12 апреля 2014 г. В.В. Путин наконец-то подписал поправки в четвертую часть Гражданского кодекса РФ, которые составили шестой блок президентского проекта «новый ГК».

Изменения коснулись по большей части положений VII раздела ГК РФ, именуемого «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации». Мы ставили перед собой цель осветить здесь не все внесенные изменения, а лишь те, что будут интересны и полезны для людей, тесно связанных с ИТ-сферой.

Начнем с наиболее интересных изменений, коснувшихся общих положений раздела VII ГК РФ.

Законодатель, дополнив положения ст. 1227 ГК РФ тем, что интеллектуальные права не зависят не только от права собственности на материальный носитель (вещь), но и от иных вещных прав, подчеркнул уникальность и самостоятельность интеллектуальных прав.

Далее, закреплено положение, предусматривающее возможность для лиц, владеющих исключительным правом совместно, самостоятельно определять порядок распоряжения данным правом в соглашении. Также указано, что доходы от совместного распоряжения исключительным правом распределяются между правообладателями в равных долях, если иное не установлено соглашением между ними.

Законодатель добавил к уже имеющимся способам распоряжения исключительным правом (в том числе путем заключения лицензионного договора, договора об отчуждении и залога исключительных прав) совершенно новый способ. А способ этот заключается в следующем: правообладатель делает публичное заявление, адресованное неопределенному кругу лиц, о том, что им предоставляется возможность безвозмездно использовать принадлежащее ему произведение. Правда порядок, механизм реализации указанного способа остается неопределенным.

Если сейчас правообладатели в случае нарушения исключительных прав вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования объекта исключительных прав, то принятые поправки ограничивают это право лишь требованием компенсации за нарушение в целом. Закрепление данного положения стало ответом на волну злоупотреблений со стороны недобросовестных правообладателей, которые, исчисляя компенсацию за каждый случай неправомерного использования, требовали суммы компенсации сверх законодательно установленного максимума в 5 млн. рублей.

В связи с бурным развитием ИТ-сферы и повсеместным бездоговорным использованием результатов интеллектуальной деятельности в Интернете, в раздел VII ГК РФ была добавлена статья 1253.1, посвященная ответственности информационного посредника. К информационным посредникам относятся следующие лица: те, кто предоставляют возможность для размещения материала; те, кто обеспечивают доступ к материалам сети, и те, кто осуществляет непосредственно передачу материала.

Нарушителями могут быть как три разных субъекта, так и один, если он одновременно осуществляет все три функции. Получается, что информационными посредниками могут быть интернет-провайдеры, хостинг-провайдеры, владельцы ИТ-сервисов (социальных, файлообменных и др.), владельцы сайтов и др. Ответственность информационный посредник несет, если не докажет отсутствие вины. В законе четко указаны условия, при одновременном наступлении которых информационные посредники освобождаются от ответственности.

Например, для тех лиц, которые занимаются размещением материала, условия следующие:

— посредник не знал и не должен был знать о том, что использование результата интеллектуальной деятельности является неправомерным;

— посредник принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав после получения письменного заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав (с указанием страницы сайта и/или сетевого адреса в Интернете, где размещен такой материал).

Во втором условии законодатель не конкретизировал, какие меры должен принять посредник, чтобы они были необходимыми и достаточными для освобождения его от ответственности. Полагаем, что в качестве таких мер могут расцениваться удаление материала и/или ресурса, ограничение к ним доступа.

Перечень условий для лиц, которые осуществляют передачу материала в Сети, включает следующие:

— посредник не является инициатором передачи и не определяет получателя указанного материала;

— посредник изменяет материал при оказании услуг связи (правки технического характера не относятся);

— посредник не знал и не должен был знать о том, что инициатор передачи материала использует его неправомерно.

Вышеназванные условия действуют и для лиц, которые обеспечивают доступ к материалам в Сети. Наличие тех или иных условий, освобождающих посредников от ответственности, не запрещает пострадавшим правообладателям обратиться к последним с требованиями о защите интеллектуальных прав, которые не связаны с негативными материальными последствиями для нарушителя, например, с требованием об опубликовании решения суда, об ограничении доступа к материалу, об удалении материала и др.

Положения, изложенные в статье 1253.1 ГК РФ, сами по себе не являются новыми, а скорее закрепляют ту правовую позицию, которая сложилась в судебной практике. Например, в решении по делу с участием ООО «ВКонтакте» суд сослался на Постановление ВАС РФ от 23.12.2008 года № 10962/08, в котором отмечается, что «при применении мер ответственности к хостинг-провайдеру, судам следует учитывать степень вовлечения провайдера в процесс передачи, хранения и обработки информации, возможность контролировать и изменять ее содержание. Провайдер не несет ответственности за передаваемую информацию, если он не инициирует ее передачу, не выбирает получателя информации, не влияет на ее целостность, а также принимает превентивные меры по предотвращению использования объектов исключительных прав без согласия правообладателя.» (Решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербург от 03.02.2012 по делу № А56-57884/2010). Получается, что еще в 2008 г. были сформулированы те ключевые условия, наличие которых освобождает провайдера от ответственности.

Далее, Президиум ВАС РФ в своем Постановлении № 6672/11 от 01.11.2011 г. сформулировал дополнительные условия, которые должны проверяться судами при решении вопроса о привлечении к ответственности интернет-провайдера, владельца файлообменных интернет-ресурсов и др. К ним относится: получение провайдером прибыли от деятельности, связанной с использованием результата интеллектуальной деятельности, установление ограничений объема размещаемой информации, ее доступности для неопределенного круга пользователей и др.

Таким образом, правовая позиция в части привлечения к ответственности провайдера, владельца сайта и других информационных посредников за нарушение интеллектуальных прав других лиц сложилась в судебной практике сравнительно давно, но только теперь нашла свое законодательное закрепление.

Далее, хочется отметить еще несколько изменений, связанных с таким объектом интеллектуальной собственности, как программа для ЭВМ.

Изменения коснулись понятия программы для ЭВМ, которое было расширено включением в ее состав подготовительных материалов, полученных в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемых ею аудиовизуальных отображений (ст. 1261 ГК РФ). Данная поправка весьма полезна для лиц, которые выступают заказчиками по договору на создание программы для ЭВМ. Зачастую стороны не включают в договор условие, предусматривающее передачу разработчиком-подрядчиком промежуточного результата работ заказчику. Получается, что заказчику передается только окончательный результат работ, на которые и распространяется его исключительное право. В свою очередь, за разработчиком остается право использовать промежуточные результаты работ (наработки) по своему усмотрению.

Законодательно закреплен упрощенный порядок заключения лицензионных договоров с пользователями в отношении программы для ЭВМ (п. 5 ст. 1286 ГК РФ). По своей правовой природе указанный договор является договором присоединения, условия которого могут быть изложены на самом экземпляре программы для ЭВМ. Как только пользователь начинает использовать программу, он тем самым дает свое согласие на заключение договора. В таком случае договор будет считаться заключенным в письменной форме (или в таком случае письменная форма договора будет считаться соблюденной).

Надеемся, что изложенное показалось не сплошной теорией, а полезным и практичным материалом.

Авторы статьи — представители юридической фирмы «Ветров и партнеры».

Версия для печати