Как сообщил редакции исполнительный директор АПКИТ Николай Комлев, принявший участие в заседании Экспертного совета по развитию ИТ-отрасли, которое состоялось в Минкомсвязи 8 апреля, министерство решило разобраться с определением “отечественный разработчик”.

Г-н Комлев отмечает, что в предыдущие годы данная тема поднималась только в рамках Минпромторга, причем определение было дано лишь на уровне ведомственных документов и в гораздо более широком смысле — рассматривалось понятие российского производителя. Профильное же ИТ-ведомство озаботилось проблемой впервые. И причину этого г-н Комлев склонен видеть в том, что Минкомсвязи традиционно ориентировалось на наиболее эффективные решения, что вполне логично. Если министерство воспринимает себя в качестве ответственной структуры, с которой спросят за качественное исполнение государственных проектов (электронное правительство и пр.), то на первом месте именно критерий эффективности и обязан стоять. То есть приоритетом должны пользоваться наиболее проверенные и обкатанные решения, которые доказали свою работоспособность, которые можно внедрить оперативно и т. д. Принадлежность же решения к категории “наиболее отечественное” никаких гарантий не дает.

Что же изменилось сейчас? Г-н Комлев напоминает, что в прошлом году Минкомсвязи разработало “Стратегию развития ИТ-отрасли до 2020 г.”, а также так называемую дорожную карту мероприятий по ее реализации. В рамках этой стратегии министерству пришлось определиться с тем, что же в его понимании, собственно, упомянутой отраслью является. По словам г-на Комлева, итоговая понятийная граница была прочерчена отнюдь не там, где ей следовало бы быть с точки зрения рынка — за рамками определения отрасли, по сути, остались интеграторы, дистрибьюторы и многие другие полноценные члены ИТ-сообщества. Главными участниками отрасли в редакции Минкомсвязи стали разработчики ПО. (Г-н Комлев не берется судить, хорошо это или плохо, но призывает отдавать отчет в том, что у существующей команды министерства видение ситуации именно такое.) Ну а дальше для чиновников, по всей видимости, вполне логичным шагом стала попытка разобраться в том, о каких именно разработчиках идет речь, и как их можно поддержать. По уверению г-на Комлева, выступая на вышеупомянутом заседании Экспертного совета, замминистра Марк Шмулевич пообещал заниматься этим вопросом исключительно в диалоге с экспертным сообществом в рамках открытого обсуждения.

Г-н Комлев всецело приветствует любые дискуссии, потому что в противном случае зачастую принимаются решения, учитывающие какие-то весьма узкие интересы. В качестве тематического примера он приводит находящийся сейчас на рассмотрении в Госдуме законопроект о внесении изменений в закон “О связи”. 11 февраля текущего года группа депутатов (и, как считает г-н Комлев, стоящие за ними определенные группы влияния) в числе прочих поправок предложила “в целях защиты основ конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства” и т. д. при использовании и закупке оборудования связи установить приоритет отечественного производства. А для того, чтобы оборудование можно было считать истинно российским, его производитель должен одновременно удовлетворять ряду весьма непростых условий: уплата налогов в РФ, исключительные права на большую часть интеллектуальной собственности, использование ПО и ОС с открытым кодом и т. д. В понимании г-на Комлева, подобные формулировки закона являются неудачными и неудобными не только для зарубежных, но и для российских компаний, а значит и для государства. То есть в итоге мы наблюдаем, как благая вроде бы идея поддержки отечественного производителя, если она делается просто руками чиновников, без учета мнения рынка, превращается в нечто неудобоваримое.

Как можно было заключить из разговора с г-ном Комлевым, тема отечественной принадлежности технологической компании (будь-то производитель оборудования или разработчик ПО) весьма сложна и даже опасна сама по себе. Как только мы начинаем ее обсуждать, сразу возникает множество тонких вопросов. И если отвечать на них достаточно категорично, то выяснится, что многие наши фирмы, которые мы по праву считаем гордостью страны, обладают не совсем той формой собственности, кто-то из их совладельцев является гражданином не той страны и т. д. С учетом того, что АПКИТ объединяет и российские, и мировые компании, в ассоциации стараются подходить к подобным проблемам взвешенно, и большинство ее членов выступают не за поддержку российского производства, а за содействие производству (и разработке) в России. По мнению г-на Комлева, такая формулировка гораздо разумнее с точки зрения соблюдения интересов государства. Не столь важно, идет ли речь об отечественных или зарубежных (что бы это ни значило) компаниях. Гораздо важнее, что их офисы и мозговые центры находятся здесь, высококвалифицированные рабочие места создаются здесь, наши “мозги” не утекают за рубеж, а остаются в стране, да еще и к нам приезжают чужие “мозги”, налоги платятся в России. В общем, если софт создается здесь, то как его создание оформлено юридически, и кто и как продает его в мире — вопросы второстепенные.

Г-н Комлев убежден в том, что наши люди не от хорошей жизни регистрируют фирмы где-то за границей. Они просто вынуждены оптимизировать свои бизнес-процессы и финансы, подстраховываясь от каких-то резких действий государства.

При этом, считает он, присутствие зарубежных компаний на нашем рынке на равных с отечественными отнюдь не пойдет в ущерб последним. Западные специалисты помимо прочего способны привнести в нашу страну определенную культуру производства, что совсем не плохо.

Уточняя свою позицию, г-н Комлев указывает на то, что, несмотря на обозначенную опасность попыток терминологически описать отечественного разработчика, обсудить данную тему все же стоит (закрытых тем быть не должно в принципе). Иначе именно сейчас какая-то группа влияния может использовать обострение внешнеполитичесой ситуации, прийти к руководству страны и пролоббировать поддержку “наших” компаний в той форме, от которой в итоге проиграют все.

Версия для печати (без изображений)