“Прошедший XX век был веком изобретений и открытий. Нынешний же будет веком инноваций”, — без тени сомнения провозгласил на открытии ежегодной конференции European Customer Forum компании Dassault Systemes (DS) ее вице-президент по региону EMEA Сильван Лоран. Вряд ли он хотел тем самым поставить под сомнение саму возможность новых открытий в начавшемся столетии, но тем не менее следует признать, что большая часть самых впечатляющих достижений последних лет, таких как мобильная связь или Интернет, базируется на давно известных технологиях, доведенных в процессе своего развития до рекордных рубежей по производительности, миниатюризации и степени распространения. Еще одна особенность инноваций — их нацеленность на практическую реализацию и востребованность обществом. Это, по мнению президента и исполнительного директора DS Бернара Шарлеса, радикально меняет процесс разработки и проектирования новых продуктов: если раньше в него были вовлечены лишь технические специалисты, то теперь к ним все чаще присоединяются представители научных и общественных организаций, поставщики дополнительных решений и даже будущие пользователи проектируемых изделий. Фактически это означает, что в основе инноваций лежат не новые знания, а нестандартные конфигурации и сочетания известных элементов и функций. Не случайно Бернар Шарлес призвал в союзники Альберта Эйнштейна, заявившего в свое время: “Воображение важнее, чем знание”.

Платформой для такой модели разработки, опирающейся на сообщества и социальные сети, призван стать пакет PLM V6, выпущенный в прошлом году и объединяющий средства автоматизированного проектирования (продукт CATIA), управления инженерными данными (ENOVIA), компьютерного моделирования (SIMULIA), подготовки производства (DELMIA) и фотореалистической трехмерной визуализации (3DVIA). На его разработку ушло пять лет, и было затрачено 2 млрд. долл. Чтобы проиллюстрировать новую парадигму проектирования, глава DS разыграл вместе со своим помощником, выступавшим в роли удаленного конструктора (на самом деле он, разумеется, сидел на той же сцене) простенькую сценку заказа настольной лампы. С помощью iPhone заказчик запустил на внешнем сервере поиск, выбрал из полученного иллюстрированного списка наиболее подходящую ему модель и, повертев ее на экране мобильника, связался с “далеким” неизвестным конструктором и высказал свои пожелания. Конструктор сразу же стал их исполнять на своей рабочей станции, причем все изменения формы и цвета изделия в реальном времени отображались и на экране iPhone. После того как заказчик увидел устраивающий его результат, заказ был принят и отправлен на производство. Не обошлось, правда, и без заранее заготовленной хорошей шутки: когда демонстрация закончилась, “конструктор” достал из-под своего стола настоящую настольную лампу точно той же формы и цвета, которые только что все видели на экране, и торжественно вручил ее “заказчику”.

Этот пример наглядно демонстрирует ту социально-сетевую ориентацию процессов проектирования, которую DS пропагандирует сегодня. Но насколько разумно объединять стохастические по своей природе процессы взаимодействия людей в социальных сетях с традиционными детерминированными корпоративными бизнес-процессами? С этим вопросом я обратился к вице-президенту DS по исследованиям и разработкам Доминику Флораку. “Мы у себя в компании очень часто и подолгу обсуждали этот вопрос, — рассказал он. — И в конце концов пришли к общему мнению: успешной может стать лишь та организация, которой удастся сочетать эти две модели взаимодействия сотрудников — стохастическую и детерминированную. Особенно такое сочетание присуще процессам, характерным для подразделений R&D. В отличие от концепции PLM, существовавшей несколько лет назад, сегодня мы развиваем подход PLM 2.0, который предполагает не столько интеграцию всех данных, имеющих отношение к жизненному циклу изделия, сколько предоставление специалистам среды для взаимодействия с коллегами и потенциальными потребителями, получающими возможность высказать свое мнение о проектируемом изделии, наблюдая только его виртуальную модель. Образно говоря, это социальная сеть вроде Facebook, дополненная контентом и специфическими процессами”.

