24 января председатель правительства РФ Дмитрий Медведев подписал постановление № 57 о создании Российского фонда развития информационных технологий (ФРИТ). Этим же документом был утвержден устав фонда, согласно которому функции и полномочия учредителя выполняет правительство либо уполномоченный им федеральный орган исполнительной власти (каковым сегодня является Минкомсвязи). Из принятых документов следует, что реализация принятого постановления будет выполняться в рамках финансовых средств, предусмотренных ранее принятым законом о федеральном бюджете на соответствующий год и плановый период.

В уставе определены основные цели деятельности Фонда:

1) финансовое обеспечение и иная поддержка научной, научно-технической, инновационной деятельности в сфере ИКТ;

2) содействие продвижению продукции, интеллектуальных прав, работ и услуг российских организаций в сфере ИКТ на российском и зарубежных рынках;

3) содействие импортозамещению высокотехнологичной продукции, включая программное обеспечение, компьютерное и коммуникационное оборудование;

4) содействие обеспечению перспективных кадровых потребностей российских организаций в сфере ИКТ;

5) популяризация деятельности и профессий в сфере ИКТ, а также полученных российскими организациями и гражданами результатов научной, научно-технической, инновационной деятельности в сфере ИКТ.

Для достижения этих целей Фонд имеет право осуществлять широкий перечь видов деятельности (40 пунктов). Юридически Фонд имеет статус некоммерческой организации, но при этом имеет возможность формировать целевой капитал и выполнять приносящую доход деятельность по следующим направлениям работ:

1) разработка компьютерного программного обеспечения, консультационные услуги в указанной области и другие сопутствующие услуги;

2) деятельность в области информационных технологий;

3) издательская деятельность;

4) операции с недвижимым имуществом;

5) деятельность головных офисов;

6) консультирование по вопросам управления;

7) рекламная деятельность и исследование конъюнктуры рынка;

8) деятельность по обслуживанию зданий и территорий;

9) административно-хозяйственная деятельность, вспомогательная деятельность по обеспечению функционирования организации

Высшим коллегиальным органом управления Фонда является наблюдательный совет, члены которого назначаются правительством. Текущее управление Фондом осуществляет его правление во главе с генеральным директором (все они назначаются наблюдательным советом). Финансовое обеспечение деятельности осуществляется «за счет имущества Фонда, которое формируется за счет доходов, получаемых от деятельности Фонда и использования его имущества, добровольных имущественных взносов, пожертвований, иных не запрещенных законодательством Российской Федерации поступлений».

Процесс создания ФРИТ имеет свою уже довольно длинную историю. Впервые идею формирования такой структуры Минкомсвязи предложило в сентябре 2014 г. в качестве ключевого механизма реализации государственной стратегии ИТ-импортозамещения. Уже тогда подразумевалось, что фонд будет заниматься централизованным финансированием российских разработок с целью создания некоторой национальной программной платформы (как альтернативы западным продуктам) в новых на тот момент экономико-политических условиях. Ключевой проблемой тогда сразу был обозначен вопрос финансирования деятельности Фонда, который Минкомсвязи предлагало решить введением специального налога на ИТ-продажи в России. Однако этот вариант был резко отвернут ИТ-бизнесом и не нашел поддержки со стороны правительства.

В ноябре 2014 г. руководитель Минкомсвязи Николай Никифоров, выступая в Совете Федерации, представил план создания под руководством министерства некой системы базового ПО объединенными усилиями всей отечественной ИТ-отрасли, предложив теперь уже финансировать эти работы за счет бюджета. Тогда же были оглашены финансовые показатели такого проекта: 40 млрд. руб. ежегодно в течение 5-7 лет. Позднее стало известно, что в рамках подготовки к такой работе при министерстве было создано несколько рабочих групп с участием представителей отрасли, которые должны были разработать конкретные предложения по различным направлениям деятельности (клиентские ОС, серверные и облачные ОС и средства виртуализации, СУБД, офисное ПО и ПО для совместной работы, инженерное ПО, геоинформационные системы), а сам проект получил название «Фонд универсального ПО».

Эта идея тогда также не нашла поддержку в правительстве и у законодателей, но, тем не менее, Минкомсвязи продолжило проработку вопроса создания Фонда и провело весной 2015 г. конкурс среди разработчиков ПО по выбранным направлениям деятельности. В мае были подведены результаты смотра, определены победители, и многие СМИ тогда писали о выделении денег и начале финансирования работ, как о вопросе практически решенном. Но уже к осени стало понятно, что никаких правительственных решений на это счет нет и не предвидится, тема перестала обсуждаться сама собой.

