии с требованиями Указа Президента РФ от 07.05.2012 г. о стимулировании гражданской инициативы, внесем свой вклад в формулирование “конкретных предложений”. Плюс дополним видение проблемы теми вопросами, которые по непонятным для нас причинам министр обошел вниманием.

1. Предлагаем обучить все население страны пользованию сервисами “электронного правительства” и основам информационной культуры. Увы, после многочисленных реформ школьная программа практически не улучшилась в этом направлении. Продвинутые ребятишки давно владеют такими познаниями, которые не снились не только учителям информатики, но и некоторым оперативникам из полиции.

Результат — перманентный рост киберпреступности при тотальной убежденности подрастающего поколения, что если с компа выходить в Интернет из туалета, то твое местонахождение никто никогда не вычислит. В этом, кстати, убеждены и студенты выпускных курсов вузов. Разве этот факт не подтверждает наличие ИТ-неграмотности несмотря на широкую распространенность компьютеризированных гаджетов?

Поэтому предлагаем привести школьные программы в соответствие с требованиями формирующегося информационного общества. И сделать это, несмотря на победные реляции о внедрении новых стандартов образования и наличии проблем исключительно с учебниками истории.

При этом все граждане должны быть обучены основам информационной безопасности на уровне требований, предъявляемых к их практическим нуждам, а также иметь возможность перманентно повышать свои познания в этой сфере. Что будет со страной, если этого не сделать, при случае можете поинтересоваться у Эдварда Сноудена.

2. Предложить Минобрнауки РФ обязать подведомственные государственные вузы внести коррективы в учебные программы в соответствии с современными практиками использования ИТ в будущей профессиональной деятельности выпускников. На сегодняшний день разрыв между текстами учебников докомпьютерной эры и реальностью необходимо рассматривать не как методологическую проблему, а как факт нарастания угроз национальной безопасности. При этом руководители вузов считают, что вполне достаточно курса информатики, и такое восприятие мира необходимо решительно изменить.

В качестве иллюстрации приведем только один документированный факт. В 2010 г. независимые исследовательские структуры попытались на основании приказа Минобрнауки России № 66 от 27 февраля 2009 г. “Об утверждении порядка создания образовательными учреждениями высшего профессионального образования на базе научных организаций кафедр, осуществляющих образовательный процесс” предложить теперь уже одному из филиалов Российской академии народного хозяйства и государственной службы варианты сотрудничества по внедрению результатов инновационных исследований в учебный процесс.

Ученые представили 34 учебных курса, основанных на результатах проведенных исследований. Упомянем только некоторые их них: “Информационные технологии в управлении территориальными местными сообществами”, “Использование возможностей виртуальных трехмерных графических миров в инновационном развитии региона и муниципальных образований (зарубежный и отечественный опыт)”, “Технологии мобильной коммуникации в управлении муниципальными образованиями”, “Использование беспилотных летательных аппаратов в интересах развития региона”, “Детерминанты кардинальной смены парадигмы обучения государственных и муниципальных служащих информационным технологиям” и ряд других. И… получили полный отказ в использовании знаний, высоко оцениваемых на международных рынках образовательных услуг. Считается, что для подготовки кадров госслужбы все это излишества. Вот они реалии, о которых почему-то Министерство не информирует общественность…

Читатель может сам поинтересоваться, сколько учебных курсов, связанных с современными компьютерными технологиями, национальные исследовательские и федеральные университеты внедрили за последние годы. Да, показатели весьма печальны, но их не учитывают при аттестации вузов и определении эффективности образовательного процесса.

3. Из доклада Николая Никифорова на заседании правительства можно сделать косвенный вывод, что речь он вел о подготовке различных специализаций айтишников. Только на первый взгляд это логично. На Западе лишь 50% специализаций связано с софтом и хардом. Вторая половина — гуманитарные аспекты применения компьютерных технологий (юристы, социологи, маркетологи, специалисты в сфере государственного и муниципального управления и т. п.). У нас до сих пор нет понимания, что речь идет о социотехнических системах, которые надо не только обслуживать, но и применять в практической деятельности не только айтишникам. Поэтому почти все специализации технические.

Аргументировать вред такого положения можно долго, но за отсутствием места вместо аргументов приведем две цитаты. Один из создателей технологии телекоммуникационных сетей Леонард Клейнрок констатировал: “Вначале мы соединяли компьютеры, но и не подозревали, что соединяем людей”. А американский астронавт Эдгар Митчел как-то сказал: “На Луну мы полетели технарями, а вернулись гуманитариями”.

Увы, без понимания важности приведенного тезиса не реализуются инфраструктурные проекты. Печальная судьба формирования наземного сегмента системы ГЛОНАСС — лучшее тому подтверждение.

4. Статистика свидетельствует: в мире 85% проектов “электронного правительства” заканчиваются полным или частичным провалом. В России этот факт стараются упорно не замечать, несмотря на продолжающиеся больше десятилетия системные сбои.

Одна из причин такого положения когнитивный (познавательный) хаос в головах чиновников различного уровня. Происходит постоянное расширение цифровой вселенной, и при отсутствии системных познаний граждане перестают воспринимать целостность явлений. Формируется так называемое фрагментированное сознание.

