Россия встает на рельсы цифровой трансформации. Чего ждать и к чему готовиться? Константин Анисимов, генеральный директор Rusonyx и Caravan Aero, высказал свое мнение о последних инициативах государства в ИТ-отрасли, о тенденциях и актуальных проблемах.

Не так давно в СМИ говорилось, что Роскомнадзор планирует потратить до 20 млрд. руб. на средства блокировки (DPI) Telegram в РФ. Что вы думаете по этому поводу? Есть ли в этом смысл и как это отразится на отрасли?

Мое личное мнение — это «гонка вооружений». Насколько я понял, речь идет про «умные» блокировки по профилю трафика. Но, как мне кажется, рано или поздно упомянутый мессенджер тоже начнет «думать», как с этим бороться. Приведёт ли это к желаемому результату? Я не уверен. Возьмем, к примеру, «Великий китайский файрвол». Он же достаточно давно развивается. У меня брат три года проработал в Китае. Несмотря на запрет и официальное отсутствие Google, Instagram, Skype и других сервисов, он ими там успешно пользовался. Честно говоря, жаль, что анонсированный довольно внушительный бюджет могут потратить на подобную работу, и, честно говоря, слабо в это верится. Мне кажется, у нас более насущных проблем хватает. Все же реалисты, даже во власти.

Насколько сильно влияет на ваш бизнес хостинг-провайдера борьба с пиратством в Рунете и блокировка доступа к данным ресурсам? И насколько здравая идея Минкульта блокировать ссылки на контент и ресурсы по заявлению ведомства или правообладателей без решения суда?

Это абсолютная ересь и ахинея. Нас очень сильно дергают компании, некие юридические в основном структуры, адвокатские бюро и пр. Приходит официальное письмо со множеством свидетельств и требованием заблокировать тот или ресурс, поскольку тот нарушает авторские права некого правообладателя. Например, пишет нам юридическая контора о том, что она предоставляет интересы правообладателя бренда электроинструмента, а у нас хостится компания, продающая в Интернете широкий набор электродрелей, при этом не имеющая с ними лицензионного соглашения об использовании данного конкретного бренда. По мнению обращающихся, мы как участник рынка и как «цифровой посредник» обязаны прекратить хостинг этого сайта, поскольку они (юристы) никакого разрешения на использование бренда своего доверителя якобы не давали. Помимо обращений напрямую, нас нередко привлекают в качестве третьей стороны в подобных судебных разбирательствах. Это отнимает массу времени и сил.

Например, ко мне пришел с непонятного адреса запрос по электронной почте с требованием разорвать договорные отношения с моим клиентом, который у меня хостит свой сайт. При этом я не являюсь экспертом по авторскому праву. Я не могу сказать, мой клиент нарушает что-то или нет. Он исправно платит деньги за хостинг, т. е. выполняет договорные обязательства. И у меня в уставе компании не записано, что я должен заниматься анализом авторских прав. И закон меня тоже не обязывает это делать. Мы даем виртуальную машину, компьютер, где клиент размещает собственную информацию. К содержимому сайта мы никакого отношения не имеем. Сейчас во всех подобных случаях я рекомендую обращаться в суд или решать вопросы с потенциальными нарушителями напрямую. А эти юридические структуры требуют блокировок до решения суда, т. е. хотят упростить свою работу. У нас почему-то так и тянет исторически решать конфликты «без суда». Но уж куда как надежнее строить цивилизованные отношения с независимыми судами и исполнением их решений.

Какие угрозы в области кибербезопасности вам кажутся наиболее актуальными?

Тема защиты персональных данных, privacy в широком смысле этого слова. Кроме того, я бы отметил эволюцию всевозможных DDoS-атак. Мы с этим столкнулись в конце 2014 г. Не знаю почему, но ряд ресурсов ЛНР и ДНР хостились у нас. В разгар событий на Украине мы подверглись настоящей осаде. Если до этого у нас были одна-две DDos-атаки в год, то в ноябре 2014-го мы наблюдали их по несколько десятков в неделю. Наш хостинг пролежал тогда около 20% времени. Это фантастически много. С тех мы планомерно решали эту проблему. Сейчас мы используем решения, обеспечивающие многоуровневую защиту от подобного рода угроз. Несмотря на это в апреле прошлого года мы столкнулись с примерами более изощренных атак. Нам снова пришлось обновить наши подходы к киберзащите. Сейчас с момента объявления об уязвимости в оборудовании или софте до атаки, которая эксплуатирует эту уязвимость, проходит всего несколько часов. Поэтому в этой области, чтобы «стоять на месте, нужно очень быстро бежать».

Герман Греф заявил, что пластиковые карточки в ближайшее время «умрут». Если так, то какие инструменты придут им на смену в перспективе 3-5 лет? При помощи каких именно технологий будут расплачиваться пользователи онлайн и офлайн?

