Ассоциация кабельного телевидения России (АКТР) и Ассоциация «Ростелесеть», объединяющая 130 региональных операторов, провели 4 августа круглый стол, посвященный внесенным в антитеррористическое законодательство изменениям, предложенным депутатом Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым. Сразу отмечу, что эта встреча, на которую, прервав отпуска, приехали многие представители телекоммуникационной отрасли регионов, прошла очень бурно и эмоционально.

Экономические расчеты

Выступивший с докладом глава ассоциации «Ростелесеть» Олег Грищенко подробно рассказал присутствующим о проведенном исследовании, показывающем, во сколько операторам связи обойдется только выполнение требования о хранении данных.

В исследовании участвовали 27 провайдеров, среди которых четыре крупных (свыше 100 тыс. абонентов), семь средних (от 10 тыс. до 100 тыс. абонентов), а остальные — малые компании (до 10 тыс. абонентов). Совокупная абонентская база опрошенных игроков — 1,324 млн. абонентов из 76 городов 23 субъектов Российской Федерации. Общая выручка операторов — 8,815 млрд. руб. Потребляемый трафик — 548 Гбит/c.

Исследование показало, что за шесть месяцев 27 операторов с упомянутой абонентной базой сгенерируют 1 эксабайт информации. Для хранения такого объема данных потребуется 256 тыс. жестких дисков (по 4 Тб), более 21 тыс. серверов, которые придется разместить в 1426 стойках в дата-центре. Их общая потребляемая мощность составит порядка 12 МВт, и найти в регионах такие мощности очень сложно, а иногда просто невозможно.

«Чтобы понимать, что такое 1 эксабайт: самый большой ЦОД в мире принадлежит компании Facebook, он расположен в Швеции и рассчитан на 7 тыс. стоек с суммарным объемом хранения до 1 эксабайта. То есть, чтобы хранить данные абонентов 27 операторов, надо создать ЦОД, который пока есть только у Facebook», — пояснил Олег Грищенко.

По его словам, аренда одного стойко-места в дата-центре в среднем стоит 60 тыс. руб. в месяц, или, соответственно, 720 тыс. руб. в год. За аренду 1426 стоек операторам придется заплатить более 1 млрд. руб. в год. Более того, провайдерам надо будет вложиться в строительство дата-центра, так как существующие ЦОДы уже загружены на 85–90%. Создание ЦОДа потребует примерно 7 млрд. руб., причем затраты на такой дата-центр окупаются около восьми лет. «То есть для подготовки помещения для хранения данных каждому оператору придется выделить по годовому обороту», — подчеркнул глава «Ростелесети». При этом реально взять деньги оператор может только из прибыли, которая в среднем составляет 11%.

Кроме того, операторам необходимо будет приобрести ПО, чтобы можно было корректно хранить и обрабатывать собранные данные. Такое ПО может стоить даже дороже, чем аппаратное оснащение.

Компенсировать издержки на строительство и содержание системы хранения трафика можно только за счет роста тарифов. По оценкам, стоимость услуг при шестимесячном сроке хранения данных вырастет в 3–6 раз. Придется отказаться от безлимитных тарифов и объяснять пользователям, что теперь они платят не только за трафик, но и за хранение переданных данных.

«Для небольших операторов новые требования просто нереализуемы. Не все из них даже смогли перейти на СОРМ-3, а новые требования их просто убивают. По данным „ТМТ-Консалтинг“, 30% рынка услуг широкополосного доступа занимают региональные операторы, и сейчас эти компании находятся под угрозой исчезновения», — констатировал Олег Грищенко.

Как сообщил заместитель руководителя рабочей группы «Связь и информационные технологии» экспертного совета при правительстве РФ Михаил Медриш, в рамках рабочей группы проблема рассматривалась в масштабах всей страны. С учетом требований по надежности хранения и резервированию данных оценка суммарного объема хранения составила порядка 60 эксабайт. Это 15 млн. жестких дисков емкостью 4 Тб. Причем мировое производство таких дисков, пригодных для указанных целей, — менее 17 млн. штук в год. То есть для реализации требования шестимесячного хранения трафика понадобятся почти все жесткие диски, произведенные в мире за год. Но это только сейчас. По прогнозам, к 2018 г. трафик удвоится и соответственно увеличится число необходимых емкостей.

В России же, по словам куратора рабочей группы Ирины Левовой, нет возможности развернуть производство оборудования, необходимого для выполнения пакета законов Ирины Яровой.

Что делать? Мнения операторов

«Обсуждать закон поздно. Он принят, и с этим ничего не поделаешь. Главный вопрос — как жить малым и средним операторам, на которых теперь ложится огромная нагрузка?» — сформулировал главную тему дискуссии Президент Ассоциации кабельного телевидения России Юрий Припачкин.

Предложения в ходе обсуждения были высказаны разные. Представитель одного из малых операторов призвал всех бойкотировать «закон Яровой» как противоречащий Конституции РФ, разрешающей прослушивание телефонных разговоров только по решению суда, и Уголовному Кодексу РФ, согласно которому контроль и запись переговоров можно проводить только в рамках производства по уголовному делу, а не тотально для всего населения страны. «Запись разговоров без решения суда — это уголовная статья. Этот закон надо отменить», — считает он.

