В последних числах октября в СМИ появились многочисленные сообщения о том, что Генеральная прокуратура после соответствующей проверки склонна считать расходование бюджетных средств в фонде Сколково неэффективным.

1 ноября, во второй день работы московского форума “Открытые инновации”, обозреватель PC Week/RE Денис Воейков побеседовал на тему общей эффективности подобных проектов с исполнительным директором сколковского кластера информационных технологий Игорем Богачевым.

PC Week: Возможно ли в проектах типа Сколково посчитать чистую выгоду для государства? Например, эффект от технопарков Минкомсвязи склонно вычислять, суммируя налоговые отчисления их резидентов. Но ведь вряд ли это объективная оценка?

Игорь Богачев: В данном случае можно говорить о долгосрочном и краткосрочном эффектах. Долгосрочный действительно нужно считать именно через налоги и количество созданных рабочих мест для инноваторов. Что касается краткосрочного, то здесь можно брать каждый отдельный стартап и смотреть, какая конкретная экономическая польза была приобретена его клиентами через внедрение тех технологий, которые были разработаны стартапом в Сколково.

PC Week: Но ведь и без Сколково проект все равно бы, наверное, не умер и какого-то эффекта достиг самостоятельно…

И. Б.: Знаете, у нас нет задачи спасать кого-либо от смерти; мы не реанимация. (Более того, наверное, каждый второй проект действительно умрет, согласно мировой статистике. Однако важно, что на его месте рождается несколько новых благодаря людям, зараженным идеей инноваторства и предпринимательства) Наша задача в том, чтобы создать такие условия для стартапов, чтобы они, как минимум, захотели работать в России — решили остаться здесь, а не уехать, например, в США. Я недавно был в штаб-квартире Google, там 30% сотрудников говорят по-русски. Встречая тебя, они сначала здороваются и спрашивают, как дела в России. А следующее, что они говорят: “Мы слышали, у вас там отличная инициатива в Сколково, мы подумываем вернуться и создать свои стартапы”. Вот он, эффект от Сколково! В Кремниевой долине все о нас прекрасно знают. Признано многими, что Сколково — это главный антиэмиграционный проект в стране. В нашей экосистеме сейчас порядка 12 тыс. инноваторов. Каждый из них, поверьте, востребован в большей части стран мира, каждый из них может подняться и переехать и получить там работу или создать стартап в любой момент. Но есть проект, который их держит здесь, есть место, где для них созданы условия, в которых технологические стартапы могут работать более комфортно, а главное получить поддержку с точки зрения развития бизнеса.

PC Week: То есть у наших людей за рубежом, которые когда-то уже не поверили неким обещаниям государства, к государственному проекту Сколково недоверия нет, и они готовы вернуться?

И. Б.: Я могу рассуждать на примере конкретных историй. За лето у меня было пять-шесть встреч с профессорами, которые уехали в США 10—15 лет назад. Они поработали там в университетах, посоздавали стартапы, сейчас услышали про Сколково, и им это интересно. Они понимают, что в России по-прежнему сохранился потенциал с точки зрения программистов-разработчиков, созданы хорошие налоговые условия и при этом еще можно и грант получить.

PC Week: Вы имеете в виду налоги внутри Сколково?

И. Б.: Не только. Мы ведь говорим про ИТ-компании, а они имеют в России льготы и без нас, благодаря условиям, созданным для них Минкомсвязи и Минфином. И это, кстати, интересный момент: айтишникам за льготами в Сколково идти не надо. Самая затратная часть в ИТ-проектах — это фонд оплаты труда, значительная его часть — это единый социальный налог, и по нему льготы у нас примерно похожи.

А вот чего ни один стартап не может получить вне Сколково, так это ту видимость, которую мы им обеспечиваем в глазах потенциальных заказчиков. Главная проблема любой маленькой компании не в том, что она не может разработать продукт, а в том, что ее очень тяжело заметить на общем фоне. Мы же помогаем стартапам стать заметными. Причем не только в России, но и за ее пределами. Мы открываем им двери, которые они сами, возможно, никогда бы не открыли.

PC Week: И это правда работает?

И. Б.: Да. У нас сегодня уже больше 20 компаний продают свои продукты и решения за рубеж. Наверное, они бы этот путь прошли и сами. Но вопрос в том, сколько бы это заняло времени.

Кстати, система грантов — это ведь тоже аналогичный ускоритель. Гранты дают не для того, чтобы люди выжили, а чтобы они как можно быстрее вывели свои гениальные разработки на рынок. Они их выведут и без гранта, просто это займет не полгода-год, а, скажем, три-четыре года. И за это время конкуренты в других странах успеют сделать то же самое. Вот в чем логика.

PC Week: Если уже сейчас все так хорошо, может не стоит продолжать в Сколково строительство физических объектов, пусть проект остается виртуальным?

И. Б.: Сколково не исчерпывается кластером ИТ. Например, биомедицинский стартап не может выжить без лаборатории. Она должна существовать обязательно физически.

С айтишниками ситуация, конечно, проще; они могут жить и в виртуальном мире. Однако есть два момента. Первый связан с вычислительными мощностями. Мы создадим в Сколково большой ЦОД коллективного пользования. Второй момент: Кремниевая долина сильна не тем, что там есть инфраструктура, а тем, что там в каждом кафе можно сесть с такими же увлеченными чудаками и придумать что-то новое. Можно взять один не очень успешный стартап и другой такой же, и в рамках коммьюнити вместе они неожиданно дадут сверхуспешный проект.

