Мы заканчиваем рассказ о проекте электронных госуслуг. Ранее мы представили оценки участников проекта о его целях и задачах, о структуре и организации выполнения и о текущем состоянии дел.

Заместитель директора по информационным технологиям Информационно-технического центра города Рыбинска (Ярославская область) Сергей Трофимов цели проекта оценивает на “отлично”, сегодняшнее состояние — на “удовлетворительно”, а перспективы развития — на “хорошо”. Он считает, что к успеху проекта можно отнести глобальную инвентаризацию госуслуг, оказываемых на территории страны. “Конечно, зоопарка можно было бы избежать, если вместо скоропалительной разработки ЕПГУ и СМЭВ выполнить анализ регламентов услуг, выдать типовые регламенты и жёстко провести работу по приведению их к единообразию. Но до этого идеологи дозрели только в декабре 2013 г., — отметил он. — К основной проблеме я отнес бы невразумительное состояние дел с понятием электронного документа и с отношением к нему. Как можно говорить о приёме от гражданина и о выдаче ему таких документов в электронном виде, если нет понимания, что это такое? Причём ни у гражданина, ни у органов власти. А у идеологов “электронного правительства” нет умения нести знания в массы, равно как и воли заставить наши органы власти работать с электронными документами”.

По мнению г-на Трофимова, ещё одна проблема — тотальный “загон” граждан на ЕПГУ. “Меня всегда поражала уверенность центра, что за услугами, которые оказывает администрация Рыбинска, житель города должен заходить через ЕПГУ. Всё как будто специально делается для того, чтобы отбить у ОМСУ (органы местного самоуправления) желание к инициативным действиям. После этого не нужно удивляться, что для решения любой проблемы граждане обращаются к президенту страны”, — сетует он.

“Было бы лучше, если бы проект начинали последовательно, “с головы”: поменяли бы законы, после чего упростили услуги, затем определили потребность в ПО и оборудовании и т. д. Поэтому проект развивается медленно, но все же развивается”, — считает заместитель начальника управления информационных технологий администрации губернатора Ульяновской области Ярослав Егоров. Среди основных проблем он выделяет дороговизну проекта, отсутствие типизации муниципальных услуг (из этого вытекает необходимость программировать сервисы отдельно по районам, внося изменения в типовые решения, что также стоит денег) и то, что информационные системы, которые являются поставщиками сведений, всё ещё работают через СМЭВ с ошибками. “Но, конечно, есть и успехи: работают отдельные государственные и муниципальные услуги, работают федеральные услуги, число пользователей ЕПГУ растёт, значит, работа по переводу услуг в электронный вид востребована”, — отметил он.

Руководитель комитета информатизации и связи Республики Коми Александр Селютин согласен с тем, что успех проекта виден по постоянному увеличению количества пользователей портала, по сокращению временных издержек граждан и юридических лиц при получении госуслуг. А проблемы все-таки в том, что не было изначально единого подхода к построению архитектуры всех элементов “электронного правительства”.

Сергей Трофимов считает, что вот уже два года верхние уровни госуправления “нагибают” ОМСУ, добиваясь решения задачи так, как они себе это видят. В результате на муниципальном уровне нет финансовых и кадровых ресурсов для реализации ещё каких-то серьёзных параллельных проектов, потому что выполнение руководящих рекомендаций — это святое. “Заявителю можно предложить наиболее простой путь решения его проблемы с минимальными затратами времени”, — уверен г-н Трофимов. В качестве примера он приводит вариант использования официального сайта администрации города для удовлетворения части запросов на местном уровне. Так, если гражданину нужно получить какую-то информацию, а он не может найти её на городском сайте, то его путь — в раздел “Вопросы и ответы”. Там он может задать свой вопрос и получить быстрый ответ оператора раздела или специалиста городской администрации. Вопросы и ответы накапливаются, образуя своеобразную базу знаний. “Правда, не все сотрудники готовы к такому способу общения. Трудно изжить привычку выполнять только резолюции начальника на официальной бумаге”, — отмечает г-н Трофимов.

“Если проблема гражданина заключается не в получении информации и не попадает в список типовых услуг, то он может обратиться в “интернет-приёмную”, заполнить форму официального обращения в администрацию, прикрепить имеющиеся документы и указать e-mail для ответа”, — добавляет он.

Руководитель направления по работе с органами государственной власти компании “КСК технологии” Геннадий Копаев оценивает успех проекта через призму своих внедрений. “Наши пользователи в двух регионах смогли обеспечить доступ к межведомственному взаимодействию всем муниципалитетам. В феврале-марте мы с коллегами поддерживаем кампанию по записи в первый класс с регионального портала госуслуг в одном из регионов: в первой волне дистанционной записью воспользовались 20% родителей. Росстандарт ежедневно отвечает на запросы МВД, сервисом Росстата “Предоставление данных бухгалтерской (финансовой) отчетности за 2012 год” с начала его запуска в 2014-м воспользовались десятки тысяч раз”, — сообщил он.

“Основное наше достижение таково: удалось прилично (сотни миллионов рублей) сэкономить в период, когда единый оператор заходил в регионы со своими решениями, которые два-три года назад ещё не работали, но стоили огромных денег, — рассказывает Ярослав Егоров. — Ульяновская область пошла своим путём, разработав своими силами базовые элементы РСМЭВ и собственные отраслевые ИС. Использовать решения “Ростелекома” начали тогда, когда он стал реально обеспечивать беспроблемный обмен сведениями (в 2013 г.)”. По его мнению, причины обозначенных выше проблем — в монополии единого оператора на размещение услуг (портальных форм) на ЕПГУ, в необходимости обслуживать ИС, ранее разработанные частными компаниями, которые впоследствии уходят с рынка госсектора (не выдерживая конкуренции с единым оператором), в смене требований к форматам данных (в последнее время эта проблема уменьшилась), в сложном законодательстве в части услуг архитектуры, градостроительства, земельно-имущественных отношений и т. п.

Ярослав Егоров отмечает, что пока примеры повышения эффективности госуслуг благодаря их переводу в электронный формат отсутствуют: “В регионе в электронном виде нет услуг, которые дали бы заметную эффективность, то есть массовых и социально значимых — имущественных, из области соцзащиты”. По его словам, и оценивать эффективность затруднительно: “Эффективность услуг определяется соцопросами граждан, а для чиновника порядки и сроки их предоставления закреплены законодательно”.

А Александр Селютин добавил: “Для нас основное достижение — сокращение времени ожидания граждан в очереди (уже в этом году средний показатель по Коми составил девять минут) и растущая удовлетворенность граждан качеством услуг. На мой взгляд, 81% — очень достойный показатель, при том что в 2012 г. мы имели 56%”. По его словам, основная проблема проекта — нескоординированность действий на федеральном уровне, отсутствие единых принципов интеграции ИТ-систем, банка типовых решений.

Версия для печати