В мае 2015 г. президент Путин распорядился подготовить к октябрю предложения по развитию российского Интернета. Вообще-то, поручение дано Администрации Президента и Минкомсвязи, которые должны привлечь для этой работы интернет-бизнес в лице Института развития Интернета, созданного в марте этого года, судя по всему, именно для того, чтобы консолидированно представлять интересы делового интернет-ссобщества. Трудно сказать, как ответственные за задание официальные структуры вели работу по выполнению задания президента, но, похоже, ИРИ решил не дожидаться заданий сверху и еще летом начал работу по подготовке собственного варианта программы развития Интернета в России. О промежуточных результатах этой деятельности ИРИ рассказал представителям СМИ в августе, но подчеркнем: там были представлены, скорее, основные подходы к решению данной задачи и идеи на концептуальном уровне. Хотя одними из главных принципов создаваемой программы действий были объявлены открытость и публичность, собственно содержимое программы (а по плану-графику к этому моменту уже должен был быть готов второй черновой вариант) оставалось неизвестным.

В начале октября в Администрации Президента прошло совещание по теме под председательством первого замглавы Администрации Вячеслава Володина и при участии главы Минкомсвязи Николая Никифорова, где представители ИРИ рассказали о подготовленных ими предложениях. О результатах собрания известно из официальных сообщений: в целом программа была одобрена и ИРИ получил задание доработать ее с учетом высказанных замечание и пожеланий. Но сам документ (программа) по-прежнему оставался недоступным для широкой общественности. Представители ИРИ тогда говорили, что он будут опубликован в окончательном варианте 20 октября при официальной передаче в Администрацию Президента. В намеченную дату ИРИ публично сообщило, что программа, в составе еще ряда документов, была представлена на конференции. Но выяснилось, что там был анонсировано только существование документа, но не его содержание. На отдельный запрос в ИРИ о том, когда и где будет все же опубликована программа, был получен ответ — «этот вопрос пока не решен».

Чем же объясняется такая таинственность? Не хотелось бы сейчас гадать на этот счет, но наверное есть какие-то причины. Но все же — что же написано в этом документе? Как ИРИ видит стратегию и тактику действий по развитию российского Интернета? Получилось так, что в моем распоряжении оказался вариант документа, которые обсуждался на совещании в Администрации в начале октября. Попробую высказать свое понимание сути этого многостраничного (137 страниц) текста.

Понять смысл предложений ИРИ не так-то просто: основной объем документа посвящен рассказу о важности Интернета для современного общества, о его влиянии на развитие экономики в целом и тому, каких социальных и экономических результатов можно достичь через 10-15 лет в случае «правильной стратегии». Но в чем заключаются проблемы современного развития Интернета в России и зачем, собственно, понадобилась разработка программы, в чем «неправильность» существующего положения дел и что именно нужно делать, чтобы исправить эту неправильность?

Я считаю, что в документе ИРИ особо серьезного анализа ситуации с развитием Интернета в России нет, как нет и анализа существующих проблем. Точнее, формально раздел с анализом есть, но насколько он глубок и соответствует реалиям, можно судить хотя бы из ключевых выводов авторов документа:

По мнению экспертов, основными барьерами, препятствующими инновационному развитию сети Интернет в России, являются:

1) Отсутствие единого координатора при принятии государственных решений. ИКТ-индустрия подведомственна Минкомсвязи России, Минпромторг России курирует вопросы развития микроэлектроники и аппаратных средств, инновационное развитие курирует Минэкономразвития России, координатором формирования прогноза научно-технического развития является Минобрнауки России, в связи с чем государственные стратегические документы предусматривают развитие только отдельных сегментов интернет-экономики, что не позволяет в полном объеме использовать весь потенциал развития сети Интернет как драйвера национальной экономики;

2) Отсутствие реальных инструментов и в целом механизма оценки эффективности реализации государственной политики, направленной на развитие интернет-экономики, позволяющего осуществлять независимую оценку эффективности деятельности руководителей федеральных органов исполнительной власти и высших должностных лиц (руководителей высших исполнительных органов государственной власти) субъектов Российской Федерации по созданию благоприятных условий развития российского сегмента сети Интернет в отраслях экономики.

Итак, главная и единственная (все выводы заключаются именно в этих двух пунктах) проблема: отсутствие «единого государственного координатора», который к тому же должен иметь инструмент (и соответствующие полномочия) для «оценки эффективности деятельности руководителей федеральных органов исполнительной власти и высших должностных лиц». То есть, по мнению авторов документа, проблема заключается в недостаточном регулировании интернет-сферы со стороны государства. А раз так, то далее ИРИ формулирует рекомендацию, которая, по сути, и является основным содержимым всей программы (в документе есть еще два пункта, которые фактически лишь уточняют приведенное тут положение):

Поручить соответствующему подразделению Администрации Президента Российской Федерации руководство разработки и реализации Программы, а также наделить ИРИ статусом единого проектного офиса — структуры, реализующей комплексный подход к объединению и согласованию информации, представляющей целостное видение ключевых направлений развития и курирующей реализацию планов мероприятий «дорожных карт» указанных направлений.

Обратите внимание: саму программу еще только нужно разработать! Главное же — нужно создать специальный «координирующий» орган, при этом руководящую роль в нем должен играть именно ИРИ. То есть смысл предложений ИРИ предельно прост и понятен: «поручите государственное управление развитием Интернета нам!».

Другим принципиально важным моментом является то, что создаваемый орган по управлению Интернетом должен быть внеправительственным и, фактически, надправительственным: с одной стороны, он должен иметь более высокий управленческий статус, обладая функциями контроля за деятельностью правительственных структур и региональных органов власти, а с другой — не быть напрямую подотчетным перед органами законодательной власти.

Но тут нужно сказать, что, скорее всего, вывод ИРИ об «отсутствии единого координатора при принятии государственных решений» все же не верен. Такой координатор в сфере ИТ и Интернета формально в стране имеется — это Минкомсвязи. И, учитывая это, тезис ИРИ нужно понимать иначе: «формально координатор есть, но он со своими функциями не справляется». Но авторы на такую откровенную формулировку не решились, наверное, еще и потому, что тогда пришлось бы анализировать — почему не справляется, может быть, он просто не нужен, как улучшить его работу и пр. Поэтому они, не втягиваясь в эти безнадежные рассуждения, предлагают давно известное бюрократическое решение подобных проблем: пусть тот, кто не справляется со своей работой, продолжает делать это и дальше, но в дополнение к нему нужно создать новую управленческую структуру с более высоким статусом. И создать ее на основе реальных специалистов, то есть нас, авторов предложений.

Какова будет дальнейшая судьба программы ИРИ — сказать сложно. Формальная ее история прерывается октябрьскими новостями, из которых следует, что документ передан на дальнейшее рассмотрение в Администрацию Президента. Известно, что он изучается также в правительстве и в Минкомсвязи. Интересно: согласится ли министерство с тем, чтобы существенную часть своих функций передать ИРИ, который войдет в состав «соответствующего подразделения Администрации Президента»?

Версия для печати