На наше предложение продолжить разговор о Реестре отечественного ПО откликнулись топ-менеджеры компаний «Доктор Веб», «Лаборатория Касперского», «Электронные офисные системы» и InfoWatch.

«К идее создания официального Реестра отечественного ПО я отношусь положительно, — заявила генеральный директор InfoWatch Наталья Касперская. — Мы, в рамках АРПП „Отечественный софт“, собственно, лоббировали этот подход. Причина проста — сформулировать однозначные и совершенно необходимые критерии „отечественности“ достаточно сложно. А сделать список сильно проще».

Поддерживает данную инициативу и Сергей Земков, управляющий директор «Лаборатории Касперского» в России, странах Закавказья и Средней Азии: «Целью ведения такого реестра может быть получение преференций теми компаниями, которые в него включены». Он также отметил, что официальных списков, в которых фигурируют разработчики ПО и/или программные продукты, и так уже немало. В частности, уже давно ведется реестр лицензиатов и продуктов, сертифицированных для работы в стратегических отраслях или для защиты информации ограниченного доступа. Для включения в этот реестр производитель сертифицирует свои продукты с целью обеспечения возможности их использования теми компаниями, которые требуют такой сертификации и лицензирования. Ещё есть перечень средств защиты, сертифицированных ФСБ России. Ну и так далее...

Несмотря на уже имеющееся множество «ИТ-списков» Сергей Земков считает, что «речь еще может идти о некоем отраслевом реестре (своего рода „Знаке качества“), который может создать и вести любая коммерческая компания для того, чтобы заказчикам было проще ориентироваться среди большого числа производителей. В большой степени такой реестр будет регулироваться самим рынком и будет зависеть от репутации компании-создателя. Подобный реестр в нашей отрасли пока отсутствует».

А вот что думает о Реестре отечественного ПО генеральный директор компании «Доктор Веб» Борис Шаров: «В стране имеется целый ряд софтверных продуктов мирового уровня. При этом подавляющее число крупных государственных и частных заказчиков либо вообще слабо представляют, что такие продукты есть, либо считают их на одном уровне с продукцией „АвтоВАЗа“. Наш посыл таков — государственные органы, госкорпорации, все, кто работает на деньги налогоплательщиков, при рассмотрении вопросов о закупке софтверных продуктов прежде всего должны поинтересоваться, не реализован ли необходимый им функционал в тех или иных отечественных продуктах. Для того, чтобы упростить эту задачу для заказчиков, и нужен Реестр отечественного ПО. Туда должны попадать продукты, отвечающие критериям „отечественности“. Эта тема имеет еще один подтекст — очень часто при формировании „потребностей“ клиента поставщики активно помогают заказчикам составить ТЗ (как правило, на самих себя). Очень часто можно увидеть в списке необходимого функционал, смысл которого у заказчика не понятен никому вообще, но который однозначно заявляет о потребности заказчика именно в конкретном продукте. Теперь, если иностранные компании будут оказывать подобную „помощь“ нашим государственным организациям и компаниям, будет больше резонов задуматься, зачем им нужен тот или иной „бантик“, не стоит ли обойтись аналогичным отечественным продуктом, который к тому же еще и дешевле. Так что идею оцениваем положительно».

«В рамках объявленного Президентом России курса на импортозамещение в ключевых отраслях, в том числе в разработке ПО, создание Реестра отечественного ПО представляется мерой своевременной, даже необходимой, — считает руководитель управления маркетинга ЭОС Елена Иванова. — Конечно, создание такого реестра будет иметь смысл только в случае четкого законодательного закрепления понятия „отечественное ПО“. Главной целью здесь должны стать не только некие преференции для разработчиков вследствие их включения в Реестр, но и прозрачность рынка для потребителей: потенциальные заказчики должны получить возможность отграничить собственно российские разработки от тех, которые созданы зарубежными вендорами, а отечественными ИТ-компаниями лишь продвигаются».

