В канун нового 2015 г. был принят 488-ФЗ «О промышленной политике в Российской Федерации», который регулирует отношения, возникающие между субъектами, осуществляющими деятельность в сфере промышленности, организациями, входящими в состав инфраструктуры ее поддержки, а также органами государственной власти и местного самоуправления при формировании и реализации промышленной политики в РФ.

Закон предполагает создание государственной информационной системы промышленности (ГИСП) — системы, содержащей информацию о состоянии отраслей промышленности и прогнозе их развития, которая будет формироваться на основе представления данных от организаций-промышленников.

«Создание ГИСП концептуально близко к идее Минпромторга о формировании исходной базы данных состояния промышленного комплекса РФ — так называемой промышленной переписи, которая так и не была реализована. ГИСП должен стать одним из инструментов государственного регулирования промышленного сектора. Сейчас такого централизованного информационного инструментария у министерства нет. Система должна „помочь“ предприятиям равномерно распределять новые проекты по регионам с учетом номенклатуры производимой продукции, близости к рынкам сбыта и т. д. Разработчики закона рассчитывают, что комплексный характер содержащейся в ГИСП информации будет способствовать обоснованному применению государственных мер стимулирования промышленной деятельности, в частности, финансовых», — комментирует Владимир Алеев, заместитель руководителя департамента по аналитике и работе с госучреждениями корпорации ЭЛАР.

«На сегодняшний день Минпромторг получает всю необходимую информацию, к примеру, об объемах выпуска, от всех предприятий, работающих на госзаказ, выпускающих стратегическую продукцию или получающих госсубсидии. По сути это 60-70% всего производства РФ. Однако этого не достаточно для полноценного контроля промышленности», — полагает Павел Плотников, директор по развитию «СтройАтомПроекта».

Однако, по его мнению, идея государственных систем учета/контроля промышленности не нова: «Я помню несколько таких попыток, целью которых была организация современного варианта плановой экономики. Но не уверен, что данная система сможет собрать адекватную и, главное, достоверную информацию, так как открытые данные всегда были не особо достоверны, особенно в ситуации возрождения „серой“ экономики. Новая система, скорее всего, станет еще одним инструментом слежки за компаниями, хотя и под благими предлогами: аналитика, контроль и поддержка. Однако есть одна задача, которая может решиться с помощью такой системы — контроль над неэффективным субсидированием „мертвых“ производств и региональными инвестициями в промышленность».

Итак, сведения, на основе которых планируется создать новую государственную систему, сродни открытым данным и сведениям, которые сегодня направляются предприятиями в профильные ведомства.

«Промышленные предприятия направляют сведения в Федеральную службу государственной статистики (это, к примеру, сведения о производстве основных видов продукции добывающих и обрабатывающих производств, технико-экономических показателях, материально-технической базе, инвестициям в промышленность, ценах, экспорте, импорте и т. д.). Также промышленный сектор передает сведения в Минпромторг, на основании которых и вкупе с данными Росстата профильное министерство формирует „Справки по промышленному производству....“, размещает их в рамках концепции открытых данных. Кроме того, существует Единая межведомственная информационно-статистическая система (ЕМИСС), где интегрирована информация, полученная Росстатом, федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления и государственными организациями, формирующими статистические данные. В системе отражены показатели, по которым предоставляют официальную статистику федеральные органы исполнительной власти», — пояснил г-н Алеев.

«Да, по сути это и есть открытые данные, причем в России это не столько открытые, сколько „белые“ данные, которые и так можно увидеть, анализируя данные ФНС. В любом случае, все „серое“ останется скрыто. Но главная идея заключается в том, что система должна контролировать планы компаний по выпуску той или иной продукции. Но это, скорее, из области фантастики, потому как никто никогда не станет предоставлять такую стратегически важную информацию или же будут предоставлять ее в искаженном виде. Конкуренция есть конкуренция», — полагает г-н Плотников.

Согласно закону создание, эксплуатация и совершенствование ГИСП, в том числе, подразумевает однократность сбора информации в случае, если аналогичная по содержанию, степени детализации и периодичности предоставления информация направлялась в обязательном порядке субъектом для включения в ГИСП или иную государственную информационную систему. А также взаимодействие государственной информационной системы промышленности с иными информационными системами.

«В ГИПС будут собираться все данные, поступившие и поступающие в различные государственные информационные системы от промышленных предприятий», — уточняет г-н Алеев.

«Закон не требует постоянно вводить данные, нужно вносить только ту информацию, которая изменилась», — дополняет Павел Плотников.

В целом, по его мнению, закон по-прежнему будет касаться, прежде всего, стратегических предприятий, работающих на госзаказ. «Остальные, вероятно, по-прежнему будут предоставлять „официальную“ информацию, которая мало кому интересна. С другой стороны повысится контроль над региональными субсидиями, бюджетниками и госзаказами, что в принципе тоже не маловажно», — отметил он.

Уточним, что закон вступает в силу 30.06.2015 г.

Версия для печати