Средства для реализации данной концепции регулярно добавляются в новые релизы V6, выпускаемые компанией дважды в год. Очередной такой релиз V6R2010x был приурочен к нынешней конференции, и в нем наряду с “социальной” функциональностью появились инструменты для переноса ряда функций в облачную среду. По-видимому, основные шаги в этом направлении будут сделаны позднее: DS сейчас начинает бета-тестирование облачной редакции своей PDM-системы ENOVIA. “С ее помощью клиенты смогут, не развертывая подобную систему на своей площадке, получать доступ ко всем ее функциям, — пояснил Доминик Флорак. — При этом доступ к ним будет возможен как с традиционных ПК, так и с различных мобильных устройств. Мы намерены предоставлять такой облачный сервис и сами, и через своих партнеров. Мы убеждены, что 90% небольших компаний не хотят формировать собственную ИТ-инфраструктуру и нанимать квалифицированных специалистов для решения задач PLM. Им будет гораздо проще получить всю необходимую функциональность такого рода в виде сервиса. Это компании, создающие, к примеру, новые модели одежды. Им облачная среда необходима не только как арендуемый PLM-сервис, но и как площадка для организации взаимодействия между собственными сотрудниками, а также с внешними организациями, поставщиками и заказчиками”.

Несмотря на очевидные достоинства V6, большинство заказчиков DS до сих пор использует предыдущие версии (V4 и V5). Дело в том, что миграция на V6 потребует определенных усилий и затрат, а делать их, не понимая в полной мере, каков будет экономический эффект, сегодня никто не хочет. Стимулировать этот процесс должны положительные примеры первопроходцев, и некоторые такие референс-клиенты были приглашены на European Customer Forum. Одному из них — известному производителю мобильных телефонов Sony-Ericsson нужно было решить непростую задачу: существенно увеличить число моделей, кастомизированных под требования разных групп пользователей. Это потребовало централизации всех данных об изделиях и организации доступа к ним всех проектных и производственных подразделений. И если производство сосредоточено на трех предприятиях (в Китае и Японии), то восемь центров разработки разбросаны по трем континентам (два в Швеции, два в США и по одному в Китае, на Тайване, в Индии и Японии). Результатом проекта S.P.A.S.E (Sony-Ericsson Product and Collaboration Environment) по внедрению системы V6 стало десятикратное расширение номенклатурного ряда, реализация глобальных и общих для всех подразделений бизнес-процессов, включение всех проектных департаментов в процедуры распределенной разработки и многократное использование проектных и дизайнерских решений в разных изделиях.

В роли еще одного образцового заказчика, внедрившего V6, выступила известная автомобильная корпорация Renault, представляющая для нас особый интерес в связи с ее предполагаемым участием в реструктуризации крупнейшего российского производителя — “АвтоВАЗа”. Уже сегодня она владеет 25% акций “АвтоВАЗа” и, как предполагают некоторые аналитики, может расширить свой портфель до 50%. Пока что речь идет об инвестициях в размере 300 млн. евро, которые будут переданы “АвтоВАЗу” в виде технологий. Поскольку набор этих технологий еще не определен, вполне вероятно, что в их числе могут оказаться и элементы новой PLM-системы Renault. При таком развитии событий “АвтоВАЗ” может стать первым российским предприятием, внедрившим V6.

В настоящее время в структуре Renault есть три производственных бренда (Dacia, Renault и Renault Samsung Motors), альянс Renault-Nissan и “АвтоВАЗ”, пребывающий в статусе стратегического партнера. Любопытно, что на предприятиях, контролируемых Renault, в 2008 г. трудилось 129 тыс. человек, что близко к численности “АвтоВАЗа” (100 тыс. сотрудников), но при этом концерном было выпущено 2,4 млн. автомобилей, а его выручка составила 37,8 млрд. евро. Как рассказал вице-президент Renault Оливер Колмард, еще три года назад в компании эксплуатировались три разных PDM-системы, каждая из которых контролировала ограниченный объем информации, данные в них не были согласованы друг с другом, а совместная скоординированная работа шести инженерных подразделений, расположенных в Европе, Азии и Латинской Америке, была практически невозможной. Сегодня после внедрения V6 у компании есть единая PLM-система, диктующая общие стандартизированные бизнес-процессы всем структурным группам и позволяющая инженерным подразделениям вести совместные разработки, согласуя их в реальном масштабе времени.

Версия для печати (без изображений)