Круглый стол «Альтернативные модели регулирования в сфере электронной подписи», который 7 декабря в Аналитическом центре при Правительстве РФ провел Проектный офис по реализации национальной программы «Цифровая экономика», показал, что быстрых и эффективных результатов от государственного регулирования института электронной подписи (ЭП) ожидать не стоит.

Находящийся в стадии всестороннего обсуждения (государственными структурами и бизнес-сообществом) на разных площадках законопроект госрегулирования ЭП родился в контексте исполнения плана мероприятий нормативного регулирования федеральной программы «Цифровая экономика».

Директор по направлению нормативного регулирования АНО «Цифровая экономика» Дмитрий Тер-Степанов отметил прогресс в наведении порядка на российском рынке ЭП, который достигается в ходе разработки и обсуждения проекта закона об ЭП и направлен на создание среды доверия в сфере использования ЭП. По его оценке, в законопроекте также заложены механизмы, исключающие многообразие ЭП для гражданина, выступающего в разных ролях и в разных правоотношениях. Как он считает, новый закон позволит подключить к использованию ЭП до 100% экономически активного населения страны.

Основные разногласия к настоящему моменту в проекте закона связаны с управлением полномочиями в области применения ЭП, затрагивающим процедурную часть и требующим создания необходимой для этого инфраструктуры.

Государство в лице Минкомсвязи предлагает модель, в которой частные лица получают ЭП в государственных и частных удостоверяющих центрах (УЦ), юридические лица — только в УЦ ФНС РФ, а представители госвласти (должностные лица) — в УЦ Казначейства РФ. Для реализации полномочий подписантов предлагается использовать новый вид электронного документа — машиночитаемую доверенность.

В альтернативной концепции, выработанной бизнес-сообществом России, предлагается не ограничивать получателей ЭП, кем бы они ни являлись, какими-то конкретными УЦ, а для подтверждения полномочий пользователей ЭП создать дополнительную к базовой инфраструктуре ЭП надстройку атрибутивных сертификатов и центров атрибутирования (функции которых могут выполнять сами УЦ), что позволит при использовании ЭП наделять каждого пользователя теми или иными правовыми полномочиями и поддерживать реестр полномочий в актуальном состоянии.

Дмитрий Тер-Степанов считает большим недостатком проекта, предложенного Минкомсвязи, архаичную необходимость использования для некоторых видов правовых отношений не одной, а нескольких ЭП, причем выданных разными УЦ. К тому же закладываемый в этом проекте механизм отзыва ЭП трудно поддается автоматизации. Предлагаемая бизнес-сообществом модель избавлена от этого недостатка за счет включения в ЭП атрибутных сертификатов, присваиваемых, проверяемых и отзываемых по понятной пользователям схеме.

Нужно учитывать, что реализация механизма атрибутных сертификатов ЭП потребует редактирования ГК РФ. Впрочем, в Минкомсвязи сегодня считают, что для реализации механизма отзыва ЭП в их варианте изменений в ГК РФ не избежать.

По оценкам специалистов Института исследований Интернета, совокупные затраты российской экономики на усовершенствование регулирования области ЭП по любому из предлагаемых сегодня двух вариантов сопоставимы и составляют около 69,5 млрд. руб. Общей методологической ошибкой обоих вариантов представители Института исследований Интернета назвали попытку закреплять в информационных системах полномочия пользователей ЭП (поскольку таковые уже существуют там).

В отличие зарубежных реализаций ЭП (в ЕС, США, Сингапуре, Армении и некоторых других странах) рассматриваемые российские варианты не являются технологически нейтральными: будучи закрепленными законодательно предлагаемые в них технологические решения блокируют в дальнейшем применение в ЭП новых технологических подходов.

Эксперты отметили, что ни в одной стране мира нет выделения УЦ, специализирующихся на обслуживании той или иной категории пользователей ЭП. В странах-лидерах в области цифровой экономики не устанавливается как обязательная связка между ЭП и полномочиями подписанта. Предполагается, что и в российском варианте эту связку можно исключить, убрав из действующего закона положение о полномочиях в усиленной квалифицированной ЭП.

Интересными представляются результаты исследований Ernst & Young, согласно которым технология ЭП стремительно устаревает, а на смену электронному документообороту приходят цифровые экосистемы и платформы, оперирующие не электронными документами, а записями. Задачи полномочий пользователей и выстраивание на их основе многообразия правоотношений между ними решаются в этих экосистемах и платформах процедурами идентификации и аутентификации. Этот вывод вызывает сомнение в целесообразности тратить немалые средства на реализацию любого из обсуждаемых проектов.

Версия для печати (без изображений)