Но в марте 2016 г. вопрос о централизованных государственных усилиях в области софтверных разработок опять возник: Минкомсвязи представило проект постановления правительства «О создании Российского фонда развития информационных технологий». В этом документе было зафиксировано обязательство предоставить Фонду субсидию в виде имущественного взноса РФ в размере 5 млрд. рублей за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, а также передать Фонду в качестве имущественного взноса РФ находящиеся в федеральной собственности 47 324 672 акции акционерного общества «Иннополис» (г. Иннополис, Татарстан) и 1 450 000 акций акционерного общества Росинфокоминвест. Кроме того, из текста проекта устава было видно, что сама деятельность Фонда организационно и финансово основывается на тесном сотрудничестве с «Иннополисом», в частности, в списке целевых задач Фонда был пункт об обеспечении функционирования и развития инновационного центра «Иннополис». В утвержденном сейчас постановлении и уставе ФРИТ в целом в качестве стратегических задач приведены те же положения, что в варианте документа годичной давности, но при этом полностью исчезла информация о конкретных механизмах финансирования его деятельности со стороны государства и все упоминания об «Иннополисе».

Первые отклики в социальных сетях со стороны ИТ-общественности на новость о создании РФРИТ имели разнонаправленный характер: выражались как оптимистичные ожидания, так и пессимистичные оценки. Задавались вопросы по целевым задачам, по механизмам их реализации, по финансированию и организации работы Фонда.

В этой связи редакция PC Week обратилась к ряду ведущих ИТ-экспертов с просьбой прокомментировать различные аспекты функционирования нового ИТ-института, связанные с его уставом, первоочередными задачами, финансированием, взаимодействием с ИТ-отраслью и ИТ-общественностью, оценкой эффективности его работы.

Илья Массух, президент Фонда информационной демократии, директор Центра компетенций по импортозамещению в сфере ИКТ:

— В целом, поддержка научной, научно-технической и инновационной деятельности является одной из ключевых задач правительства. С другой стороны, в нашей стране уже создано столько различных бюрократических структур по поддержке и развитию «инновационной» деятельности, что создание ещё одной вряд ли будет каким-то прорывом и приведёт к ещё большему распылению ресурсов и усилий.

Процедуры формирования и функционирования Фонда достаточно подробно описаны, однако отсутствует описание механизма непосредственной поддержки отрасли, не отражены вопросы финансирования, его объёма и формы.

Фонд создан правительством, но что касается деталей, есть ощущение, что он создан ради создания, а не для каких-то задач. Повторюсь, за последнее десятилетие было создано достаточно много структур, которые так и не дали объявленного эффекта, несколько из них, кстати, находятся в непосредственном подчинении Минкомсвязи, например, тоже созданный правительством 10 лет назад, но так и не сделавший ни одной инвестиции фонд Росинфокоминвест или недавно построенный «Иннополис».

В постановлении недостаточно четко указано, какие источники будут привлекаться для наполнения Фонда, как будут определяться приоритеты в направлении вложения средств, а также оценка эффективности этих вложений. Видимо, сначала следует устранить эти пробелы в организации деятельности Фонда, а также определить порядок взаимодействия с отраслью, утвердить ежегодный план работы.

Полагаю, что на данном этапе — пока Фонд не сформирован (не определен его управляющий состав, план деятельности и т. п.) — говорить об оценке эффективности его работы еще рано. Показатели развития отрасли ИТ утверждены соответствующей стратегией, поэтому рост этих показателей будет свидетельствовать в том числе и об успешной работе этой организации.

Отмечу, что, судя по уставу, часть деятельности создаваемого Фонда будет созвучна с задачами, которые уже решает Центр компетенций по импортозамещению, созданный по поручению Президента и организованный экспертными организациями, поэтому будет правильным на данном этапе разделить в общественном восприятии экспертную и практическую работу Центра компетенций с бюрократическим функционированием Фонда.

Валентин Макаров, президент ассоциации «РУССОФТ»:

— Факт создания Фонда я оцениваю как еще одно доказательство признания государством важности ИТ как инструмента развития инновационной экономики и модернизации традиционной экономики. С другой стороны, это достижение самого министерства, долгожданный институт развития в руках Минкомсвязи.

Первоначально предполагалось, что Фонд будет решать задачу импортозамещения в части ПО. И только на завершающем этапе Фонд был развернут в сторону поддержки экспорта. Видимо, с этим и связана некоторая неопределенность порядка его функционирования. Теперь, вслед за принятием решения, последует некоторый период формирования процедур. Не вижу в этом большой проблемы.

Могу предположить, что Фонд создавался не для того, чтобы взаимодействовать с ИТ-общественностью. Это скорее инструмент развития отрасли в руках Минкомсвязи. Со временем ситуация может измениться, но это изменение может произойти только по инициативе самой ИТ-общественности. В любом случае влияние общественности на работу Фонда будет ограничиваться мониторингом работы Фонда и ее участием в совещательных органах при Фонде или при Минкомсвязи.

Первоначальная задача Фонда — перенести стратегию своей работы на язык финансов, распределив средства по приоритетным статьям и по годам. Здесь, возможно, понадобятся консультации с ИТ-общественностью. Затем нужно будет организовать процесс сбора и экспертизы проектов, и здесь опять пригодится ИТ-общественность.

