«Я представляю себе эту меру чем-то крайне тонким — лезвием бритвы, потому что найти ее, осуществить, соблюсти нередко так же трудно, как пройти по лезвию бритвы, почти не видимому из-за чрезвычайной остроты».

Иван Ефремов, «Лезвие бритвы»

Ситуация, в которой оказалась российская экономика, чрезвычайно сложна и по-настоящему уникальна. Процесс осторожного и даже опасливого «консервирования» реального честного развития, во избежание новых глобальных потрясений образца 1990-х, сковал отечественное экономическое пространство как на уровне частной предпринимательской инициативы, так и на уровне государственной стратегии. Похоже выработался стойкий иммунитет к реформам любого рода и сложился новый общественный договор, в котором окончательно утвердили базовый пункт о минимизации изменений. Поэтому даже самые актуальные и востребованные преобразования встречаются зачастую с недоверием, непониманием и сопровождаются широким спектром эмоционального отторжения. Тем более что до некоторого времени конъюнктура позволяла находиться в благостном настроении, расширяя расходный бюджетный сектор, не утруждая себя наращиванием капитализации и стимулированием частной деловой активности. А сложные проблемы, как и знаковые стройки, искренне заливались финансами, так или иначе материализуясь в потоки импортных товаров, идей, проектов, технологий, знаний, трудовых ресурсов. Это тот самый пример, когда усердно стабилизированную систему, игнорировавшую жизненную необходимость движения и обновления, в определенный момент начинает расшатывать внешняя нестабильная среда, предъявляя всё более изощренные требования и ставя всё более каверзные задачи. Не то что лидерство, но даже скромная позиция в «золотой середине» становится всё более призрачной без адекватного и интенсивного экономического и технологического роста. Очень долго и умело оттягивается реальное глубокое реформирование и постоянно упускаются хорошие, а иногда и превосходные шансы на долгосрочные эволюционные преобразования. С завидным упорством при этом игнорируются экономические глобальные тренды и региональные инициативы, прорывные идеи и преобразующие решения.

Относительно широкое поле возможностей, некогда доступное нам для активного экономического развития, неуклонно сужалось различными способами и средствами. И продолжает сужаться под давлением непонятных или непродуманных действий и в связи с нерешительным или опасливым бездействием. В результате постоянной стабилизации мы получили предельно узкую «дорожку», по которой вынуждены «пробежать» к своему достойному экономическому будущему, если не хотим оказаться на самых примитивных ролях в глобальном экономическом пространстве с жесточайшими правилами конкуренции и специализации. С некоторых точек зрения начинает уже казаться, что дорога, по которой предстоит пройти, сузилась до размера «лезвия бритвы». Чрезвычайно тонкую и почти невидимую опору оставила себе отечественная экономика, чтобы выбраться из сцементированной за многие года стабильности на открытое пространство динамичного роста. Возможно ли вообще быстро и безболезненно «пробежать» по такому «лезвию бритвы» в новую экономику будущего? И о каких «дорожных картах» может сегодня идти речь, если спасительный путь подобен тончайшей линии, которая оставляя единственно возможный выход ещё и вынуждает смело и искусно балансировать между левой и правой пропастью? А то, что по «лезвию бритвы» придется буквально «пробежать» в цифровую экономику, понятно из того мощнейшего шквала инициатив, проектов, технологий, продуктов и платформ, которые всё быстрее и чаще докатываются до нас с разных сторон, приводя в чувство и порой шокируя открывающимися возможностями и угрозами.

Уникальность положения российской экономики в том, что помимо задачи перехода от ветшающей стабильности к обновляющему росту остро стоит задача цифровой экономической модернизации. Перейти грань цифрового будущего необходимо одновременно и успешно входя в сложный период индустриальной, инвестиционной и потребительской реформации, угрожающей своей нестабильностью и потрясениями. Ведь если и есть какой-то смысл ускорять и наращивать экономические процессы, то необходимо делать это, обращаясь к мощным информационным и предпринимательским технологиям, опираясь на современное понимание экономических и управленческих проблем. Если и есть какой-то смысл выстраивать и развивать новые перспективные бизнесы, то невозможно это делать без инструментов активной и эффективной комплексной интегрирующей автоматизации, без применения широкого набора информационно-управленческих методов, технологий, платформ, без выстраивания и развития экосистемных решений. Наступающая эпоха перемен требует более глубокого осмысления и системного решения экономической, маркетинговой и управленческой проблематики в сочетании с национальными интересами, традициями, моралью, культурой, психологией и т. д. Последовательно и эволюционно, пройдя определенные этапы своего развития, информационные технологии открыли перед экономическими субъектами дополнительные возможности ведения дел и удовлетворения потребностей. Они позволяют перейти к осмысленной открытой экономике, в которой бизнес основан не на догадках или «видении» происходящего, не на инсайдерской информации или неправовых преимуществах, не на слепой вере или принципах черного ящика. А на возможностях планомерного сбора и обработки качественных цифровых данных, глубокого анализа, построения и проверки гипотез и целевых моделей, да ещё с использованием специализированных информационных инструментов управления и производительных цифровых платформ, снимающих большую часть операций, которые не имеют ценности для потребителя.

