ВЗГЛЯД ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Совсем недавно появилась новая версия архитектурной Готовальни (так для краткости я назвал AutoCAD Architectural DeskTop).

Презентация нового продукта проходила, как всегда, пафосно и шумно. Была реклама, выставки, презентации в Интернете, выступления руководителей фирмы.

Можно было даже интерактивно пообщаться, правда, въедливых вопросов устроители предпочитали не замечать и на них не отвечали. Мне быстро надоело это бодренькое интерактивное щебетание, но я подавил раздражение и прослушал все и до конца. Ничего нового.

Хотя много было сказано справедливых слов о несомненных достоинствах новой версии. Понятное дело, Autodesk хочет, чтобы народ покупал ее обновленные продукты.

Между прочим, из вопросов стало ясно, что существует огромная масса упертых пользователей, которые все еще работают с версиями прошлого века. И ни в какую не хотят покупать ничего нового. Такой покупатель - настоящая кара Божья для любого производителя, желающего продать вещь, способную надежно служить лишь объявленный нормативный срок. Но тут возможны невольные просчеты, как это случилось когда-то с холодильниками, которые неожиданно прослужили полвека и еще запросто могут работать на горе их производителям.

Мне совсем не хочется подробно рассказывать ни о Готовальне, ни о ее новых инструментах, ни об усовершенствованных старых. Об этом много говорилось в разных релизах и наверняка будет сказано еще.

Я же напишу о том, о чем никто не скажет, т. е. о главном. И адресуется моя статья не рядовым, а главным архитекторам и инженерам проектов. Именно эти специалисты должны стать администраторами системы автоматизированного проектирования, а не компьютерные мальчики и девочки. Сегодня эти руководители мало что делают в САПРе собственными ручками, отдав все на откуп компьютерщикам, что вряд ли дальновидно и перспективно. САПР при всей своей важности - всего лишь инструмент в руках специалиста. А специалисты от этого инструмента убегают, как черт от ладана. Что чревато выходом из бизнеса.

Так как я сам себе главный архитектор, главный инженер, заказчик, генеральный подрядчик, разработчик и инвестор, то убеждать меня особо не пришлось. Я немедленно купил и установил новую версию. А заодно обновил CAD Overlay (очень полезную программу для работы с изображениями и конвертации растровых картинок и чертежей в векторную графику) и бесплатную версию Volo View Express, хотя эта штуковина мне не нужна, так как у меня есть Готовальня. Но тем, у кого ее нет, она дает возможность не только открывать и просматривать чертежи, но и вносить свои замечания прямо в чертежное поле.

Этот инструмент позволяет согласующим организациям, а также заказчику и строителю, участвовать в рассмотрении проекта, применяя самую современную технологию работы с информацией, в том числе Интернет и интранет.

Соответствует ли Готовальня технологии проектирования?

В свое время много рассказывалось о том, как серьезно разработчики Autodesk подошли к созданию специализированной архитектурной Готовальни, какую огромную исследовательскую работу они провели, как глубоко изучили успешный опыт многих сотен проектных фирм и контор.

Такая солидная подготовительная работа в немалой степени повлияла на мой выбор продукции именно этой фирмы. Собственно, я об этом не жалею, так как все равно никого лучше на этой поляне нет. Но с любимцев и спрос особый.

Я понимаю, что у Autodesk есть собственная маркетинговая стратегия по втягиванию покупателя в необходимость постоянно приобретать обновленный продукт. Но все же подозреваю (ничто не свидетельствует об обратном), что на фирме либо нет должного замаха (daring), либо должного понимания задачи. А скорее всего нет ни того, ни другого.

Отсюда - мелочная приверженность солдатским хитростям. Отсюда - своеобразное топтание на месте и тактика мелких улучшений отдельных инструментов Готовальни, а также нежелание фирмы участвовать в дискуссиях по поводу своих продуктов и закрытость планов относительно будущих улучшений. Налицо существенный просчет в стратегии продвижения собственного продукта.

Главное - нет четкого понимания места проектирования в жизненном цикле строительного объекта.

Жизненный цикл включает в себя как процесс строительства, так и эксплуатационный период, который характеризуется не только частыми переделками, реконструкциями, капитальными ремонтами, надстройками и т. п., но и сложным взаимодействием объекта с окружающей средой: грунтами, подземными и наземными водами, снегом, льдом, растениями, животными, бактериями, а также агрессивной атмосферой.

