Информационные технологии уже давно служат не только средством автоматизации и повышения эффективности существующих процессов, но и одним из ключевых инструментов создания качественно новых систем, позволяющих обществу решать задачи, реализовать которые раньше было очень сложно или даже невозможно. Однако нужно понимать, что сами по себе информационные технологии задачи человечества не решают, их необходимо правильно и квалифицированно применять с нацеленностью на достижение конкретного делового результата. Более того, специфика ИТ во многом заключается в том, что их внедрение — это не какой-то разовый проект, а бесконечный процесс, начав который, нужно постоянно двигаться вперед.

Одним из примеров данного тезиса является стартовавший несколько лет назад масштабный ИТ-проект в такой важной социальной сфере, как медико-социальная экспертиза и поддержка людей с ограниченными физическими возможностями. О реализации этого проекта, о возникающих по ходу его проблемах, о полученных результатах и перспективах развития с заместителем руководителя по ИТ ФГБУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» (ФБ МСЭ) Министерства труда и социальной защиты РФ Олегом Симаковым беседовал обозреватель PC Week Андрей Колесов.

PC Week: Давайте начнем разговор с описания круга задач вашей организации.

Олег Симаков: ФБ МСЭ является многопрофильным медицинским, экспертным и реабилитационным учреждением по работе с инвалидами, то есть с лицами, у которых в силу различных обстоятельств ограничены возможности здоровья и жизнедеятельности. Из названия видна его одна из основных функций — проведение медико-социальной экспертизы с целью определения тяжести инвалидности, на основании которой человеку со стороны государства выделяется некоторый набор обеспечительной помощи (пенсии, льготы и пр.). Но на ФБ МСЭ возложены и другие задачи, и их важность в последние десятилетия постоянно растет. Это медицинская и другая реабилитационная (социальная, психологическая, протезно-ортопедическая) помощь инвалиду, направленная на то, чтобы комплексно помочь ему не только жить, но и в максимальной степени восстановить утраченные физические или психические возможности и занять полноценное место в обществе, в том числе в плане работоспособности. Ну и наконец в круг наших обязанностей помимо проектирования и производства современных видов протезов, ортезов и других технических средств реабилитации входит научно-методическое, информационно-аналитическое и учебно-методологическое сопровождение для учреждений медико-социальной экспертизы, медико-социальной реабилитации и реабилитационной индустрии.

О социальной значимости этих задач и о масштабе данной индустрии можно судить по таким цифрам: в России сегодня насчитывается 12 млн. инвалидов, из которых ежегодно освидетельствуются 2,5–2,7 млн. человек . Федеральные учреждения МСЭ имеются во всех регионах страны, есть разветвленная сеть их филиалов. Только в Москве живет почти 1,3 млн. инвалидов, которых обслуживают 93 наших филиала. Мы ведем свою работу с большим количеством региональных органов исполнительной власти (РОИВ), в обязанности которых входит обеспечение инвалидов различными реабилитационными услугами и изделиями, уже сегодня у нас почти 450 контрагентов по стране.

PC Week: Какова роль ИТ в деятельности вашего учреждения?

О. С.: Из сказанного мною видно, что речь идет о весьма масштабной структуре, о целой отрасли с огромным кругом клиентов, причем не очень простых. Уже сам размер всей этой экосистемы показывает, насколько сложно ею управлять, и, конечно, решать эти задачи на уровне современных требований без ИТ просто невозможно. Более того, именно ИТ играют ключевую роль не только в обеспечении деятельности ФБ МСЭ, но и в качественном развитии всей отрасли.

Могу вполне уверенно сказать, что сегодня все федеральные учреждения МСЭ страны уже находится на качественно ином уровне, чем 10 и тем более 20-25 лет назад, и выход на этот уровень был в существенной мере обеспечен благодаря широкому использованию ИТ. При этом я далек от мысли, что сегодня мы на все сто процентов используем современные ИТ-возможности, но смею утверждать, что мы уже сейчас вышли на хороший уровень автоматизации и достаточно быстро расширяем применение ИТ.

PC Week: Вы сказали о выходе на некоторый качественно новый уровень. Как это происходило?

О. С.: Работы по внедрению ИТ в системе МСЭ (я сейчас говорю именно обо всей отрасли, хотя первые работы начинались в нашем Федеральном бюро, которое выполняет и головные ИТ-функции) начались еще в середине 1990-х, но тогда речь шла, конечно, о фрагментарной автоматизации локальных участков, о решении первоочередных учетных задач. Даже я сказал бы так: мы занимались автоматизацией отдельных задач и процессов в рамках существовавшей тогда «доайтишной» организации.