Другой региональный оператор предложил разослать всем абонентам сообщения о последствиях, которые несет для них новый закон с просьбой поддержать его отмену. Но это не нашло поддержки у Президиума собрания. Юрий Припачкин призвал «не выводить народ на улицы» и подчеркнул важность переговоров с властями. Объясняя отсутствие в зале представителей государства, он сказал: «Мое общение с чиновниками правительства по поводу этого закона сводится к тому, что они мне говорят: это депутатский закон, правительство к нему никакого отношения не имело, никакого экспертного заключения не давало, и что с ним делать, пока не очень понятно».

По словам Михаила Медриша, в Минкомсвязи сейчас идет обсуждение закона с участием крупных операторов, однако плохо, что это не публичный процесс и в нем не участвуют АКТР и «Ростелесеть».

Недоумение в связи с самим фактом возникновения закона высказали многие выступающие: не понятно даже, кому он нужен и кто его «интересант». Суть выступлений в целом сводилась к тому, что такие глобальные проекты, затрагивающие все население страны, должны сопровождаться разъяснительной работой, а в данном случае ситуация непонятна даже специалистам.

«Конечно, это закрытая информация — что и как обрабатывается. Но как привести эту систему к единому знаменателю, не имея стандартов хранения и обработки, никто не знает. Никто этим не занимался», — отметил Юрий Припачкин. Закономерен вопрос и о том, что делать со всем собранным трафиком, все большая часть которого сейчас шифруется. Есть ли в таком случае смысл в столь огромном проекте?

Я поинтересовался, как операторы собираются выполнять закон в части передачи ключей шифрования своих абонентов в ФСБ, например при использовании протоколов HTTPS, когда ключи не хранятся дольше одной сессии. «Мы не знаем, как можно сделать то, что мы сделать не можем. Есть законы, принятые Государственной Думой, и есть законы физики и математики. Мне кажется, то законы физики и математики все же выше законов, принятых Думой», — ответил член правления Ассоциации «Ростелесеть» Искандар Бахтияров («Уфанет»).

Выступающие также отмечали необходимость предварительной проработки таких технически сложных проектов, проведения НИОКР и выполнения пилотных проектов. «Давайте предложим сделать пилотный проект в каком-нибудь районе, наиболее страдающем от терроризма, например в Дагестане. А потом оценим, как он помог в борьбе с терроризмом», — предложил представитель одного из региональных операторов связи.

Другой выступающий заявил, что закон почти ничего не дает для борьбы с терроризмом, а, наоборот, повышает риски. Ведь собираемая о населении конфиденциальная информация может быть украдена у оператора. Кроме того, системный администратор регионального оператора — это человек, получающий зарплату в размере 20 тыс. руб. в месяц, и криминалитет сможет легко его купить или же просто запугать. Причем администратор может не только передать преступникам интересующую их информацию о гражданине, но и исказить такую информацию в архиве в их интересах.

В ходе проведения круглого стола также отмечалось, что «закон Яровой» ставит участников рынка в неравноправное положение и является очень коррупционноемким. Если федеральные операторы смогут взять у банков крупные кредиты для создания дата-центров и систем хранения данных, то у региональных операторов, по словам главы «Ростелесети», такой возможности нет — банки просто не выдадут им столь значительные кредиты. Некоторые из участников встречи даже заподозрили в качестве интересантов принятия закона крупные телеком-компании, отметив, что Ростелеком по поводу закона никак не высказывался.

Впрочем, эта мысль не нашла поддержки. Руководитель Ассоциации «Интернет-видео» Алексей Бырдин уверен, что крупные телеком-операторы «никогда в жизни не додумались бы до такого суицидального лоббизма». «Это не их идея, и они страдают сейчас от нее не меньше, — считает он. — Но соблазн использовать сложившуюся ситуацию для передела рынка, наверное, у них может появиться».

Не была воспринята и идея поддержать компанию «Мегафон», предложившую вместо обязанности хранить данные обложить операторов дополнительным налогом и зеркалировать трафик в ФСБ — пусть там делают с ним что хотят. «Органы распространения информации являются трансграничными, и не понятно, по какому принципу с них собирать деньги. Что, с Google будут деньги брать?», — возразила Ирина Левова.

Олег Грищенко выступил с предложением сократить максимальный срок хранения данных до 12 часов. Сейчас столько времени хранится информация в СОРМ-3. И хотя в результате система все равно получится дорогой и более сложной, чем сейчас, а реализовать ее будет совсем непросто, средние и крупные операторы все же смогут выжить.

Нашло понимание у собравшихся и предложение передвинуть срок вступления в силу положений антитеррористического «пакета Яровой» с 2018 г. на 2023-й. Во всяком случае к этому времени могут появиться достаточные для их реализации вычислительные мощности, технологии и оборудование.

Особые надежды Ассоциация возлагает на новый состав Государственной Думы РФ. «Мы предполагаем, что осенью произойдут некоторые изменения, сформируются новая Госдума, новый климат и новые веяния», — отметил Юрий Припачкин. По его словам, «закон Яровой» создал для отрасли серьезные проблемы, но «не все так безнадежно»: «В начале сентября пояснительная записка с изложением консолидированной позиции телеком-отрасли в отношении „закона Яровой“ должна быть готова, чтобы после выборов она уже имела определенный вес. Паниковать не надо. Решим проблему совместными усилиями».

Версия для печати (без изображений)