26 июня автор опубликовал статью “Карта с ошибками” о проекте “Дорожной карты по развитию отрасли информационных технологий Российской Федерации”. Как и принято в российской бюрократической среде, никто на выявленные ошибки не отреагировал… Распоряжением правительства РФ № 1268-p от 20 июля документ был принят.

Проведенный автором статьи анализ “дорожной карты” свидетельствует о фактическом отсутствии в Минкомсвязи такого важного инструмента, как система управления знаниями. Чиновники много говорят о необходимости движения к “обществу знаний”, но в своей практической деятельности не используют инструмент, применяемый в развитых и некоторых развивающихся странах даже на муниципальном уровне. Ситуацию усугубляет отсутствие в “дорожной карте” деталей достижения заявленных целей, а также механизмов общественного контроля, который невозможен без открытой информации. Транспарентность деятельности министерств сегодня является обязательной нормой, зафиксированной в многочисленных нормативных актах, связанных с темой открытости федеральных органов исполнительной власти. В частности, об этом идет речь идет в “Основных направлениях деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2018 года”. Однако на практике, как мы видим, ситуация отличается от декларируемой, и не в лучшую для отрасли информационных технологий сторону.

Попытки что-то изменить в административной системе встречают у чиновников латентное сопротивление, прикрываемое выработкой ни к чему не обязывающих “дорожных карт”. В карте ничего не сказано о ресурсном обеспечении запланированного. А это верный признак прожектерства. Необходима подотчетность гражданскому обществу, которое должно ставить оценки чиновникам за отсутствие реальных достижений продекларированных целевых показателей.

Сегодня, несмотря на многочисленность в отрасли информационных технологий общественных структур, их влияние на чиновников весьма скромное. И, судя по “дорожной карте”, такое положение вполне устраивает Минкомсвязи. Иначе бы в разделе “Совершенствование институциональных условий ведения бизнеса в области информационных технологий” речь действительно шла о путях решения институциональных проблем, а не упоминались бы отдельные организационно-экономические аспекты.

А институциональные проблемы весьма серьезны. В числе обойденных вниманием институциональных проблем роль бизнеса в формировании систем “электронного правительства” 2.0 и 3.0, развитии технологий вездесущности и формировании на их основе нового качества жизни граждан, вопросы взаимодействия бизнеса с акторами общественного участия в реализации инфраструктурных проектов (наглядный пример — феномен СПО), а также многое иное.

Широкое вовлечение в обсуждение различных социальных групп и граждан и формирование повестки дня развития информационных технологий является обязательным элементом преобразований институционального уровня. Без этого невозможно, в частности, появление “интеллектуальных” и “креативных городов”, являющихся центрами роста новых моделей применения информационных технологий.

Такие прорывные проекты могут реализовываться только в тесном сотрудничестве государства, бизнеса и активной части общества. Если этого не сделать, то отрасль так и останется поставщиком отдельных решений, системную интеграцию которых некому будет осуществлять в силу отсутствия государственного заказа на новые модели участия бизнеса в формировании реального, а не декларируемого на бумаге “информационного общества”.

Оптимистичность “дорожной карты” резко снижается, когда речь заходит не только об институциональных вопросах, но и о реалиях повседневности. На взгляд автора статьи, неплохо было бы руководству подведомственных Минкомсвязи структур перенять новейший передовой опыт, в соответствии с которым в Поднебесной в целях профилактики ошибочных управленческих действий все генералы китайских вооруженных сил периодически должны на 15 дней менять ролевую функцию и проходить службу в качестве рядовых. В отрасли телекоммуникаций вполне достаточно было бы поработать месяц в регионах, чтобы понять, как сложно на практике убеждать местные власти в необходимости ускоренной информатизации.

К сожалению, ремейк песни об ошибках чиновников не оригинален… Поэтому поговорим о том, что же не стоит ждать бизнесу от реализации положений рассматриваемого документа.

В технопарках

Желательно внимательно отнестись к предложениям власти об участии компании в деятельности технопарков. В “дорожной карте” о технопарках говорится пафосно, при этом упускается факт отсутствия в предыдущие годы взаимосвязи между бюджетной поддержкой этой организационной формы и развитием столь необходимых стране инноваций.

“К IV кварталу 2016 г. на базе технопарков в сфере высоких технологий должна быть сформирована система поддержки компаний, позволяющая обеспечить целевые показатели комплексной программы “Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий” путем развития сервисов, в том числе стимулирования акселераторов в области информационных технологий, венчурного инвестирования (на посевной и предпосевной стадиях), поддержки защиты интеллектуальной собственности, обеспечения доступного финансирования”. Уже ко II кварталу 2015 г. должны быть “созданы технопарки в сфере высоких технологий, общая площадь которых не менее 350 тыс. кв. м, количество технопарков — не менее 11, количество созданных высокотехнологичных рабочих мест — не менее 25 тыс”.

В 2013—2014 гг. федеральный бюджет направит на поддержку технопарков примерно 2,085 млрд. руб. Постановление об изменениях в финансировании программы их строительства подписал 24 июля Д. А. Медведев. Правительство хочет, чтобы регионы тратили деньги из федерального бюджета как можно более эффективно и честно, говорится в сообщении пресс-службы правительства.

Для этого выработаны четкие критерии допуска регионов к созданию технопарков в сфере высоких технологий. Впервые при проведении конкурсов будет устанавливаться лимит на ежегодные субсидии для каждого региона — выделяемая сумма не может быть меньше 150 млн. руб. и не должна превышать 356 млн. руб. Победители конкурса обязаны гарантировать, что смогут до 2015 г. заполнить технопарки компаниями-резидентами на 50%, а к 2018 г. — на 90%.

