Охарактеризовав в общих чертах недавно утвержденную программу «Цифровая экономика Российской Федерации», остановимся чуть более подробно на ее логике и структуре.

В отличие от проекта Программы, подготовленного Минкомсвязи, в утвержденный правительством документ заложены хорошо проработанные логика и структура. Логика и структура не в том смысле, что текст разбит на разделы, главы, параграфы и пункты: все эти обязательные оформительские моменты присутствуют в обеих версиях. Речь идет о логике и структуре самой цифровой экономики. О структуре того, чем, руководствуясь Программой, предполагается управлять. Что предстоит менять, создавать, развивать. И уже из этой структуры содержания естественно вытекает структурная форма текста: разделы, главы, параграфы, пункты...

Принципиальное устройство цифровой экономики как объекта приложения усилий государства описано на первых двух страницах Программы. Но оно настолько принципиально, что обратиться к нему еще раз может быть полезно даже тем, кто уже читал документ. Попробую пересказать эти две страницы и продублировать их в графической форме.

1. К верхнему уровню цифровой экономики, к цифровой экономике в узком смысле, авторы относят отрасли экономики и рынки, т. е. «площадки», «сферы деятельности», в рамках которых взаимодействуют друг с другом субъекты цифровой экономики — поставщики и/или потребители товаров и услуг. К экономическим субъектам могут относиться не только коммерческие организации, но и граждане, государственные учреждения, общественные объединения граждан.

2. Цифровая экономика не висит в пустоте: чтобы она была возможной, необходим некий технологический фундамент. Этот фундамент составляют достижения науки и техники, которые, выполняя роль ключевых средств и орудий, определяют тип и эффективность экономических процессов. Технологический фундамент есть у всякой экономики, не только у цифровой. Технологии определяют специфику процессов производства, распределения и обмена каждого типа экономики. Экономика серпа и молота отличается от экономики комбайна и кузнечного пресса, экономика телефона — от экономики почтовых карет. Фундамент цифровой экономики, более глубокий ее уровень, образуют платформы и технологии, которые придают экономике эпитет «цифровая» и благодаря которым экономические субъекты могут вести свою деятельность и взаимодействовать с эффективностью, неизвестной прежним, «доцифровым» типам экономик (рис. 1).

В качестве базовых, «сквозных» технологий цифровой экономики авторы выделяют большие данные, искусственный интеллект, промышленный Интернет, виртуальную реальность, блокчейн, квантовые технологии и т. п., оставляя этот список открытым для появляющихся новых технологий.

3. Третий контур экономики, в который погружены и сферы деятельности, и технологии — это «среда». Для жизни рыб нужна водная среда, для жизни растений — насыщенная питательными веществами почва. Точно так же и для цифровой экономики необходимы определенные средовые условия. В качестве основных компонентов среды цифровой экономики авторы выделяют законодательное регулирование, информационную инфраструктуру, кадры и информационную безопасность. Характером среды определяется, насколько благоприятны или неблагоприятны условия для развития цифровых технологий, для эффективного взаимодействия субъектов рынка на основе этих технологий, для технологизации и развития различных сфер деятельности (рис. 2).

Утвержденную правительством Программу выгодно отличает от проекта то, в ней в явном виде сформулирован принцип: государство фокусирует свои усилия прежде всего на средовых составляющих цифровой экономики. Задача государства — не «конструировать» и не «строить» цифровую экономику, а создавать условия для ее органичного развития — по ее собственным законом, а не по указке правительственных директив[1].

Вместе с тем, совершено справедливо на верхнем уровне модели цифровой экономики выделяются приоритетные для приложения усилий сегменты: государственное управление, здравоохранение и создание «умных» городов (рис. 3). Здесь прямое вмешательство государства в пограничные с рынком и «несамоокупаемые» сферы деятельности не только допустимо, но и необходимо.

Наверное, от внимательного читателя не ускользнуло, что во всей этой стройной логичной конструкции невнятной дырой зияет слово «платформа». Судя по занимаемому месту во всем построении, понятие «платформы», стоящее в одном ряду с понятием «технологии», должно быть одним из ключевых. В отличие от «рынков», «технологий» и «отраслей», значение слова «платформа» не является устоявшемся и понятным без комментариев. Однако значение этого важного термина не прояснено и не раскрыто. Не удается однозначно прояснить его и из контекста всех последующих страниц Программы.

Слово «платформа» уже не первый год мелькает в обсуждениях цифровой экономики, но устойчивого одинаково понимаемого всеми значения так и не обрело. Экспертное сообщество только-только начало разбираться с «цифровой платформой» на страницах Википедии и к общему знаменателю еще не пришло. А чиновники уже поспешили украсить звучным словечком правительственный документ. Впрочем, я не теряю надежды вернуться к прояснению вопроса о «платформе» на страницах PC Week в самое ближайшее время.



[1] В версии Минкомсвязи предполагалось, в частности, централизованное планирование размещения и строительства ЦОДов на территории страны.

Версия для печати (без изображений)