Позволю себе не согласиться с Германом Оскаровичем, по крайней мере на ближайшее будущее. В деньгах очень важны психология и привычка. В США до сих пор люди выписывают бумажные чеки, и они не умирают, потому что когда-то общество очень плотно на них «село» и этому методу обучили абсолютно всех. Примерно то же самое произошло в России и Европе с банковскими картами. Да, конечно, все постепенно «едет» в мобильные устройства, но если бываете в Европе, то будете удивлены, как редко там используют платежи через мобильный, т. е. общество довольно консервативно в изменении своих привычек по отношению к финансам. Поэтому в ближайшие 2-3 года количество банковских карт, я думаю, даже не уменьшится.

Все говорят о неминуемом буме технологий виртуальной реальности. Так ли это? Какие решения на базе VR/AR успешно практикуются или будут внедрены, например, в образовании в России?

Я не думаю, что Россия тут чем-то отличается от остального мира. AR/VR очень эффективны там, где процесс обучения завязан на очень дорогую технику, где высокие затраты на эксплуатацию этой техники и высокие риски потери техники необученным персоналом. Обучение летчиков, машинистов, операторов любой сложной техники и систем — от капитанов кораблей до операторов атомных станций — это очевидные специальности, в обучении которым AR/VR имеет прямой, легко считаемый и очень большой положительный эффект за счет удешевления удельного нормо-часа обучения, повышения количество часов для отработки нужных навыков, безопасной отработки сложных и нештатных ситуаций.

Все эти системы активно развиваются, например недавно мне лично удалось поучится летать на обучающем симуляторе для пилотов вертолетов. Это произвело на меня сильнейшее впечатление, эффект вовлеченности и присутствия был абсолютным, полностью неотличимым от реального вертолета.

Какие платежные инструменты перспективны в России? К чему стоит присмотреться на рынке финтех?

Если мы говорим о c2b-транзакциях, то наш бизнес ждет что-то аналогичное западной Stripe. С одной стороны, Stripe не является чем-то революционным, но преимущество ее в том, что она очень удобна в использовании и поддержке — система быстро и легко встраивается в любой интернет- или мобильный сервис с помощью готовых блоков, да еще и сама может являться биллингом для повторяющихся платежей, что очень важно для интернет-экономики. То есть на базе Stripe можно построить любую, даже очень сложную систему учета для бизнеса, от хостинга серверов до игровых сервисов.

А вот c2c-транзакции будут развиваться на базе мобильных приложений, это очевидно. Самая передовая история, с моей точки зрения, это китайский мессенджер Wechat, позволяющий делать c2c-платежи. Думаю, что к подобной схеме придут либо остальные мессенджеры, либо сами банки.

Какие ключевые технологические тренды на ИТ-рынке вы могли бы выделить?

Если коротко, то выделю три важнейшие тенденции, касающиеся рынка IoT:

  1. Еще больше подключаемых датчиков/устройств/областей применения. Разработка новых чипов и устройств для IoT, разработка новых интерфейсов взаимодействия с пользователями преимущественно через мобильные устройства. Все это толкает развитие рынка IoT в огромное количество ниш: коммунальные и производственные предприятия, транспорт, «умные» дома, «умные» города, «умные» автомобили, медицина и контроль здоровья, виртуальная реальность, ритейл. И все это только часть того, где IoT уже развивается и в 2019 г. мы увидим новые кейсы и ниши для рынка IoT, который будет расти еще много лет и скорее всего двузначными темпами.
  2. Развитие технологий обработки — появление и развитие платформ для IoT с использованием инструментария serverless/FaaS, искусственного интеллекта, машинного обучения. Вторая тенденция тесно связана с первой — рынок активно развивается, количество отраслевых применений стремительно растет, поэтому появляются платформы, на которых удобно и быстро делать проекты с IoT и не думать об их масштабировании. Общая в этих платформах тенденция — движение в сторону архитектуры serverless/ FaaS на основе облаков, когда разработчики все больше абстрагируются от конкретного «железа» и управления выделенными серверными ресурсами. Платформы создали практически все гранды — Amazon, IBM, Microsoft и др., но так как рынок бурно растет (а вычисления для IoT — самый быстрорастущий сегмент в этой отрасли, показывающий более 50% YoY), на рынок выходят и стартапы, приносящие новые идеи и технологии, например Serverless.com и Swifty.cloud.
  3. Безопасность IoT-проектов выходит на первый план. Тут к сожалению сводится слишком много в одном флаконе, чтобы данный технологический сегмент не был бы интересен хакерам — огромное количество датчиков/устройств, разветвленные коммуникации, распределенные центры обработки информации, масштабный эффект от атаки. Как результат, мы наверняка увидим в ближайшее время кибератаки на «умные» города или DDoS-атаки от «поумневших» микроволновок.
Подготовлено PR-командой Rusonyx.

Версия для печати (без изображений)