Она также отмечает, что «о критериях и процедуре внесения ПО в Реестр, структуре информации о продуктах, которую должны будут предоставлять разработчики, следует серьезно подумать, и пообсуждать эти вопросы с участием представителей ведущих отечественных вендоров». При этом, по её словам, сразу возникают два вопроса:

  1. Должны ли попадать в Реестр только продукты, уже используемые заказчиками, или следует дать шанс новым разработкам? Не нужно отсекать успешные стартапы, но как их грамотно отделить от фирм-однодневок?
  2. Какова должна быть информация о продукте, содержащаяся в Реестре? Если Реестр — для потребителей, то стоит наполнить его значимой для потенциальных заказчиков информацией: не только описанием функционала, но и, может быть, ссылками на реализованные на данном ПО проекты.

Кроме того, по мнению Елены Ивановой, возникает «процедурный» вопрос: «C одной стороны, не хотелось бы, чтобы внесение ПО в Реестр сопровождали слишком сложные административно-бюрократические процессы, с другой — „членство“ конкретного продукта в Реестре не должно быть на вечные времена. На наш взгляд, целесообразно периодически актуализировать Реестр, чтоб отсекались продукты, ушедшие с рынка и устаревшие».

Цена вопроса

В связи с перспективой создания Реестра отечественного ПО небезынтересно, как ИТ-эксперты относятся к тому, кто и сколько должен платить за включение в Реестр конкретного программного продукта.

«На мой взгляд, никто ничего не должен платить, иначе это будет прямой путь к коррупции, — считает Наталья Касперская. — Надо, чтобы кто-то (типа Минкомсвязи) этот реестр вел, а кто-то (типа АРПП) мониторил от индустрии. Такой подход даст двойной контроль. Индустрия гарантированно не пропустит иностранцев, так как министерство может кого-то и не заметить. А Минкомсвязи обеспечит формальную процедуру приема и легитимность всей процедуре. Иными словами — мы за ведение проекта министерством с контролем со стороны индустрии».

Примерно такой же позиции придерживается и Борис Шаров: «Если это функция государства — государство и должно платить. Сколько — не знаю, наверное, столько, сколько потребуется для содержания соответствующего штата экспертов. Разработчик продукта, естественно, ничего не должен платить, если только не будет введена какая-то госпошлина».

Сергей Земков отмечает: «Реестры ПО и разработчиков ПО, которые ведут госструктуры, не являются платными списками, у них совсем другая функция. Компании/продукты могут быть включены туда при соответствии определенным критериям, а не за деньги. Однако, если речь идет о некоем отраслевом реестре (своего рода „Знаке качества“) — организатор такого списка теоретически может собирать некую комиссию или плату, но вносить ли эту оплату — дело компаний, которые захотят попасть в такой реестр. Размер оплаты может определяться рынком и репутацией подобного реестра».

Не столь категорична Елена Иванова. Она считает: «Как и любое лицензирование, процедура включения в Реестр отечественного ПО может быть и платной. Ведь кто-то же должен нести операционные расходы на ведение этого реестра, и неправильно будет всю эту нагрузку возлагать на государственный бюджет. Но плата за включение не должна быть чрезмерной — может быть, ее разумно установить на уровне пошлин за государственную регистрацию юридических лиц и внесение изменений в регистрационные данные (для внесения изменений в сведения о продуктах)».

По её мнению, исходя из главной задачи обсуждаемого реестра — продвигать отечественное ПО и давать о нем максимально подробную информацию заказчикам — можно предложить два варианта процедуры попадания ПО в Реестр: для давно присутствующего на рынке ПО и для ПО, предлагаемого стартапами. В первом случае возможен платный вариант. Однако предварительно следует определиться, как будет подтверждаться факт давнего присутствия ПО на рынке и что считать учетной единицей Реестра — продукт на уровне «коробки», его версии или прикладные конфигурации? И как поступать с дополнительными опциями и, допустим, с мобильными приложениями? В ЭОС считают, что дополнительные опции и приложения для работы в разных программных средах не должны быть отдельными позициями Реестра, они могут упоминаться в описаниях возможностей систем.

Во втором («стартапном») случае разработанные продукты можно вносить в Реестр бесплатно, с особой пометкой, на какой-то срок. Так, по мнению Елены Ивановой, новички рынка будут избавлены от дополнительных затрат. Но по истечении льготного срока разработчик должен будет на общих основаниях подтвердить право продукта быть в Реестре.


Версия для печати