Несмотря на то что программа развития технопарков под эгидой Минкомсвязи в следующем году должна завершиться, в целом тема создания технологических кластеров в последнее время становится у нас в стране все популярнее. Профильное ведомство явно демонстрирует заинтересованность в появлении новых технопарков, возникают интересные региональные проекты, создаются ассоциации.

В конце августа в новосибирском Акдемгородке прошла специализированная школа-практикум для руководителей технопарков и бизнес-инкубаторов, организованная Минкомсвязи и корпорацией Intel, совместно с Ассоциацией технопарков в сфере высоких технологий и Академпарком. На открытии данного мероприятия состоялся тематический круглый стол, на котором чиновники и представители ИТ-сообщества поделились своим видением развития технопарков.

Точки противоречия

Практически с момента своего появления несколько лет назад российские технопарки стали объектом критики общественности, которая видела в зарождающихся кластерах сугубо девелоперские проекты, исчерпывающиеся строительством офисных зданий и низводящих идею концентрации интеллекта до создания банальных бизнес-центров. Что и говорить, строить в России, похоже, научились. Вышеупомянутая школа-практикум проходила на площадке открывшегося в начале прошлого года нового здания новосибирского технопарка (Академпарка) — нетривиальная архитектура (см. фото), грамотная планировка внутренних помещений, управляемая через Интернет система кондиционирования, вмонтированная в инженерные конструкции оптоволоконная сеть, позволяющая следить за минимальными трансформациями балок и перекрытий, и пр. Подводить подо все это дорогостоящее великолепие идеологическую базу и рассказывать доверчивым журналистам о концептуальной подоплеке проекта организаторам тоже труда не составляет. Так, по словам руководства, новое здание Академпарка является своеобразным “местом силы ИТ”, о чем символично свидетельствуют декоративные тотемные столбы в холле и соседство различных стихий (воды из фонтанов для увлажнения воздуха, живой природы в виде зеленых изгородей и пр.). Однако мы ведь прекрасно понимаем, что весь этот маркетинг важен лишь постольку поскольку. Практическое значение в технопарке имеют совершенно другие вещи.

Здесь отдельно нужно отметить, что с точки зрения реального наполнения проекта к новосибирскому Академпарку вопросов как раз гораздо меньше, чем к большинству подобных образований в нашей стране (это признают и чиновники, и ИТ-сообщество; 266 резидентов, львиная доля которых из сферы ИТ, — это больше, чем было изначально заложено в показателях эффективности). Но вопросы все равно есть.

Как сообщил на круглом столе генеральный директор компании “Алавар” Александр Лысковский, известный в Новосибирске своими критическими взглядами, накануне он обзвонил восемь компаний-резидентов нового здания Академпарка (в сумме они занимают почти половину офисных площадей — четыре этажа). Всем был задан вопрос, чем для них является технопарк, кроме физического пространства, и чего в нем на данный момент не хватает. Ответы были практически одинаковыми. Всем очень нравится помещение — новый офис красив, современен, престижен. Но при этом все говорят, что особого эффекта от присутствия именно здесь пока нет. Люди получают рассылки с приглашением на какие-то мероприятия, которые конкретному резиденту преимущественно не нужны. Люди хотят чего-то другого. Есть конкретные точечные запросы, связанные с налогообложением, таможенным контролем, образованием (нехватка кадров чуть ли не главная общая проблема). Всем, кто занимается электронной коммерцией, очень нужна качественная логистика (доставка посылок по территории России — больная тема.) У всех проблема, скажем так, с привлекательностью региона в глазах столичных и зарубежных партнеров. В Академгородке до сих пор невозможно вызвать такси в аэропорт с англоговорящим таксистом. То есть Новосибирская область все еще закрыта для массового приглашения сюда иностранцев — хотя бы партнеров (о сотрудниках пока и говорить не приходится). К сожалению, все эти проблемы, по мнению г-на Лысковского, сейчас заботят руководство технопарка и администрацию области гораздо меньше, чем строительство зданий и покупка серверов.

Г-н Лысковский признает, что в бизнес-инкубаторе Академпарка созданы очень благоприятные условия для стартапов, что буквально за год привело к появлению порядка 50 новых малых компаний. Однако вряд ли те небольшие налоги, которые они платят, способны окупить ту деятельность, которую сейчас финансирует государство из бюджета Минкомсвязи и области. (Г-н Лысковский понимает, что есть и другие метрики, кроме налоговых отчислений, но их пока очень сложно отслеживать.)

Мнения сторон

Комментируя вышеприведенное высказывание, советник президента Фонда “Сколково” по работе со стартапами Пекка Вильякайнен заявил, что он на основании личного опыта (полученного когда-то в Финляндии) совершенно уверен в позитивной роли технопарков. По его мнению, для бизнеса налоги — это не очень большая проблема. Гораздо важнее люди и международные связи.

А вот директор некоммерческого партнерства “Ассоциация технопарков в сфере высоких технологий” Андрей Шпиленко с г-ном Лысковским полностью согласен. Рассуждая на тему того, чего же ждет отрасль, он отметил, что сегодня технопарковское движение разделилось на два лагеря. Один из них (так называемая “реймановская” школа) категорически против каких-либо налоговых послаблений, другой (школа, относящаяся больше к Герману Грефу) — на основе мирового опыта ратует за определенные преференции. Сам г-н Шпиленко разделяет точку зрения второго лагеря и считает, что на территориях технопарков нужно создавать не только среду — она и так создастся, если предпринимателю туда будет выгодно переехать. В идеальном технопарке, в понимании г-на Шпиленко, должно присутствовать:

  • первое (самое примитивное) — управление имуществом для формирования прибыли;
  • второе — оказание услуг начинающим компаниям;
  • третье — управление проектами (создание коллективов для совместного решения какой-либо большой задачи);
  • четвертое — формирование выручки за счет продажи доли в созданной стартап-компании.

