Конкурс с заранее определённым победителем — настоящая беда для отечественного разработчика. Привыкшие к решениям одной компании государственные служащие не хотят ничего менять.

Тем более, что сделать это, на первый взгляд, не очень сложно. Достаточно сформулировать конкурсные условия так, чтобы шансы на победу были только у одного поставщика. Именно подобный подход зачастую и используют составители тендерной документации, причём вполне успешно.

Пожалуй, единственный выход в сложившейся ситуации заключается в применении аппарата принуждения. В частности — в обращении в Федеральную антимонопольную службу, имеющую все необходимые полномочия для отмены результатов конкурса, условия которого противоречат курсу государства на импортозамещение по духу и формально нарушают постановление правительства РФ от 16.11.2015 N 1236 «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

В этом постановлении устанавливается прямой запрет на допуск ПО иностранного происхождения для госзакупок. Правда, из этого правила есть два исключения. Западные решения можно использовать, если:

· в Реестре отсутствуют сведения о ПО требуемого класса;

· российские программы, сведения о которых содержатся в Реестре, по своим характеристикам не отвечают требованиям заказчика.

Кстати, в постановлении есть одна тонкость — оно запрещает допуск программ, «происходящих из иностранных государств», а не отсутствующих в Реестре. «Нереестровые» приложения могут участвовать в государственных тендерах, только никакого преимущества перед иностранными они иметь не будут.

Как нетрудно заметить, исключения оставляют госзаказчикам лазейки, которыми они пользуются для того, чтобы соблюдая закон по форме нарушать его по сути. По этой причине число обращений в ФАС составило около 70 тыс., причём более 20 тыс. жалоб было удовлетворено.

Таким образом, отечественные разработчики могут использовать этот метод для защиты своих интересов, которые в данном случае полностью совпадают с интересами отрасли и государства. Особенно актуально это сейчас, когда практика правоприменения в области импортозамещения ещё не сформировалась.

Недавно ФАС по заявлению российской компании «Новые облачные технологии» отменила результат конкурса, объявленного администрацией муниципального образования Славянский район Краснодарского края. Тендер выиграл единственный участник «Энвижн груп», который должен был поставить государственному учреждению лицензии на продукцию Micrisoft: Windows, Office Pro и ряд серверных решений. Бюджетной организации пришлось бы потратить на это более миллиона рублей.

Проанализировав конкурсную документацию, юридический отдел компании «Новые облачные технологии» пришёл к выводу, что она составлена некорректно — фактически в ней уже объявлен конкретный западный продукт, что запрещено действующим законодательством. На основании этого была подана жалоба в ФАС.

Глава юридического отдела «Новых облачных технологий» Константин Кокурин считает, что никаких затруднений при составлении жалобы быть не может: «Сам вопрос подачи заявления в ФАС детально регламентирован действующими нормативно-правовыми актами и предполагает не только направление жалобы, но и участие в ее рассмотрении на заседании комиссии антимонопольных органов. Успешность опротестовывания зависит от уровня экспертной подготовки участников процесса обжалования, а также текущей практики применения соответствующих норм антимонопольными органами».

Юристу это сделать действительно нетрудно. Но небольшим компаниям, не располагающим специальной службой, помощи в этом деле ждать не от кого. Константин Кокурин рассказывает: «Вопрос обжалования тендеров каждая компания решает, как правило, самостоятельно, полагаясь на своих собственных сотрудников, которые максимально глубоко разбираются в предмете вопроса».

Тут возникает предсказуемый вопрос. Если защита отечественного разработчика — такое важное и нужное дело, то почему ни одна российская ИТ-ассоциация не реализует специальную программу юридической поддержки компаний? Почему наши общественные организации так щедры на громкие слова и заявления и так скупы на конкретные действия?

Впрочем, это риторические вопросы. Реальность такова, что российским компаниям придётся рассчитывать только на собственные силы. Никакой централизованной юридической службы пока не существует.

Важно принять во внимание, что сам факт написания жалобы ровным счётом ничего не гарантирует. Константин Кокурин утверждает следующее: «Законодательство об импортозамещении в ИТ-сфере довольно новое, поэтому устоявшейся практики правоприменения данных норм ещё нет. В этой связи прогнозировать успех обжалования по таким тендерам довольно затруднительно».

Тем не менее, именно сейчас следует нарабатывать полезный опыт, причём это дорога с двусторонним движением. Константин Кокурин рассказывает: «Наша компания регулярно обращается в ФАС за отстаиванием своих интересов, но, как уже отмечалось выше, в силу новизны законодательства об импортозамещении, практика ФАС по вопросу ещё не устоялась и зачастую органы ФАС толкуют такие нормы неоднозначно, в тои числе не в нашу пользу. На этом этапе нам важно донести до ФАС нашу позицию по выявляемым нарушениям. Возможно тем самым мы сможем повлиять и на законотворческий процесс, призванный закрыть возможные бреши закона путём внесения в него изменений».

Таким образом, своевременное и юридически грамотное обращение в ФАС — защита интересов не только собственной компании, но и всей отечественной ИТ-отрасли. По сути — реализация социальной составляющей ИТ-бизнеса.

Версия для печати