Поскольку средства Фонда формируются государством, оценку его эффективности будет производить само государство. Можно было бы предложить министерству вовлечь ИТ-общественность в мониторинг этого процесса, поскольку конечные показатели эффективности работы отражают успехи самой ИТ-индустрии: рост объемов продаж ИТ-индустрии и рост ее экспорта, увеличение доли российской ИТ-индустрии на глобальном рынке, особенно в сегментах, вязанных с новым технологическим укладом, базирующемся на конвергенции ИТ и других сегментов экономики. Если при Фонде будет создан общественный совет из представителей ИТ-общественности, то он мог бы обеспечить регулярный мониторинг результатов работы Фонда и интерфейс с ИТ-индустрией.

Андрей Ярных, руководитель стратегических проектов «Лаборатории Касперского»:

— В последнее время государство стало активно прислушиваться к мнению ИТ-компаний, тем более что с точки зрения возможностей для экономики эти компании имеют огромный потенциал. В частности, экспорт отечественного ПО уверенно входит в ТОП-5 основных несырьевых доходных статей РФ. Чтобы помочь развитию технологических компаний, нужна, конечно, государственная программа. Сейчас большинство крупных технологических компаний входят в различные ассоциации, созданы при поддержке государства различные фонды и институты, которые уже много раз озвучивали основные проблемы отрасли и возможные варианты решения, и у ФРИТ есть определенный потенциал для поддержки отрасли.

Однако более действенной мерой для поддержки отечественных разработчиков могло бы стать введение налогового вычета при экспорте ПО. Сейчас российские экспортеры находятся в невыгодном положении по отношению к своим иностранным конкурентам, поскольку вынуждены платить НДС дважды — в России и в стране реализации, что делает софт дороже. ПО попадает под налогообложение как сервис, а сервис у нас не может быть освобожден от НДС. При этом, к примеру, российские экспортеры природных ресурсов возвращают уплаченный в РФ НДС по экспортным контрактам. Добавляет сложности и сам процесс оформления экспортных операций, то есть административный барьер, который особенно тяжело преодолевать небольшим компаниям, стартапам.

Павел Адылин, исполнительный директор компании Artezio:

В целом факт создания ФРИТ я оцениваю позитивно. Согласно уставу, основными целями Фонда являются поддержка научно-технической деятельности в сфере ИКТ, содействие продвижению продуктов и услуг российских ИТ-компаний на отечественном и зарубежных рынках, импортозамещению, подготовке ИТ-кадров, популяризации профессий и достижений отрасли. Именно эти направления деятельности крайне важны для местных технологических компаний. Радует, что ФРИТ фокусируется исключительно на ИКТ-отрасли в отличие от РВК и Фонда «Сколково», которые, не имея отраслевой специализации, не могут обеспечить поддержку ИТ-индустрии в более широком плане (от подготовки кадров до международного маркетинга и продаж).

Для организации эффективной работы Фонда в него должны быть введены представители ИТ-бизнеса и отраслевых ассоциаций, причем не только на уровне экспертных советов, но и в наблюдательный совет, правление (для выбора проектов, заслуживающих финансирования Фондом) и попечительский совет (для независимой оценки деятельности организации). В области разработки программного обеспечения в любом случае наиболее инновационными являются компании-экспортеры, которые успешно конкурируют на мировом рынке. Основной некоммерческой структурой, представляющей всю полноту мнений по данным направлениям, является НП «Руссофт».

Самая большая и первоочередная проблема ИТ-отрасли в России — недостаток квалифицированных кадров. Несмотря на то, что большинство вузов так или иначе имеют программы по подготовке специалистов, зачастую эти программы являются устаревшими и подготовленные специалисты не соответствуют требованиям ИТ-компаний. Их приходится доучивать и переучивать за счет бизнеса. Очень важной является задача популяризации ИТ-профессий среди молодежи. В постановлении о создании Фонда указана цель по обеспечению перспективных кадровых потребностей, однако те шаги, которые заявлены для реализации задачи, являются недостаточными. Предлагается предоставлять гранты на обучение физическим и юридическим лицам и проводить конкурсы. На самом деле такая программа должна быть более комплексной: для начала на основе существующих коммерческих инициатив отдельных компаний глубже интегрировать подготовку кадров в их работу, во взаимодействие с вузами, оказывать в этом финансовую поддержку. Только наладив подготовку кадров и внедрив экспертов из отрасли в работу нового фонда, можно гарантировать, что прочие инвестиции в инновации и финансовая поддержка научно-технической деятельности будут эффективны и направлены на развитие отрасли.

Согласно предлагаемому уставу Фонда, мониторинг и надзор за его деятельностью будет осуществлять попечительский совет, который, в свою очередь, формируется и может быть распущен высшим коллегиальным органом управления — наблюдательным советом. Такая структура не гарантирует эффективного мониторинга. В качестве дополнительного или альтернативного способа общественного контроля деятельности Фонда можно предложить формат, который, например, используется в рамках программы «Активный гражданин». Согласно такому формату, Фонд публично размещает информацию обо всех осуществляемых проектах и обязуется рассматривать отдельно те из них, которые получат наибольший общественный резонанс. Помимо этого, такой подход поможет организовать более эффективную и, самое главное, прозрачную работу экспертных советов, в обязанности которых входит подготовка предложений и оценка проектов, претендующих на финансирование в рамках Фонда.

Версия для печати (без изображений)