На состоявшейся в Москве пресс-конференции «Что изменится с введением Доктрины информационной безопасности?» председатель комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Государственной Думы РФ Леонид Левин рассказал о том, как изменения, внесенные в Доктрину национальной информационной безопасности (ИБ) повлияли на направленность законотворческой деятельности нижней палаты парламента нашей страны.

Прежде всего он отметил, что законодательная поддержка обновлений Доктрины не по всем направлениям подразумевает дополнительное бюджетное обеспечение — зачастую она сводится к реструктуризации действующего бюджета с учетом наиболее важных задач и привлечению к их решению должных исполнителей.

Г-н Левин заострил внимание на том, что за организацию обеспечения ИБ, согласно Доктрине, отвечает не только государственная власть, но и собственники и эксплуатанты информационных систем. Это положение Доктрины, уже частично закрепленное законодательством, будет поддерживаться и развиваться в законодательной сфере и в дальнейшем.

Как ключевые г-н Левин выделил в Доктрине следующие аспекты: определение национальных интересов страны (в том числе права граждан на достоверную информацию) и определение основных угроз в информационной среде.

В Доктрине также обращается внимание на отсутствие международных механизмов обеспечения равноправного и безопасного использования Интернета разными странами, на необходимость выработки общих принципов в этой области, поскольку многие задачи обеспечения национальной ИБ разных стран, в том числе и нашей, требуют международного регулирования, а для этого нужна международная концепция защиты от современных киберугроз, нарушающих стабильность как отдельных стран, так и мирового сообщества в целом.

Для выработки такой концепции необходимо сформировать международную организацию, в обязанности которой входила бы разработка общих принципов противодействия таким угрозам. По мнению г-на Левина, такая организация может быть создана на базе Международного союза электросвязи. Он выразил надежду на скорые подвижки в строну диалога по этим вопросам, включая делегирование странам управления своими национальными доменами Интернета.

Сегодня эта работа ведется отдельными странами самостоятельно. В то же время ощущается потребность в выработке общих принципов в этой области. «Нужно добиться того, чтобы понятие „серый Интернет“, переход злоумышленников в другую доменную зону для продолжения противоправной действий ушли в прошлое» — сказал г-н Левин. По его оценкам, уже в следующем году можно ожидать, что проявляемая российскими представителями на различных международных площадках активность приведет к первым конкретным решениям в этой области.

В Госдуме находится на рассмотрении внесенный правительством проект закона об обеспечении стабильного функционирования российского сегмента Интернета. Это один из первых законопроектов, который будет рассматриваться депутатами на первой сессии 2017 г. Технические работы в этом направлении уже ведутся, задача нового закона в их стимуляции и закреплении в юридическом поле.

Из других наиболее важных находящихся на рассмотрении в Госдуме документов г-н Левин выделил законопроект «О безопасности критической информационной инфраструктуры РФ» и статью об оповещении граждан о чрезвычайных ситуациях.

В отношении новых подходов к регулированию обращения информации в условиях цифровизации жизнедеятельности людей позиция г-на Левина сдержанная: изменения законов, как он считает, нужно проводить только тогда, когда они с очевидностью продиктованы общественной практикой; приступать к изменениям в законах следует крайне аккуратно, обсуждая их со специалистами и представителями широких слоев общества, с тем чтобы закреплять развитие жизни, а не навязывать обществу юридические фантомы, препятствующие развитию.

Г-н Левин выразил согласие со многими другими экспертами по поводу неактуальности в настоящее время формирования новой, самостоятельной, правовой ветви, т. н. «информационного права», подобного морскому, воздушному и т. п. правам, для регулирования обращения информации в условиях быстрого развития цифровых технологий.

Россия, считает он, придерживается не китайского, а европейского направления регулирования Интернета, которому присущи не жесткие блокировки всего непонятного государственным властям, а попытки перед принятием регуляторных решений разобраться с новыми вызовами, чтобы не разрушать сформированную цифровую среду. Он полагает, что за предстоящие пять — десять лет законодательство для онлайновой и офлайновой деятельности должно стать единообразным, включая аспекты трансграничности, что подразумевает поиск компромиссов между международными и национальными законами.

Версия для печати (без изображений)