Поэтому проекты всех солидных сооружений обязательно должны иметь мониторинговую сеть для наблюдения за поведением объекта во время его эксплуатации.

Жизненный цикл непременно должен включать в себя и так называемые “похороны объекта”, т. е. ликвидацию отжившего сооружения и расчистку территории от строительного мусора.

Никакие городские власти не позволят ликвидировать объект без соответствующего документа, который опять-таки в качестве основы должен иметь первоначальный проект со всеми изменениями, внесенными в него в ходе эксплуатации.

Эксплуатировать и “похоронить” объект невозможно без наличия архива проектной документации, на основании которого можно легко разработать дополнительные проекты по его реконструкции, ремонту или сносу.

Так что проект не закончит свою жизнь сразу после того, как объект будет построен. Напротив, он составит его неотъемлемую часть и разделит его судьбу. Именно такое понимание значения и места проекта должно определить состав набора инструментов в архитектурной Готовальне.

Компании Autodesk нечего комплексовать и опасаться за свое будущее. Ее Готовальня будет востребована и нужна всегда, так как есть у стройки начало, нет у стройки конца! Это свойство строительства как отрасли и Готовальни как набора инструментов может решительным образом повлиять на рынок.

Подземный “аквариум”

Вышеописанное непонимание важности и места проекта на деле привело к игнорированию необходимости создания двух важнейших инструментов проектирования.

Я их назвал трехмерными “аквариумами” за необходимую прозрачность “стенок”, которым можно придать различную окраску.

Первый “аквариум” предназначен для разработки некой трехмерной модели участка, отведенного под строительство, с границами, выходящими за “красные линии”, т. е. линии собственности. Почему это нужно?

Потому, что часто “зона влияния” сооружения выходит за границы его территории. Взять хотя бы Останкинскую телебашню. Разве “зона ее влияния” заканчивается на границах участка, где она построена?

На Крайнем Севере “зоны теплового влияния” строительного объекта часто выходят за границы самого сооружения и участка, на котором он расположен.

Объем “аквариума” нужно заполнить слоями грунтов с указанием границ залегания подземных вод. Эти данные берутся из материалов инженерно-геологических изысканий и сводятся в соответствующие таблицы, описывающие площадку как единое целое, а также свойства каждого ее слоя.

Верхняя грань такой модели - не что иное, как рельеф местности, заданный планово-высотными отметками, полученными в результате геодезических изысканий. На этом рельефе обязательно указывается местонахождение всех охраняемых деревьев. Чтобы их спилить, нужно получить (по крайней мере в США. - Прим. ред.) разрешение штатных экологов города, соседей и природоохранных общественных организаций, которые обязательно осложнят строительство, если проигнорировать их мнение на стадии согласования проекта.

Данные о рельефе участка нужны будут для подсчета перемещения грунтовых масс по ходу разравнивания участка (вертикальная планировка), для устройства фундаментов, рытья котлованов и траншей.

Кроме того, они обязательно понадобятся для проектирования системы стока поверхностных вод, а также прочих жидкостей, которые могут разлиться в результате аварий (нефть, бензин, другие горюче-смазочные и химические вещества). При тушении пожаров также разливается много воды и высокократной пены. Все это может безвозвратно испортить спасенное при пожаре.

Не обойтись без модели рельефа местности и при проектировании объектов благоустройства территории (дорог, тротуаров, детских площадок, памятников, мест парковки транспорта и т. д).

Из различных архивных материалов городских служб берутся данные о проходящих и проектируемых подземных и наземных коммуникациях. Их также необходимо включать в указанную модель. Особенно важны эти данные в ходе эксплуатации объекта, когда производство земляных работ может привести к нарушению целостности коммуникаций.

Кроме того, “аквариум” должен в необходимых случаях позволять делать “отрывку котлована”. И обязательно с запасом по всем его габаритам. Этот запас нужен прежде всего для производства работ по гидроизоляции стен и полов подвала, часто многоэтажного. Иначе подземные воды обязательно протекут (инфильтрируют) сквозь пористый бетон, как это было с новым зданием ФСБ на Лубянке, где во многих помещениях даже пришлось делать дорогостоящие металлические кессоны.

Так рассчитались за лихорадочную спешку, ошибки в проектировании и качество бетона, а также игнорирование наличия большого количества подземных ручьев и ключей.

