В соответствии с внесенными 364-ФЗ изменениями в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» с мая этого года за неоднократное и неправомерное размещение информации правообладатели смогут добиваться в суде блокировки пиратских сайтов, причем без возможности разблокировки.

В качестве суда первой инстанции дела, связанные с защитой авторских и (или) смежных прав, рассматривает Московский городской суд.

Следует также отметить, что отныне действие закона распространяется не только на фильмы, но и на другие виды контента (за исключением фотографий) — музыку, софт, книги. Какие из них могут быть наиболее уязвимы сегодня?

«До 1 мая возможность противодействия нарушениям авторских и смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях с использованием ресурсов Роскомнадзора на основании судебного решения Мосгорсуда была только у киноиндустрии. В такой возможности нуждались еще, как минимум, программы для ЭВМ разных типов, базы данных, музыка и книги», — комментирует Дмитрий Соколов, директор Некоммерческого партнерства поставщиков программных продуктов (НП ППП).

По мнению Валентина Макарова, президента ассоциации РУССОФТ, наиболее уязвимы те объекты защиты, которые могут быть очень быстро капитализированы недобросовестными бизнесменами (музыкальные произведения, видео- и кинопродукция). «Мое общение с несколькими ведущими российскими вендорами ПО показало, что для них эта проблема не является критичной. Дело в том, что ПО отличается от упомянутой продукции тем, что требует постоянного развития и поддержки, а сделать это нелегально невозможно или очень трудно. Из всего спектра производителей ПО могут пострадать производители игр или иного ПО из сегмента B2C».

«Усиление роли закона в области охраны авторских прав можно только приветствовать. Для нас, специалистов в области управления контентом, этот закон особенно важен и интересен потому, что предметом регулирования являются объекты, наиболее точно и емко определяемые словом „медиа-контент“. Думаю, что подобная инициатива законодателя заставит бизнес еще раз подумать о том, что контент имеет не только ценность, но и цену, и, следовательно, к нему следует относиться с полным уважением как охраняемому законодательством объекту авторских прав», — отмечает Александр Бейдер, директор по развитию бизнеса (направление ECM) компании «ТерраЛинк».

На основании вступившего в силу судебного акта за неоднократное и неправомерное размещение информации, содержащей объекты авторских и (или) смежных прав либо или информацию, необходимую для их получения с использованием информационно-телекоммуникационных сетей без разрешения правообладателя или иного законного основания, Роскомнадзор направляет операторам связи требование о постоянном ограничении доступа к сайту-нарушителю.

«Российская судебная (в лице Мосгорсуда) и исполнительная власть (в лице Роскомнадзора) показали на деле работоспособность введенных механизмов защиты на примере объектов киноиндустрии, что, разумеется, будет способствовать серьезному отношению владельцев ресурсов к обращениям правообладателей всех индустрий. Особенно с учетом того, что появился новый инструмент — возможность блокировки на постоянной основе», — комментирует г-н Соколов.

Он уточнил, что по сведениям Роскомнадзора было вынесено 272 определения Мосгорсуда, по которым на конец апреля блокируются 14 ресурсов и 53 сетевых адреса.

«Насколько я знаю, многие ресурсы, которые распространяют пиратское ПО, находятся в других юрисдикциях, вне России. Бороться с ними трудно, фактов их наказания за пиратство крайне мало. Поэтому производители ПО применяют альтернативные методы защиты своих прав, перенося акценты с продажи лицензий на предоставление услуг по поддержке и обслуживанию своих продуктов», — отметил г-н Макаров.

Законодательной новеллой определен порядок внесудебных мер по прекращению нарушения авторских и (или) смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в Интернете, применяемых по заявлению правообладателя.

Правообладатель в случае обнаружения сайта, на котором без его разрешения или иного законного основания размещена информация, содержащая объекты авторских и (или) смежных прав, вправе отослать заявление владельцу сайта. В этой связи в части 2 статьи 10 уточняется: владелец сайта в Интернете обязан разместить на принадлежащем ему сайте информацию о наименовании, месте нахождения, адресе электронной почты, а также вправе предусмотреть электронную форму для заявления.

В течение 24 часов с момента получения такого заявления или необходимых уточненных заявителем сведений владелец сайта удаляет информацию. А в случае правомерности ее размещения он обязан направить заявителю соответствующее уведомление с приложением доказательств.

«Наша правовая культура пока еще не настолько развита, чтобы думать всерьез о законности использования чужого контента, поэтому положение о возможности внесудебного регулирования выглядит очень разумной», — полагает г-н Бейдер.

По мнению г-на Макарова, в отношении российских добросовестных бизнесменов внесудебное решение вопроса должно работать. «В случае зарубежных ресурсов, а это бόльшая часть незаконных ресурсов по продаже ПО, это работать не будет», — считает он.

Схожее мнение высказывает и Дмитрий Соколов: «Эффективность будет зависеть от ресурса. Те, что расположены в российской юрисдикции, скорее всего, будут оперативно реагировать на корректные внесудебные обращения. Ресурсы, находящиеся вне российской юрисдикции, разделятся на две группы: первые: желающие сохранить доступность для подавляющего большинства своих пользователей в России, будут реагировать на досудебные обращения правообладателей. Вторые, для которых русскоязычные пользователи не имеют существенного значения, возможно, будут игнорировать такие обращения. В этом случае в рамках судебных процедур, увы, придется добиваться их полной блокировки».

Он отметил, что и правообладатели, и вменяемые владельцы ресурсов крайне заинтересованы в использовании внесудебных процедур: «Это и оперативность, и низкая стоимость, и меньшие риски».

Незащищенными остаются «фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии», исключенные данным ФЗ из охраняемых объектов авторских и смежных прав.

«Сложно сказать, почему закон исключает их. С одной стороны, вероятно, были опасения спровоцировать обращения огромного числа людей, которые размещают свои фотографии в сетях и могут начать массово предъявлять претензии ресурсам, причем зачастую некорректно. Кроме того, есть десятки тысяч абсолютно однотипных фотографий. Например, широко известных башен (кремлевских, Пизанской или Эйфелевой). С другой стороны, профессиональные фотографы и фотобанки также нуждаются в защите. Да и установить автора фотографии значительно проще — профессионалы аккуратно и осторожно хранят оригиналы. Но, возможно, опасаясь вала обращений от непрофессионалов, пока сферу действия закона несколько сузили», — считает г-н Соколов.

«Остается ощущение некоторой недоработанности или незавершенности многих подобных инициатив последнего времени, — отмечает г-н Бейдер. — Как быть, если фотография — авторское произведение и является объектом интеллектуальной собственности? Возможно, вскоре мы получим какое-либо разъяснение. Или новый закон о внесении изменений».

Версия для печати