Налоговый мониторинг — новый электронный сервис, стартующий с января 2015 г. Согласно изменениям, внесенным федеральным законом 348-ФЗ от 04.11.2014 г. в первую часть Налогового кодекса РФ, его предметом является правильность исчисления, полнота и своевременность уплаты налогов и сборов, обязанность по уплате которых возложена на организацию-налогоплательщика.

По мнению Аскара Завьялова, независимого эксперта, причиной введения электронного мониторинга могло послужить желание ФНС осуществлять оперативный контроль правильности начисления налогов, а также своевременное выявление ошибок или спорных позиций между ФНС и налогоплательщиком, а также их решение до применения санкций. «ФНС становится „жёстким налоговым аудитором“, регулярно проверяет, находит проблемные места, предписывает, принимает исправления или согласовывает позиции. Также ФНС будет оперативно планировать и налоговые поступления в рабочем порядке, практически в режиме онлайн», — полагает он.

Для проведения мониторинга надлежит обратиться в налоговый орган с заявлением. Однако следует пояснить, что возможность перехода на него возможна для представителей крупного бизнеса, потому как:

• совокупная сумма подлежащих уплате налогов (НДС, налог на прибыль, акцизы, налога на добычу полезных ископаемых) за предшествующий год должна составить не менее 300 млн. руб.;

• суммарный объем полученных доходов за предшествующий год — не менее 3 млрд. руб.;

• совокупная стоимость активов на 31 декабря предшествующего года — не менее 3 млрд. руб.

Периодом проведения налогового мониторинга является календарный год, следующий за годом, в котором организация представила в налоговый орган заявление о проведении такого мониторинга.

Выбрав данный инструмент проверки, организация, за исключением некоторых случаев, избегает рядовых выездных проверок налоговой.

«Мониторинг, как и предусмотрено законом, осуществляется постоянно, то есть налоговая сможет в любой момент запросить дополнительную информацию. С учетом того, что на эффективность деятельности инспекторов в последние годы обращают довольно пристальное внимание, не думаю, что это повлечет за собой злоупотребления правом запроса документов. В любом случае, компания всегда может отказаться от мониторинга», — полагает Александр Костин, управляющий партнер компании «Консалтинговые услуги».

Инструментарий данного информационного взаимодействия ФНС на сегодня четко не определен. Однако проведение налогового мониторинга будет осуществляться в соответствии с регламентом по представлению документов (информации) или доступа к информационным системам организации.

По мнению г-на Костина, взаимодействие с высокой долей вероятности будет предусматривать обязательную передачу информации через операторов ЭДО, учитывая тенденции сдачи отчетности по электронным каналам связи крайних лет. «Насколько для крупной организации этот вариант может быть более приемлемым, покажет практика. А, в общем, это международный опыт — легче контролировать превентивно, чем потом год проводить выездную проверку. В целом я вижу больше позитивного в этой инициативе — все-таки чем раньше будут решаться спорные вопросы налогообложения крупных организаций, тем лучше. Сейчас они, как правило, „зависают“ на 2–3 года с учетом того, что проверки проводятся уже после отчетного периода».

«Электронный формат для бизнеса однозначно удобен и выгоден, потому как в случае камеральной проверки исключает копирование и заверение документов. Рост числа исключительно технических проблем пропорционален количеству создаваемых документов. У крупных предприятий их очень много. В данном вопросе максимально выиграют те предприятия, которые умеют работать с контрагентами и государственными органами, используя электронные документы, подписанные усиленной квалифицированной подписью. Не исключено что формат взаимодействия будет предполагать не только получение первичных документов в режиме онлайн, но и прямой доступ к базам бухгалтерского и налогового учётов (в дальнейшем могут добраться и до финансового-экономических моделей в свете нового подхода ФНС к работе с налогоплательщиками)», — считает Аскар Завьялов.

Версия для печати