На Западе эту проблему воспринимают очень серьезно и пытаются ее решать. Достаточно показательно, что над вышедшей в 2007 г. “Энциклопедией электронного правительства” работало свыше 500 авторов, предложивших свое видение нескольких тысяч общеупотребимых на тот момент дефиниций. За прошедшее время число терминов возросло, а в России так и не вышло ничего подобного упомянутой энциклопедии.

И этот факт никого не волнует. У автора статьи есть официальное письмо администрации Ростовской области, в котором утверждается, что для государственных и муниципальных служащих вполне достаточно “познаний институтского курса информатики”. Вот такое у нас “электронное государство”. Вообще говоря, в Минкомсвязи, разрабатывая программу подготовки ИТ-кадров, должны учесть этот факт, даже руководствуясь действующими нормативными документами (читателям, испытывающим аллергию на официоз, следующий абзац можно пропустить).

В о исполнение пункта 9 плана мероприятий по реализации Концепции использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 года, одобренной распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 сентября 2004 года № 1244-р (Собрание законодательства Российской Федерации, 2004, № 40, ст.3981), Министерством информационных технологий и связи РФ был издан Приказ от 27 декабря 2005 года № 147 “Об утверждении квалификационных требований к федеральным государственным гражданским служащим и государственным гражданским служащим субъектов Российской Федерации в области использования информационных технологий”. Указанные квалификационные требования в случае реализации их на практике позволили бы существенным образом повысить знания и навыки чиновников различного уровня. На практике этого не произошло. Только в одном (!) субъекте федерации был издан в развитие указанного Приказа нормативный акт (см. приказ Министерства юстиции Республики Татарстан от 17.08.2006 № К-119/03-02 “О квалификационных требованиях к профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей государственных гражданских служащих Министерства юстиции Республики Татарстан”). Больше ни в одном субъекте Федерации упомянутые квалификационные требования не включены в программы обучения, переподготовки или повышения квалификации государственных и муниципальных служащих в сфере информационных технологий.

Да, на сегодняшний день упомянутые требования устарели, но новые официально не утверждены и даже не сформулированы (несмотря на многочисленные заседания правительственных комиссий по этому вопросу). А ведь все госслужащие должны раз в три года проходить переаттестацию, которая, по идее, стимулирует рост квалификации и самообразования. Разве это не важное направление развития в том числе и ИТ-знаний?

Самое парадоксальное, что отечественные ученые разработали перечень необходимых познаний, но… он не востребован. “Страна неграмотных, страна ученых” так любит изобретать велосипед…

5. Кстати, об ученых. В условиях экстренного реформирования науки неплохо было бы бросить камень и в свой огород. Но сначала несколько слов о существе предмета. Основные направления, в которых представлена рекомендуемая тематика диссертационных исследований, отражены в так называемых “Паспортах номенклатуры специальностей научных работников”. Вы будете удивлены, так там до сих пор недопустимо редко встречается упоминание Интернета, не говоря уже о сетях мобильной связи. А о диссертациях, связанных с развитием “электронного государства”, вообще умолчим. Авторефераты таких работ содержат столько благоглупостей, что впору рекомендовать Минобрнауки создать специализированное диссертационные советы по данной тематике.

6. Развитие потенциала общественного участия в реализации инфраструктурных проектов государства во многих странах является одним из приоритетов программ информатизации. Специфика цифровых инициатив правительства состоит в стимулировании появления широкого спектра ИКТ-приложений, требующих нового способа восприятия процессов управления. Соответственно в целях повышения эффективности реализации проектов электронного государства необходимо на регулярной основе пересекать организационные границы, создавать системы стимулов объединения усилий многочисленных акторов, обладающих междисциплинарными знаниями.

Реализация масштабных инфраструктурных проектов подразумевает привлечение к проектным мероприятиям людей с различными навыками и представляющими разные организационные структуры. Их усилия объединяются в рамках решения общей задачи, для чего необходимо создание сетей неформальных взаимодействий, дополняющих потенциал официальных организаций.

Первичным является группа или применительно к условиям киберпространства — виртуальное сетевое сообщество, в рамках которых происходит обмен знаниями и рост компетенций. Обмен знаниями подразумевает, что индивид или группа сотрудничают с другими акторами в интересах обмена знаниями и, как следствие, достижения взаимной выгоды. При этом происходит объединение усилий людей с разными знаниями и опытом, что является одним из необходимых условий создания новых знаний.

Один из важнейших элементов этой модели ‒ виртуальные сетевые сообщества пользователей социотехнических систем. Такие сообщества как оказывают содействие государству в цифровой социализации граждан, так и способствуют новым применениям существующей инфраструктуры электронного государства. Но нет в стране понимания этой доказавшей за рубежом свою эффективность модели…

Поэтому, когда в Минкомсвязи будут формировать конкретные предложения с комплексом дополнительных мер в сфере расширения знаний об электронном государстве, нужно учесть и этот фактор, тем более что в стране уже есть научные заделы в рассматриваемой автором сфере. Без этого Россия будет продолжать де-факто оставаться “страной ИТ-неграмотных, страной ученых”. И нет в этом парадокса, а есть лишь диалектическое восприятие перекосов в формировании информационного общества.

Автор статьи — доктор социологических наук, независимый эксперт.

Версия для печати