Помимо этого регионы должны обещать, что доля экспорта в выручке резидентов вверенных им технопарков к 2015 г. составит не менее 2%, а к 2018 г. — не менее 12%. Еще одно требование: к 2015 г. субъекты должны вернуть в бюджет в виде налоговых выплат не менее 5% от общего объема полученных государственных субсидий, а к 2018 г. — не менее 55%. Тем, кто не сможет выполнить все эти требования, после 2018 г. придется вернуть часть полученных от государства денег в бюджет. А теперь хорошо подумайте о новых рисках участия в технопарковых проектах.

Минкомсвязи до сих пор не выработало мер противодействия созданию “потемкинских деревень”, а представители отрасли еще не понимают изменившейся реальности отношения к технопаркам. Автору статьи недавно довелось участвовать в региональной конференции, на которой обсуждалась концепция создания ИТ-парка в Ростовской области. Участники форума безуспешно пытались найти прорывные идеи, вокруг которых должна реализовываться идея технопарка. Увы, не нашли и… решили проект реализовать. Интересно, кто будет отвечать за приверженность идее утопизма?..

Ожидать льготы

О льготах для отрасли речь идет давно, но, судя по текстам документов Минкомсвязи, это скорее пиар, чем реальные перспективы. Понимание этого факта приходит в процессе сравнения двух практически одновременно утвержденных документов.

Так, если мы посмотрим “дорожную карту”, то в IV кв. 2013 г. должны быть “разработаны проекты нормативных правовых актов, предполагающих снижение порога численности работников компаний отрасли информационных технологий с 30 до 7 человек с целью предоставления им льгот по страховым взносам”. Это все относится к пункту “Снижение порога численности сотрудников с целью предоставления льгот по страховым взносам компаниям отрасли информационных технологий”.

Естественен вопрос, сколько же времени отделяет разработку правовых актов до их потенциального принятия. На этот счет в “Плане деятельности Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации на период 2013—2018 годов” сказано, что только во “II квартале 2015 года должны быть приняты нормативные правовые акты, направленные на улучшение условий работы ИТ-компаний в России, включая благоприятный режим налогообложения и реализацию опционных программ для сотрудников”.

Ориентация на льготы хотя и интересна бизнесу, тем не менее ожидаемый от нее эффект явно завышен. Как известно, в Кремниевой долине не было льгот для ИТ-бизнеса, однако развитие осуществлялось ускоренными темпами. Государство должно создавать условия для формирования в обществе восприимчивости к инновациям и снятия коррупционных препятствий на пути превращения отечественных компаний в глобальных лидеров.

Если задать вопрос о реальности повторения отечественными стартапами успеха Google и иных аналогичных бизнесов, осуществивших взлет без поддержки государства и участия в непрозрачных тендерах, то многое из предложений “дорожной карты” предстает в ином свете. Получается, что вместо решения стратегической проблемы развития национальной экономики нам подсовывают обещания неких льгот в сфере налогообложения…

Надеяться на решение государством кадровой проблемы

Раздел “Развитие системы подготовки и повышения квалификации специалистов отрасли информационных технологий” самый большой в тексте “дорожной карты”. Пропорциональны и связанные с его размерами разочарования.

Спрашивается, что инновационного в пункте “Установление контрольных цифр приема в высшие учебные заведения и в среднеспециальные учебные заведения по специальностям в сфере информационных технологий”. Обычная рутина, тем более регулируемая приказами не Минкомсвязи, а Минобрнауки, и вряд ли эта рутина достойна рассмотрения на уровне правительства страны…

Еще один пункт связан с разработкой предложений по устранению дефицита специалистов в области информационных технологий. На министерском уровне в нашей стране речь об этом идет более 60 лет! Результаты известны, разве что никто не решится подать патентную заявку на приоритет создания в этой сфере бюрократического “вечного двигателя”…

Далее еще один не менее занятный пункт: “Приведение федеральных государственных образовательных стандартов в соответствие с утвержденными профессиональными стандартами в области информационных технологий”. Самое занятное здесь — это то, что, хотя речь идет о “дорожной карте” Минкомсвязи, исполнителем значится исключительно… Минобрнауки. Безусловно, на многострадальное министерство, замученное скандалами с ЕГЭ и реформой РАН, можно сваливать все, но разве выработка соответствующих предложений по реформированию устаревших образовательных стандартов должна осуществляться без представителей отрасли и экспертного сообщества?

Формализм он и есть формализм, даже если облечен в обертку актуальных понятий. К примеру, взглянем на пункт “Обучение населения компьютерной грамотности, в том числе людей старшего возраста”. Действительно актуально, если бы не одно “но” — нет количественного показателя этой деятельности, но предусмотрен “отчет в правительство РФ”!

Краткие итоги

Уже неоднократно признано, что в России отрасль информационных технологий не отвечает современным запросам общества, поэтому необходим переход к методам проектного управления. Увы, рассмотренная “дорожная карта” не соответствует требованиям, предъявляемым к таким методам, не говоря уже об ориентации проектных мероприятий на принципы аудита эффективности.

Но главное, в тексте нет признаков реальной заинтересованности чиновников в результатах своей работы. И как тут не вспомнить слова Стива Джобса: “Есть только один способ проделать большую работу — полюбить ее. Если вы к этому не пришли, подождите. Не беритесь за дело. Как и со всем другим, подсказать интересное дело вам поможет собственное сердце”…

Автор статьи — доктор социологических наук, независимый эксперт.

Версия для печати