По мнению г-на Шпиленко, первые две составляющие в Академпарке уже имеются, третья почти наверняка вскоре появится (хотя пока этого нет ни у кого в России), а вот до четвертой еще очень далеко.

Генеральный директор Академпарка Дмитрий Верховод с тезисами г-д Шпиленко и Лысковского в отношении стартапов не согласился. По его убеждению, поддержка молодых коллективов ценна сама по себе, и рассуждения о возврате инвестиций, а тем более получении прибыли от продажи акций компаний не слишком уместны.

Гораздо ближе г-ну Верховоду оказалась вышеупомянутая идея г-на Вильякайнена о важности среды взаимодействия людей. И в создании так называемой экосистемы продвижения технологий, по его мнению, ключевую роль играет менторская поддержка — менторы (успешные предприниматели) могут передать свой опыт начинающим компаниям, что для них является, возможно, самым важным.

С этой мыслью соглашается директор департамента внешних связей по России и СНГ компании Intel Анна Лобанова. По ее убеждению, даже самая хорошая идея без экосистемы, без поддержки и без наставничества в полноценный проект не вырастет. При этом теоретической информации стартапам недостаточно. Должны быть школы и практикумы (наподобие того, что предварял круглый стол). И в этом плане технопарки, по мнению г-жи Лобановой, — это места, где люди уже собраны вместе и где их проще обучать.

Весьма в неожиданном ключе тему менторства затронул директор бизнес-инкубатора санкт-петербургского технопарка “Ингрия” Игорь Рождественский, который считает, что среда — это единственное, что важно для развития технологий, потому что она всегда уникальна. Офисное здание можно снять без особого труда в произвольном месте. Если понадобятся прототипы, вы найдете, кто их вам сделает из достаточно длинного списка вариантов. Когда потребуются производственные мощности, отыщутся и они. А вот элементы среды (менторы, эксперты, консультанты) взаимозаменяемыми не являются.

Продолжая свою мысль, г-н Рождественский отмечает, что относительно менторства можно говорить, что оно позволяет стартапам учиться на чужих ошибках и не обжигаться на том, на чем уже обожглись наставники. Однако самое главное, что может дать начинающей компании опытный куратор, так это предоставить ей так называемое несправедливое преимущество перед конкурентами. С кем-то ментор играет в гольф или теннис, с кем-то парится в бане… Первое, что, по словам г-на Рождественского, они в “Ингрии” спрашивают друг у друга, когда оценивают какой-либо проект: “Ребята, кто кого знает, кому это можно показать?”.

Здесь отдельно стоит отметить, что “Ингрия” на данный момент является вынужденным примером формата “технопарк без технопарка”. При очень грамотно организованной менторской среде (качество и продуктивность которой общепризнанны в ИТ-сообществе) собственных помещений у нее нет, их строительство только планируется. Тут впору задаться вопросом, нужны ли в таком случае эти помещения в принципе, но г-н Рождествеский склонен отвечать на него утвердительно — людям необходимо где-то физически встречаться.

Несмотря на то что вышеприведенные слова о несправедливом преимуществе можно расценивать как верх прагматизма, относительно эффективности стартапов г-н Рождественский уверен, что мерить ее прибылью не стоит. По его словам, при таком подходе оценивания ни Google, ни Amazon, ни Facebook нормально бы развиться не смогли. У этих компаний уже при многомиллиардной капитализации бизнеса прибыль долгое время была отрицательной — они сидели в долгах. И тут, по мнению г-на Рождественского, важно понимать разницу между технологическим стартапом и малым бизнесом. Стартап — это эмбрион большого бизнеса, поэтому прибыль первые 10 лет можно в расчет не брать. Важна только капитализация.

Позиция Минкомсвязи

В завершении разговора об эффективности резидентов и самих технопарков стоит привести точку зрения профильного ведомства. Как отмечает заместитель министра связи и массовых коммуникаций Марк Шмулевич, у отечественных проектов есть фундаментальная сложность. В мире технопарки гораздо чаще создаются с большим участием бизнеса, а не государства. В России (как минимум в программе Минкомсвязи, да и в других тоже) роль государства очень высока, в результате чего возникает некий серьезный конфликт. Вроде бы технопарки должны быть бизнес-проектами, но создаются они по определению не слишком эффективным бизнесменом (государством).

И на это накладывается вторая проблема. Если в технопарках участвуют бюджетные деньги, то проект должен достигнуть определенных установленных показателей, иначе ему придется объясняться перед Счетной палатой. Соответственно люди начинают работать на формальные показатели, а о бизнесе думают в последнюю очередь.

При этом г-н Шмулевич уверен, что большую вовлеченность государства в технопарки можно использовать и весьма выгодно — создавать вокруг кластеров конгломераты тех дополнительных институтов (образовательные учреждения, производства и пр.), которые с участием государства создавать гораздо проще.

Версия для печати (без изображений)