Рынок источников бесперебойного питания (ИБП) в России явно находится на подъеме. По оценке ITResearch, во II квартале текущего года в РФ было продано 297 тыс. ИБП на общую сумму 71,2 млн. долл., что превышает показатели I квартала на 5% в количественном исчислении и на 10% в денежном.

Опережающий прирост рынка в деньгах свидетельствует о смещении интереса покупателей в сторону более мощных и функционально насыщенных моделей. Точнее, о возвращении к ним фокуса внимания, который по объективным экономическим причинам сдвинулся в кризисный период на базовые во всех отношениях модели. Аналитики склонны видеть в этом тренд на восстановление классической структуры спроса на ИБП, в которой превалируют устройства среднего диапазона мощностей, функциональности и цен.

Долгий выход из кризиса

ИБП — один из ключевых элементов инженерной инфраструктуры современных предприятий самого разного масштаба. И потому оживление этого рынка можно трактовать как указание на то, что ИТ-отрасль в целом набирает обороты. В кризисное время рынок ИБП совокупно потерял около 50%, что в разной степени отразилось на каждом его сегменте. Больше всего, как указывает Татьяна Проворова, директор по маркетингу CyberPower, пострадали ИБП, относящиеся к сегменту SOHO: домашний пользователь попросту отказался от этого продукта. Дополнительный вклад в сокращение этого сегмента внесли и общее снижение продаж настольных компьютеров, и активный переход пользователей на мобильные портативные устройства.

В корпоративном же сегменте под нажимом кризиса, на фоне сокращения бюджетов наблюдались две тенденции: переключение ряда заказчиков с линейно-интерактивных ИБП на более простые офлайновые устройства и отказ от брендированных ИБП в пользу более дешевых OEM-продуктов. Все это привело к открытой ценовой конкуренции в сегменте малых ИБП и вынудило даже именитых производителей снизить стоимость или выпустить специальные серии более простых устройств, способных конкурировать с ОЕМ по цене.

«Рынок рос вплоть до присоединения Крыма и экономических санкций, — уточняет Павел Лебедев, директор по развитию IPPON в России. — Затем рынок обвалился, все сегменты пострадали примерно в равной степени». Но в целом сегмент домашних устройств сокращается сильнее, что связано с отсутствием необходимости в ИБП для многих рядовых потребителей.

Та же экономическая неопределенность заставила отложить или пересмотреть поставки тяжелых решений. «Проекты стали растягиваться во времени, многократно пересматриваться или откладываться на неопределенный срок, — сетует Татьяна Проворова. — Рынок тяжелых инфраструктурных решений начал оживать только сейчас. Пожалуй, единственным сегментом, показавшим положительную динамику даже в кризисное время, является сегмент онлайновых ИБП малой мощности. По нашему мнению, этот малый рост имеет совсем другую природу и связан с расширением сферы применения ИБП, появлением в различных отраслях автоматизированных процессов».

Российский рынок ИБП до сих пор переживает последствия крупного отката в 2015 г. Тогда, по данным ITResearch, падение составило 33% в штуках и 31% в деньгах, напоминает Анастасия Киселева, директор по маркетингу Delta Electronics в России и СНГ: «Если до кризиса компании по большей части росли за счет расширения самого рынка и роста экономики в целом, то после него игроки вынуждены делить между собой существующий на данный момент рынок, борясь за каждый проект».

К настоящему моменту поставщики оборудования проводят больше промоакций и предлагают специальные условия для партнеров; в 2018 г. даже появилось несколько новых партнерских программ, которых раньше не было. При этом, увеличивая скидку и предоставляя партнерам дополнительным преимущества, производители часто жертвуют маржинальностью.

Во время кризиса все сегменты рынка испытали стагнацию. Теперь же наблюдается умеренный рост, за исключением, пожалуй, агропромышленного комплекса и транспортной инфраструктуры, которые растут гораздо активнее: здесь ощутима стабильная финансовая поддержка государства.