Качественный момент в нашей ИТ-истории произошел в конце прошлого десятилетия, когда был поставлен вопрос не только о широком комплексном ИТ-внедрении, но и в существенной мере о реформировании структуры процессов в отрасли на базе возможностей современных ИТ. В частности, именно тогда была четко обозначена задача не просто автоматизации документооборота, но перевода его в полностью электронный вид. И еще очень важным аспектом является то, что создаваемая ИТ-система была нацелена уже не только на автоматизацию внутренней работы МСЭ-отрасли, но и закладывались основы ИТ системы как проводника и помощника в поиске и вынесении квалифицированного экспертного решения и обучающего средства, а также на активное межведомственное информационное взаимодействие и разностороннюю поддержку наших клиентов-инвалидов.

В результате уже в 2012 г. была в целом закончена разработка и появился первый вариант комплексной федеральной ИТ-системы ЕАВИИАС МСЭ (Единая автоматизированная вертикально-интегрированная информационно-аналитическая система по проведению медико-социальной экспертизы). В том же году усилиями руководства ФБ МСЭ (руководитель — главный федеральный эксперт по медико-социальной экспертизе, д. м. н. М. А. Дымочка) началось ее внедрение, первый этап которого занял около двух лет, и уже 1 января 2014-го система заработала в полном объеме.

Тут я должен отметить, что сфера МСЭ относится к компетенции федерального уровня власти. Во всех субъектах РФ имеются соответствующие казенные учреждения, созданные Минтрудом, их координация и методологическое обеспечение возложены на ФБ МСЭ. В свою очередь у каждого из 84 региональных центров есть своя филиальная сеть, по всей стране это почти 1800 филиалов (в том числе более 90 в Москве), в которых работает приблизительно 2000 составов специалистов, проводящих освидетельствования на предмет инвалидности. И чтобы были понятнее масштабы нашей ИТ-системы, скажу, что в ней сегодня задействовано около 12 тыс. автоматизированных рабочих мест.

Но говорить о том, что вопросы внедрения ИТ решены «на все сто», конечно, нельзя. Это постоянный процесс, причем когда мы завершаем какой-то очередной этап, который еще несколько лет назад казался «верхом мечты», обнаруживается, что дальше нужно делать еще больше.

В этом году мы хотим закончить подключение к защищенной сети в режиме онлайн всех наших «точек». Интернет есть везде, но для работы в системе нам нужен защищенная система передачи данных, «наложенная» на Интернет, ведь у нас передается конфиденциальная информация, необходимо обеспечить защиту персональных данных. Пока с некоторыми филиалами обмен данными и документами производится традиционной фельдъегерской службой, но сами данные реализованы в электронном виде (могут использоваться разные виды носителей — флэшки, диски и пр.).

PC Week: Эта система является внутренней или она каким-то образом обеспечивает внешнее взаимодействие с клиентами и разного рода партнерами?

О. С.: Наша система является комплексной и постоянно развивающейся, нацеленной на решение как внутренних, так и внешних задач. Разумеется, все задачи одновременно реализовать невозможно, имеется определенная последовательность. В этом плане, конечно, первоочередными были проблемы внутренней автоматизации, но потом дело дошло и до вопросов внешнего взаимодействия, и сегодня это направление развивается быстрыми темпами. Так, у нас в ближайшее время будет реализована возможность доступа к своим делам самих инвалидов через механизм личных кабинетов Федерального регистра инвалидов (ФРИ), оператором которого является Пенсионный фонд России, а поставщиком первичной информации ФБ МСЭ, а также получения необходимой информации для наших контрагентов (у нас их сейчас более четырёхсот, пока это лишь разного рода государственные структуры, например социальные службы, центры занятости населения, учреждения образования и пр.).

PC Week: А можно ли как-то оценить эффект от внедрения вашей системы?

О. С.: Эффект есть, причем по разным направлениям. Я вам приведу только один пример. В 2008 г. на вопрос, сколько у нас в стране инвалидов, Пенсионный фонд ответил: «Восемнадцать миллионов» (столько по их данным получало специальные социальные выплаты). Сейчас мы знаем, что в стране 12 млн. инвалидов, и «снижение» было достигнуто не за счет усиления требований по инвалидности, а именно благодаря тому, что налажен учет, исключены «задвоения» и «мертвые души», на которых, тем не менее, теоретически могли распространяться пенсии и льготы. Могу сказать, что работа в этом направлении продолжается: можно полагать, что не все из этих 12 млн. имеют достаточно оснований для получения статуса инвалидности, об этом говорит, в частности, явно завышенный процент инвалидизации в ряде регионов страны.

Навести порядок в процессах проведения медицинских экспертиз и начисления пенсий было бы просто невозможно без созданной ИТ-системы. А порядок этот нужен не только сам по себе — речь идет об экономии огромных бюджетных средств.

PC Week: Давайте поговорим об ИТ-аспектах реализации вашей системы. Что она представляет собой в архитектурном плане?

О. С.: Система использует децентрализованную иерархическую архитектуру. Единую федеральную базу данных создавать не имеет смысла, поскольку почти 100% дел рассматриваются на уровне регионов, наше Федеральное бюро занимается исключительно сложными спорными случаями (немногим более 11 тыс. в год).

