НовостиСобытияКонференцииIT@Work
Государство и ИТ:

Блог

Стали известны некоторые особенности формирования Единого реестра отечественного ПО

Ещё 12 января Минкомсвязи сообщило, что на включение в Единый реестр российского ПО подано более 100 заявлений. Однако специальный сайт, содержащий сведения о зарегистрированных заявлениях на включение в Реестр отечественного ПО до сих пор пуст (см. изображенную ниже копию экрана).



Почему? Вот как отвечает на этот вопрос исполнительный директор АРПП и член Экспертного совета по российскому ПО Евгения Василенко (напомним: АРПП многое сделала для популяризации темы импортозамещения, и принятия соответствующих законов, а ныне принимает активное участие в формировании Единого реестра отечественного ПО): “Процедура регистрации заявлений прописана в постановлении Правительства РФ № 1236 от 16 ноября 2015 г. Минкомсвязи должно проверить заявления на предмет соответствия формальным требованиям к заявлениям, в том числе, с помощью обращения к базам органов власти. На это, согласно Постановлению № 1236, у министерства есть 10 рабочих дней".



Из пресс-релизов Минкомсвязи не очень понятно, какой именно софт в итоге попадет в Реестр отечественного ПО? Смотрите: в Федеральном законе Российской Федерации от 29 июня 2015 г. № 188-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и статью 14 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд", который вступил в силу 1 января 2016 г., достаточно четко сформулированы требования, которым должен удовлетворять российский софт (или, выражаясь официальным языком, “программы для электронных вычислительных машин и базы данных ”).

То есть софт либо удовлетворяет этим требованиям, либо не удовлетворяет. Как можно (см. здесь) этот вопрос решать большинством голосов? Вот что говорит на этот счет Евгения Василенко: “Да, критерии отечественного ПО приведены в законе №188-ФЗ. Но сами критерии достаточно непросты. Нет единого документа, который подтверждает принадлежность компании исключительных прав. Невозможно получить одну справку о том, что отчисления правообладателя иностранным лицам не более 30%. Поэтому каждый случай необходимо рассматривать отдельно, изучать документы, сам продукт. Для этого и сформирован Экспертный совет по российскому ПО, во главе с министром связи и массовых коммуникаций РФ Николаем Никифоровым".

В пресс-релизе Минкомсвязи от 13 января  устами Николая Никифорова говорится: “Только на уровне федеральных органов власти мы оцениваем заказ на ИТ-продукты и услуги в 80 миллиардов рублей, столько же составляет региональный и муниципальный ИТ-госзаказ»”. Но при этом не говорится, какая часть этих 80 миллиардов рублей (примерно миллиард долл. по нынешнему курсу) приходится на софт. И какая часть этой части приходится на отечественный софт!  

То есть не совсем понятно, ради каких именно конкретных цифр тратится драгоценное время членов Экспертного совета, состоящих из очень уважаемых людей...  

Иными словами, возникает вопрос, как закон об ограничении закупок импортного ПО (когда он реально заработает) повлияет на долю отечественного софта в общем объеме российского рынка ПО, который, по оценкам IDC, в 2014 г. составил около 4 млрд. долл. и в котором, как утверждают некоторые эксперты, доля отечественного ПО не превышала 20%?

На этот вопрос генеральный директор InfoWatch и член Экспертного совета по российскому ПО Наталья Касперская отвечает так: “Надеюсь, что доля отечественного ПО радикально вырастет. А иначе зачем было затевать работу с созданием Единого реестра…”

Евгения Василенко добавляет: “Целевые показатели по отдельным классам ПО приведены в плане Минкомсвязи об импортозамещении ПО. На закупки госсектора (гос. органы + гос. компании) по оценкам экспертов приходится порядка 50% рынка. И использование в этом сегменте российских технологий может дать существенный толчок для развития индустрии. На мой взгляд, важно отметить, что меры импортозамещения ПО в государственном секторе также направлены на то, чтобы снизить риски использования иностранных продуктов, которые в последнее время стали очевидны. И первым логичным шагом в этом направлении является предложение прекратить закупать иностранное там, где уже сейчас можно использовать российское. По моему мнению, именно этот шаг сейчас и делает государство”.

Не исключено, что этим шагом дело не ограничится. Как известно, Наталья Касперская предлагает распространить закон об ограничении импортного ПО не только на государственные и муниципальные учреждения но и на госкомпании (то есть компании, в которых доля государства превышает 50%). По её мнению совокупный ИТ-бюджет российских госкомпаний в несколько раз больше, чем бюджет госучреждений.
Колесов Андрей
Спасибо за информацию, хотя она довольно "общая", не очень конкретная. Все как-то обращено в будущее (Реестр - посмотрим до осени, программу готовим... А что уже сделано?)

Жаль, что вы наша площадку считаете несерьезной  :(  
Белошапкин Валерий
Я не считаю площадку несерьезной, я всегда ее просматриваю.
Я не писал конкретных дел потому что как раз последние последние два года у нас были просто годами застоя по причинам от нас не зависящим. А до 2013 года мы работали очень активно и было сделано много. Когда нибудь я про все это напишу и Вам обязательно пришлю.
А сегодня опять строим планов громадье. Будут серьезные результаты поставлю pcweek в известность.
Колесов Андрей
У меня есть некоторый (или даже большой) опыт работы в СМИ, в том числе с внешними авторами.
И сам я не всегда журналистом был, пришел сюда с "производства".

Нужно отдавать себе честно отчет: "потом" - никогда не получится. Нужно делать сейчас. Любое дело, в том числе "публикации".
И писать нужно не для кого-то конкретного (для меня), и даже не для читателей. А для себя!
ПУбликации позволяют в первую очередь сформулировать проблему и пути ее решения для себя,

Я лично, в принципе, пока не очень понимаю какую проблему вы хотите решить. А уже потом - как решить (тоже не понимаю).

Извините, но все это хорошо видно на примерно того же МКС, за деятельностью которого я слежу уже почти 10 лет. Разговоров много, очень много, а результаты - если подвести итоги за несколько лет - нулевые.

СОбственно, именно на основе анализа фактических данных у меня основан прогноз, что и Реестр - это просто "разговоры".

Вот и с системой образования. Разговоров о проблемах много. А как доходит до вопроса "что вы СДЕЛАЛИ", получается ответ - "мы собираемся делать, расскажем потом". Опять разговоры о будущем, о намерениях.
Извините за прямоту, то это - так.