В мире по-разному называют новый период развития экономики и формируют для него государственные программы разного уровня амбиций и детализации. Интернет, веб, электронная, а в случае с Россией — цифровая экономика. Суть не совсем в названии, а в том, какие глобальные возможности и цели каждая из стран, являющаяся мировым, региональным лидером или пытающаяся стать им, сумеет обнаружить и реализовать в собственном и в глобальном пространстве через широкое и эффективное применение информационных и связанных с ними управленческих технологий. Снимая транзакции и границы, манипулируя барьерами и рынками, предлагая новую эффективность и безопасность, любое государство, международный консорциум или транснациональная корпорация могут предельно быстро и мощно входить на физические территории и целевые предметные области, оставляя далеко позади нерасторопных и нерешительных конкурентов.

Процесс цифровой трансформации можно попытаться затормозить. Нет сомнений, что в арсенале регуляторов есть средства, способные на некоторое время существенно затруднить развитие цифровых рынков, сократить появление цифровых инициатив, сбить предпринимательский интерес к цифровым активам и взять под тотальный контроль цифровые продукты и сервисы. Можно даже так искусно скоординировать стратегическими «дорожными картами» и тактическими проектами цифровую экономику в целом, что в очередной раз на несколько лет государство превратится в стороннего наблюдателя и пассивного импортера с единственной почетной обязанностью поставщика ключевых ресурсов. Иллюзия возможности в очередной раз «застабилизировать» ситуацию по-прежнему существует. Но это всего лишь иллюзия. Глобальные информационные потоки, порождаемые знания и стандарты, тотальная альтернативность заставляют любого включиться в поиск новых способов и средств производства, инвестирования и потребления на основе интенсивного сбора и обработки цифровых данных. Только через постоянное объективное понимание происходящего, через прогнозное моделирование, через упразднение непроизводительных транзакций, через поиск наиболее выгодных альтернативных решений, через распределенные технологии взаимодействия и потребления можно поддерживать приемлемый уровень результативности и эффективности на рынках в условиях динамичной внешней среде. Отказывая себе в адекватном развитии на основе впечатляющих преимуществ новых информационных и управленческих технологий, субъект отказывает себе в дальнейшем полноценном и независимом экономическом существовании. Место, время и право принятия решений перемещаются в высокопрофессиональные центры цифровой экономики, которые обладают соответствующими данными, аналитикой, инструментами, платформами и которые существуют, развиваются в рамках интегрирующих цифровых экосистем.

Отечественной экономике сегодня важно быстро переориентироваться и преодолеть отставание от лидеров. И не далее, чем в среднесрочной перспективе предстоит добиться лидерства по ключевым направлениям цифровизации. Это достаточно сложная задача, особенно принимая во внимание целый набор накопившихся характерных экономических проблем. Действовать придется в весьма стесненных обстоятельствах, предельно оптимизируя каждую серию движений в этом рискованном «беге по лезвию бритвы». Поэтому особое внимание знаниям и технологиям, которые дают долгосрочные конкурентные преимущества. А это значит, что существенные усилия должны быть направлены на развитие не только самих информационных технологий, но и на развитие базовых управленческих решений, которые уже в свою очередь строятся на производительных информационных технологиях. Только конкурентные решения, основанные на сильной фундаментальной и прикладной науке, позволяют заложить прочную основу для внутреннего развития цифровой экономики. И только опираясь на них, можно достойно выйти и закрепиться на международном пространстве жестко конкурирующих цифровых экосистем.

Через метафору тончайшего и опасно-острого лезвия бритвы, которое является той предельно узкой опорой для правильного жизнеспособного решения между двумя безднами катастрофических ошибок, Иван Ефремов предлагает задуматься об осознанном сложнейшем выборе пути развития и последующей его реализации. Трудный, противоречивый, опасный путь, который одновременно требует сильной внутренней мотивации, а иногда необъяснимой веры в успех, и спокойного, объективного, честного расчета результативности и эффективности. Российская экономика подошла к точке принятия решения о дальнейшем развитии и фактически не оставила себе времени на долгие теоретические дискуссии, как не оставила себе права делать серьезные стратегические и даже тактические ошибки. Потребуются усилия на порядок большие и значительно опережающие по смелости и дальновидности усилия других стран и межгосударственных союзов. Поэтому особый интерес в этой связи обращен к соседям и к Евразийскому экономическому союзу. Его сегодняшняя задача — быстрое и вдумчивое формирование адекватной и амбициозной цифровой повестки для всех государств-членов, чтобы, наконец, не упустить шанс и использовать все преимущества единого цифрового экономического пространства ЕАЭС.

Вопрос уже не в том бежать ли вообще и куда бежать, а в том, как пробежать по лезвию бритвы в цифровую экономику? 28 июля 2017 года ответ дан на официальном уровне — утверждена программа «Цифровая экономика Российской Федерации» (распоряжение Правительства РФ № 1632-р). Заинтересованные лица могут теперь внимательно всмотреться в «дорожную карту», в вехи, в целевые показатели и оценить насколько они реализуемы в текущих условиях. Правительство проложило «дорогу» к цифровой экономике до 2024 года. И даже определило проводников — ведущие организации (Сбербанк, Ростелеком, Ростех, Росатом, Фонд «Сколково», АСИ), которые должны помочь преодолеть выбранный путь. Ну что, побежали или всё-таки сделали только первый осторожный шаг?!

Версия для печати