Специалисты утверждают, что совершенно непонятно, на решение каких задач нацелен пресловутый «закон Яровой». Инициаторы закона считают его антитеррористическим. Однако с противодействием террористам и прочим нарушителям законов в цифровом пространстве эффективно справляется «Система технических средств для обеспечения функций оперативно-розыскных мероприятий» (СОРМ).

Не улучшает, по мнению экспертов, закон и безопасность блуждающих по сетям связи данных, относящихся к самым различным видам тайн — частной жизни, коммерческой, банковской, служебной, налоговой, врачебной и т. д., вплоть до государственной, поскольку он требует хранить эти данные непонятно где, как и у кого.

Только лицензированных операторов связи в стране насчитывается около 36 тыс., и проконтролировать, как они будут исполнять требования закона затруднительно, если вообще возможно. А ведь еще есть нелицензируемые сервисные компании, предоставляющие услуги поверх сетей и тоже передающие самую разную информацию, на которую распространяются требования закона. Но таких провайдеров даже выявлять сложно, особенно если учесть, что они могут располагаться за пределами страны.

Наконец, исполнение «закона Яровой» в нынешнем виде признается экспертами просто невозможным по финансовым и техническим соображениям. Так, по словам директора департамента управления регуляторными рисками компании МТС Андрея Рего, его компании для исполнения закона нужно не менее чем в тысячу раз увеличить объемы корпоративных хранилищ данных. А чтобы выполнение требований закона не вызвало рост тарифов, не сократило финансирование развития сетей связи оператора, не повлияло на капитализацию МТС, нужно не менее чем в шесть раз снизить подлежащий хранению (по новому закону) объем голосовых данных, передаваемых по беспроводным сетям связи.

Директор по связям с государственными органами компании «МегаФон» Дмитрий Петров указывает на то, что согласно результатам исследований, в которых он принимал участие, в законодательстве ни одной страны нет требований хранить содержательную информацию контактов, осуществляемых с использованием цифровых технологий: наиболее строгие законы требуют хранить только сведения о соединениях: время, место, данные об абонентах соединения и т. п., но никак не содержание. Его вывод: в России пытаются реализовать беспрецедентный закон. Это лишает нашу страну возможности воспользоваться опытом, накопленным другими странами, и подвергает нас ранее неизвестным рискам.

По мнению российского интернет-омбудсмена Дмитрия Мариничева, у тех, на кого возлагается исполнение «закона Яровой», на сегодняшний день нет ясности, каких инженерных, программно-аппаратных и других ресурсов эта задача потребует, особенно с учетом не формального подхода, а достижения более высокого уровня информационной безопасности в стране.

Поскольку государство, выступив заказчиком исполнения «закона Яровой», не предложило путей решения этой задачи, наиболее активные представители инфотелекоммуникационной отрасли России предполагают, что за оставшийся до начала действия закона год с небольшим целесообразно провести пилотный проект, достаточно масштабный, на сетях как мобильной, так и фиксированной связи, с привлечением разных операторов, чтобы прояснить, какие необходимо внести коррекции в закон, каких технических, финансовых и временных ресурсов потребует его исполнение, разделить ввод закона в действие на разумные этапы. Правоохранительным органам пилот поможет уточнить, какие реально объемы данных важны для проведения оперативно-розыскных мероприятий.

По оценкам экспертов, примерно полгода займет составление технического задания на пилот, и столько же — сам проект. Предполагается, что проект поможет найти унифицированное для всей отрасли техническое решение, удовлетворяющее требованиям «закона Яровой» и интегрированное с СОРМ (чтобы не дублировать последнюю).

Как сообщила директор по стратегическим проектам Института исследований Интернета Ирина Левова, на площадке рабочей группы «Связь и информационные технологии» Экспертного совета при Правительстве РФ уже разработан проект дорожной карты пилота, который начинается с подготовки технического задания. Инициаторы проекта предполагают подключить к работе над ним Минкомсвязи, а также другие заинтересованные правительственные структуры.

Версия для печати (без изображений)