Со стихией вообще нужно ухо держать востро, чтобы дело не вышло боком. Обводнение периметра здания, между прочим, пробуждает к жизни выталкивающую Архимедову силу. Вернее, создает все условия для проявления этого закона.

Хорошо, если такое развитие событий было принято во внимание при прочностных расчетах. А если нет? Тогда здание начинает неравномерно всплывать и трещать по всем швам.

Запас по периметру сооружения позволяет встроить в него дренажную систему по отводу от здания подземных, а также просочившихся поверхностных вод. Эта система будет состоять из набора труб, засыпанных слоями различных материалов и покрытых сверху почвой и травяным ковром с цветочками.

В этом же “аквариуме” будут находиться и различные подземные коммуникации - электрические и телефонные кабели, трубопроводы, вентиляционные ходы, а также пути аварийной эвакуации людей и транспорта.

Словом, получится довольно сложно структурированный пирог с начинкой.

Только вооружившись таким “аквариумом” как инструментом, можно успешно спроектировать подземную часть объекта. В результате должен получиться некий трехмерный конгломерат, состоящий из геологических, геодезических и инженерных данных, который во время эксплуатации объекта обязательно будет стремиться превратиться в агломерат.

Надземный “аквариум”

Необходимость создания еще одного “аквариума” диктуется нормативными пространственными ограничениями, которые накладываются на все габариты здания: его ширину, высоту и длину. Это область нормотворчества в основном органов местного самоуправления, так что в каждом городе они свои, доморощенные.

В этих нормативных ограничениях есть множество оговорок, исключений, тонкостей и наличествуют всякие противоречивые и взаимоисключающие требования. Поэтому лучше сразу создать некую предельную модель “аквариума”. А уж потом внутри него моделировать сам вожделенный объект.

В скульптуре такой метод называется “обрубовка”. Это когда берут некую глыбу и просто отрубают от нее все лишнее.

Такой предельный “аквариум” очень поможет оптимально “посадить” на участок будущее здание. При этом будет видно, как дом встраивается не только в окружение, состоящее из соседствующих сооружений, но и как все это вписывается в ландшафт с охраняемыми деревьями. Представление такой модели будет способствовать снятию спорных вопросов при согласовании проекта в различных инстанциях и с заказчиком.

В недавнем прошлом, в докадовскую, так сказать, эпоху такую задачу легко решали при помощи макетирования. (При случае советую посмотреть макеты Института генплана города Москвы.)

Работа с этим “аквариумом” позволит оперативно пересчитать все части объекта, выступающие за его предельные габариты. Нужно, чтобы при нарушениях Готовальня не только сообщала об этом, но и указывала, насколько проект нарушен. Выдаваемое ею численное значение нарушений позволит оперативно внести исправления.

Заключение

Кое-кто скажет, что первый “аквариум” можно легко реализовать, пользуясь фирменными надстройками, а именно Autodesk Land Desktop, Autodesk Map, Autodesk GenMap, Autodesk Survey и т. д. Я так не думаю. Слишком уж они узко специализированы. Второй “аквариум” создавать вообще нечем.

Могут сказать, кто вам мешает оперировать не “аквариумами”, а привычными массивными элементами? Если понимать задачу как “спроектировал и с плеч долой!”, то можно. А если помнить о жизненном цикле объекта, то нужны “аквариумы”. Без них не обойтись во время эксплуатации здания.

Да и авторы проектов смогут неплохо жить, осуществляя так называемый авторский надзор как часть системы мониторинга. Также можно будет на полномасштабном опыте проверить истинность многих допущений и представлений, принятых в качестве расчетных теорий при проектировании объекта.

Я не сомневаюсь, что отдельные вышеназванные и неназванные готовальни по-своему хороши. Но архитектору обязательно нужны свои собственные инструменты, “заточенные” именно под его задачи и задачи его заказчика, как, например, описанные в данной статье “аквариумы”.

Без таких инструментов говорить о том, что архитектурная Готовальня состоялась, преждевременно. Собственно, специализированной Готовальни как таковой пока еще нет.

Пока это более или менее упорядоченный набор часто примитивных инструментов, недостаточно хорошо отранжированный по степени значимости их применения в технологии проектирования.

Только при наличии новых “заточенных” инструментов можно будет говорить о том, что автоматизированное рабочее место архитектора в целом создано.

У автора есть “зазеркаленные” сайты: www.pacbell.net/vergasov/index.html; www.geocities.com/vergassov1/

Версия для печати