До конца сентября Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций (Минкомсвязь) должно завершить проверку реестра отечественного программного обеспечения. Это первый аудит реестра с момента его формирования в 2016 году.

Как рассказали РБК участники ИТ-рынка, по итогам проверки число участников может сократиться. Сокращение, во-первых, произойдет за счет исключения уже несуществующих компаний или неактуальности продукта. Во-вторых, исключить их из реестра просят и сами компании, например из-за отказа от разработки ранее включенного в список софта. Так, ИТ-компания «Базальт СПО» уже попросила министерство исключить из реестра несколько своих продуктов. «Мы попросили исключить два наших продукта, „Альт Линукс 7.0 Кентавр“ и „Альт Линукс Школьный“, так как больше не продаем их и не хотели бы вводить в заблуждение потенциальных покупателей», — рассказал РБК гендиректор компании Алексей Смирнов.

РБК разбирался, насколько может измениться реестр отечественного ПО и почему почти за три года существования реестра данные в нем до сих пор не актуализировались.

Единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных был запущен 1 января 2016 года. Сейчас в него включены 4780 наименований различного софта. Работу реестра курирует Экспертный совет по российскому программному обеспечению при Минкомсвязи (глава ведомства является председателем совета). Этот орган уполномочен проводить экспертизы при включении в реестр сведений о программном обеспечении. В реестр может попасть продукт компании, контролирующим бенефициаром которой (владение более 50%) является российский гражданин. В реестр не может попасть софт, созданный российской компанией из иностранных компонентов, если объем лицензионных отчислений за них в сторону зарубежного партнера составляет более 30% от оборота. Также софт должен находиться в свободной продаже, сведения о ПО, сами программы и базы данных не должны содержать сведений, составляющих гостайну.

Основной целью создания реестра было предоставление преференций отечественному программному обеспечению при госзакупках. Соответствующий федеральный закон, описывающий механизм предоставления подобных преференций, в июне 2015 года подписал Владимир Путин. Этим же документом и вводился реестр. В ноябре того же года, согласно постановлению правительства № 1236, госорганы стали обязаны закупать только российский софт. Исключение предусмотрено только для тех случаев, когда российских аналогов «с необходимыми функциональными, техническими и (или) эксплуатационными характеристиками» нет. Роль реестра в этих процессах — дать максимально полную информацию о возможных отечественных альтернативах иностранному ПО.

По оценке TAdviser, ИТ-бюджеты федеральных органов власти в 2017 году могли составить более 115 млрд руб.

В сентябре 2018 года стало известно о том, что ФАС нашла нарушения в закупке Министерством внутренних дел компьютеров на 1 млрд руб. В техзадании заказчик указал требования к закупаемому программному обеспечению и пришел к выводу, что его требованиям соответствует только продукция Microsoft. Тем не менее общественная организация «СТОПкартель» посчитала, что указанным требованиям отвечает разработанная в России операционная система «Ось». ФАС сочла жалобу обоснованной.

В июле 2017 года Центр компетенций по импортозамещению в сфере ИКТ пожаловался на закупку иностранного программного обеспечения для нужд Министерства иностранных дел России. ФАС предписала устранить нарушения, допущенные при закупке на 810 тыс. руб.

В мае 2017 года «Известия» писали, что комиссия ФАС признала необоснованной закупку Росархивом иностранного программного обеспечения на сумму 13,5 млн руб. По данным издания, добился этого решения специально учрежденный в конце 2016 года Центр компетенций по импортозамещению в сфере ИКТ. Тогда же сообщалось, что организация готовит обращение в ФАС по поводу закупки иностранного ПО на сумму 170 млн руб. Федеральной налоговой службой. О факте обращения впоследствии не сообщалось. По итогам закупки ФНС вскоре заключила контракт.

В 2016 году российский разработчик программного обеспечения «Новые облачные технологии» обратился в ФАС с претензией по закупке Минстроем продукции Microsoft на 15,1 млн руб. В документации нашли нарушения, но предписания об устранении не выдали, поскольку по итогам закупки уже был заключен госконтракт. Тогда российский разработчик обратился в суд, но ему так и не удалось отменить результат закупки.

Согласно постановлению правительства № 1236, Минкомсвязь должна была проводить проверку актуальности реестра не реже одного раза в календарный год. Но, по словам ?члена Экспертного совета по российскому ПО при Минкомсвязи и директора АНО «Центр компетенций по импортозамещению в сфере ИКТ» Ильи Массуха, «по различным причинам» текущая проверка — первая с момента создания списка. По словам еще одного участника ИТ-рынка, в Минкомсвязи сменились несколько кураторов реестра, какое-то время «было не до него». Изначально за реестр в министерстве отвечал замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Соколов, потом эта функция перешла к другому замминистра, Михаилу Евраеву. После ухода последнего из Минкомсвязи обязанности вернулись к Соколову.

Однако гендиректор Центра речевых технологий (ЦРТ) Дмитрий Дырмовский (также входит в Экспертный совет) не согласен, что проверка была связана со сменой персоналий. «Несколько лет активно шел процесс наполнения реестра, сейчас он стабилизировался и достиг значительных размеров. С другой стороны, за эти несколько лет могли произойти изменения с владельцами продуктов из реестра; можно сказать, сейчас как раз пришло время для проверки», — указал он.

Еще один член совета, основатель компании InfoWatch Наталья Касперская, отметила, что существует процедура пересмотра реестра, которую надо проводить периодически: «Реестр — это живой организм, и его наполнение меняется».

Опрошенные РБК участники рынка и эксперты указали, что точные оценки, сколько продуктов может быть исключено из реестра, может предоставить только Минкомсвязь. Однако в министерстве не ответили на вопросы РБК о предварительных данных аудита. По мнению Ильи Массуха, до конца года в реестре произойдут «серьезные изменения». «Точно нужно будет смотреть, соответствует ли продукт своему классу (операционная система, офисное приложение, база данных и т.п. — РБК). Например, софт, который является по сути калькулятором, сейчас может относиться к классу „информационная безопасность“, это неправильно», — приводит он пример. Представитель одной из компаний, чьи продукты включены в реестр, оценил результаты аудита — сокращение реестра примерно на 10%. «Как мы понимаем, из реестра хотят исключить небольшие компании, которые непонятно с чем в него попали», — сказал собеседник РБК.

Алексей Смирнов из «Базальт СПО», в свою очередь, считает, что продуктов, исключенных из реестра, должно быть «не очень много». С ним согласен и Дмитрий Дырмовский. «Думаю, речь будет идти о единицах или десятках позиций. Все-таки в реестр попадали те, кто занимается реальным бизнесом и кому статус отечественного программного обеспечения действительно нужен в работе», — пояснил г-н Дырмовский. ?Он отметил, что речь не идет об усилении административного давления: «Проверка регламентируется законом. Она проводится в мягкой, лояльной к заявителю форме».

По словам директора по взаимодействию с государственными органами «ABBYY Россия» (в реестре 23 продукта компании) Ольги Минаевой, «своевременная и разумная актуализация реестра — важная задача, которая поможет повысить легкость и удобство его использования для заказчиков». В то же время она указала, что при проведении такой работы важно принимать взвешенные решения, чтобы реестр оставался эффективным инструментом.

Пресс-релиз

Версия для печати