Вот мы сейчас на выставке демонстрируем 11 стартапов, объединенных общей идеей цифрового медицинского кабинета. Каждый из них отдельно предоставляет маленькое решение. И, вероятно, они никогда бы по отдельности не пробили брешь в рынке, но теперь они понимают, что совместная работа дает им возможность создать уникальную штуку, которую они смогут продавать вместе. Вот именно для этого нужна экосистема.

PC Week: Наверное, когда в Сколково появятся здания, не все команды захотят переехать в них реально. Предусмотрены ли для отказников штрафные санкции?

И. Б.: Нет конечно. Мы ведь ничего не потеряем. У нас нет задачи заработать, мы институт развития. Не переедут одни, переедут другие, кто понимает ценность сотрудничества в рамках экосистемы Сколково

PC Week: Недавно слышал мнение представителя РВК о том, что подобных центров концентрации интеллекта в стране не может и не должно быть больше десятка. Согласны ли вы с этим?

И. Б.: На этот счет есть разные теории. С одной стороны, мы можем наблюдать опыт Китая, где подобных кластеров создано два десятка, и в целом они действительно признаны не очень успешными по причине отсутствия критической массы людей внутри. Их просто не хватает на то, чтобы в каждом кластере возникла достаточно серьезная конкуренция, способная породить гениальные идеи. (Инновации появляются там, где множество людей занимается примерно одним и тем же.)

С другой стороны, инновации — это как массовый спорт в стране. Чтобы собрать сильную сборную, нужно иметь клуб в каждой деревне. Тогда у вас будет система, которая рождает чемпионов. У нас на сегодняшний день в инновациях такой системы нет. Поэтому за 20 лет появилось всего пять ИТ-компаний международного уровня (причем среднего); вы их все знаете. Так что, я считаю, чем больше будет маленьких инновационных зон, где люди вместо того, чтобы пойти работать в Газпром или Сбербанк, смогут создать стартап, тем лучше. В этом плане внутри страны мы, по сути, конкурируем с экономикой госкорпораций. Сегодня, если вы спросите любого родителя, чего бы он хотел пожелать своему ребенку, наверное, 80% ответит, пусть идет работать в госкорпорацию. А в США в них работает всего 7% населения, остальные — в малом бизнесе. Поэтому проекты типа Сколково, Иннополиса и пр. должны помочь изменить у нас ситуацию.

PC Week: Вы можете сравнить Сколково и Иннополис? В чем их сходство и отличие?

И. Б.: Главное отличие, наверное, в том, что Сколково уже работает, а Иннополис, в моем понимании, еще только создается, там пока нет резидентов.

Второе отличие в университетах. Я полагаю, что в Иннополисе станут создавать вуз с российской моделью обучения, в то время как наш Сколтех — это калька с Массачусетского технологического института. В Иннополисе, видимо, будет бакалавриат и магистратура с первого курса. В Сколтехе только магистратура.

Кроме того, мне кажется, вокруг Иннополиса сегодня сложно будет создать критическую массу корпораций-партнеров, просто потому что так устроен бизнес у нас в стране — он очень централизован вокруг столицы. Мы даже в ней испытываем сложность с привлечением новых партнеров. И если мы конкурируем по части размещения разработчиков с Китаем, Бразилией, Румынией и Болгарией, то Иннополису придется конкурировать со всем этим списком, а также еще и с Москвой.

При этом у нас есть общая сложность — российский климат. В чем уникальность Кремниевой долины, так это в том, что хорошие вещи появились в хорошем месте. Вопрос погоды никто не отменял.

PC Week: То есть получается, что Иннополис будет с вами конкурировать, а вы с ним нет?

И. Б.: В принципе странно говорить о конкуренции, потому что оба проекта делаются на государственные деньги. Мы все партнеры. Надо перестать нам (технопаркам и пр.) думать о конкуренции и начать думать о стартапах. У начинающих инноваторов должна появиться перед глазами понятная карта страны с обозначением мест, в которых они могут получить ту или иную поддержку (у каждого кластера объективно есть свои сильные и слабые стороны). И тогда какой-нибудь стартап сможет для себя выработать такую бизнес-модель, в которой он, к примеру, физически обоснуется в Калининграде (там ближе к Европе), свои данные станет размещать в ЦОДе Иннополиса, а все международное сотрудничество будет вести вместе со Сколково. На месте стартапа лично я бы так и сделал.

PC Week: Это кажущееся впечатление, или интерес государства к Сколково за последнее время несколько снизился и сместился в пользу Иннополиса?

И. Б.: Я считаю, что государство, как и рынок, голосует кошельком. У меня есть очень понятные измерители его интереса. Мы только что, летом этого года, защитили подпрограмму, нам подтверждено финансирование до 2020 г. На прошлой неделе я лично, а на этой неделе мой коллега выступали на заседании правительства. Вчера на нашем стенде был Дмитрий Медведев, а до него Николай Никифоров. Из всего этого я делаю очевидный вывод, что государству проект Сколково интересен.

Такие вещи всегда нужно измерять конкретными вещами, а не субъективными журналистскими статьями и лозунгами.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)