PC Week: Вы регулярно выступаете на ИТ-конференциях с докладами о проблемах информатизации в медицинской сфере. В частности, пару лет назад мы с вами говорили на одном из СЭД-мероприятий, организованном PC Week, о перспективах и проблемах перехода на реальный электронный документооборот. Что вы можете сказать о своих успехах или неудачах в этом направлении?

О. С.: Тут у нас есть вполне очевидные достижения: мы к сегодняшнему дню уже построили систему, готовую работать в безбумажном режиме. Точнее, у нас уже есть электронный документооборот, в котором используются именно электронные подлинники, а бумага служит лишь вспомогательным элементом, для отображения в бумажном виде результатов электронного документооборота. В частности, наши клиенты, партнеры и контролирующие органы могут получать нужные им документы как в электронном виде, так и в виде юридически значимых бумажных копий электронных документов.

PC Week: Насколько мне известно, вы — как и почти все остальные наши государственные ведомства — сегодня должны поддерживать бумажный контур, поскольку этого в явном виде требует законодательство.

О. С.: Да, это так. Технологически мы готовы отказаться от бумаги, но текущее законодательство до сих пор зачастую требует использования именно бумажных носителей. Но как раз потому, что мы можем отказаться от бумаги хоть сегодня, наше ведомство и ведет активную работу на уровне правительства по коррекции нормативной базы в электронную сторону. Мы участвуем в подготовке соответствующих нормативных актов, проводим, если угодно, «лоббистскую» работу по их продвижению и т. д. Мы кровно заинтересованы в этом и надеемся, что уже в этом году тут произойдут серьезные подвижки.

PC Week: Наверняка в реализацию вашего ИТ-проекта внесла какую-то коррективу реализуемая в последние три года в стране государственная стратегия на импортозамещение.

О. С.: Да, конечно, но я бы тут переставил акценты. Не нужно воспринимать импортозамещение как нечто навязываемое сверху, чуть ли не противоречащее интересам ИТ-заказчиков, в том числе и нашим. На самом деле здесь просто всё совпало — наши интересы как конкретного заказчика и интересы государства в целом. Конечно, можно говорить о каких-то недоработках в реализации этой стратегии, но в целом она соответствует логике нашего развития. Понимание того, что нам нужно использовать иные технологические подходы в реализации нашей системы, пришло к нам до объявления государственного курса на импортозамещение.

Собственно, в любом масштабном долгосрочном проекте почти всегда есть два этапа. На первом нужно реализовать функционал, внедрить его в практику деятельности организации. Это — сложная задача сама по себе, и тут вопросы оптимизации затрат находятся не на первом месте значимости. А вот когда система заработала, когда ее принял потребитель и встают вопросы ее дальнейшего развития, то тут на передний план выходит необходимость оптимизации затрат, снижения эксплуатационных расходов, обеспечения безопасности и т. п.

Короче говоря, на сегодняшний день наша ЕАВИИАС МСЭ реализована почти полностью на базовой платформе Microsoft (Windows, SQL Server, Office), но в этом году мы начали проект по переводу на открытое и российское ПО. На первом этапе речь идет об использовании Linux и СУБД PostgreSQL, а потом мы постараемся аккуратно изучить вопрос применения альтернативных офисных пакетов.

PC Week: Это будет просто миграция в рамках текущей архитектуры или затронет и ее?

О. С.: В том-то и дело, что главное в этом проекте — изменение архитектуры системы, ее оптимизация, но при этом важной задачей является и снижение ИТ-затрат.

Мы сейчас хотим множество баз данных, которые есть в филиалах, заменить на одну базу в каждом региональном центре. То есть вместо имеющихся 1700 баз данных по стране должно получиться 84. И одновременно мы будем менять используемые технологии.

Если продолжать ориентироваться на серверные средства Microsoft, нам потребуется 20–25 млн. руб. на обновление лицензий (для реализации наших идей нужны современные версии ПО) и примерно столько же на саму разработку и внедрение новых решений. В случае СПО мы сокращаем затраты на лицензии почти до нуля. Проект этот должен быть завершён до конца нынешнего года.

PC Week: Вы эту работу ведете своими силами или привлекаете внешних исполнителей?

О. С.: Конечно, мы активно привлекаем внешние ИТ-компании. В Центре информационно-технического обеспечения и межведомственного взаимодействия нашего бюро около двадцати сотрудников, и почти все они задействованы на поддержке текущей ИТ-инфраструктуры. Мы проводим конкурсные процедуры в строгом соответствии с ФЗ-44.

При этом некой проблемой для нас является требование работы по ФЗ-44, когда для каждого проекта нужно проводить отдельный ежегодный конкурс, а победитель выбирается по минимальной предложенной цене. Конечно, было бы желательно в сложных проектах разработки и обеспечения эксплуатации и развития комплексных информационных систем переходить на какие-то более долгосрочные отношения с партнерами, а в качестве стоимостных характеристик использовать не только цену разовой продажи товаров или услуг, а совокупную стоимость реализации проекта (включая эксплуатацию) на несколько лет вперед.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)