То, что нужно массам

Какими характеристиками должны обладать ИБП, чтобы они пользовались широким спросом на российском рынке? Увы, бал здесь правит цена, в этом сходятся все наши эксперты. По мнению Павла Лебедева, все модели массового сегмента похожи друг на друга, никаких особенностей у них нет: «Конкуренция тут невероятно сильна, и каждый вендор ищет пути удешевления продукции».

«ИБП разных производителей в данном сегменте обладают практически одинаковыми характеристиками и функционалом», — соглашается Анна Давыдова, руководитель направления ИБП Legrand в России и СНГ. Именно поэтому разница буквально в считанные рубли может стать решающей для успеха или неуспеха продаж. Вместе с тем немалое значение имеет простота сервисного обслуживания: скажем, возможность быстро и без проблем поменять батарею может стать решающим фактором при выборе устройства.

Анна Давыдова отмечает, что даже в условиях сильного ценового давления и конкуренции со стороны китайских и турецких производителей растет количество потребителей, для которых имя вендора имеет значение, при условии доступности продукта под этим брендом, конечно. Например, если ИБП обладает не сильно увеличивающей розничную цену, но полезной функциональностью, такой как USB-гнезда для подзарядки мобильных гаджетов, ему готова будет отдать предпочтение немалая доля покупателей.

Можно говорить о том, что на размеры устройства, наличие евророзеток, простоту управления и прочие дополнительные функции покупатель действительно обращает внимание, но лишь в том случае, если изначально настроен эти особенности выбирать. Если же к приобретаемому ИБП не предъявляются дополнительные требования, то цена остается весомым — и часто определяющим — фактором. «Появившуюся два года назад тенденцию переключения с линейно-интерактивных на простейшие офлайновые устройства мы продолжаем наблюдать до сих пор, это тоже косвенно подтверждает важность ценового фактора. И как раз в этом сегменте конкуренция все чаще носит ценовой характер», — свидетельствует Татьяна Проворова.

Становой хребет инфраструктуры

Статистические данные, о которых говорилось ранее, свидетельствуют о некотором смещении интересов частных покупателей и корпоративных заказчиков ИБП в сторону более функционально насыщенных (и потому дорогих) моделей. Павел Лебедев, в частности, отмечает рост спроса на тяжелые устройства, в том числе и на комбинированные 3/1-фазные ИБП (трехфазный вход — однофазный выход). А Анастасия Киселева призывает выделять два основных сегмента потребителей: производственные предприятия, куда также входят компании нефтегазовой отрасли, и коммерческие ЦОДы.

У каждого из них свои задачи и свои определенные требования. Так, промышленные предприятия приобретают ИБП как для обеспечения непрерывности электроснабжения на производстве, так и для поддержки инфраструктуры и собственных дата-центров. Коммерческим же ЦОДам необходимы более мощные решения, поскольку они сами неуклонно растут. «Вопреки общемировой тенденции, российский рынок коммерческих дата-центров продолжает увеличиваться, требуя более качественной инженерной инфраструктуры и, в частности, серьезных ИБП», — отмечает Анастасия Киселева.

По свидетельству Анны Давыдовой, наблюдается увеличение спроса на объектах транспортной инфраструктуры, химической, фармацевтической, нефтяной и тяжелой промышленности, в административном сегменте, социальном строительстве — в основном это офисы, банки, объекты здравоохранения и спортивные сооружения. Здесь ИБП могут применяться как для локальных серверных (мини-ЦОДы), так и для организации питания при вводе здания или его отдельных участков в эксплуатацию.

В России немало дата-центров, построенных до 2008 г. и нуждающихся теперь в серьезной модернизации, а то и в полной перестройке инженерной инфраструктуры. Все это повышает спрос на мощные трехфазные ИБП с двойным преобразованием энергии, особенно если учесть отложенные заказчиками в разгар кризиса проекты, которые сейчас запускаются заново: прежде всего, по словам Анастасии Киселевой, это касается государственного сектора и топливно-энергетического комплекса. Нельзя сбрасывать со счетов и такой фактор влияния на рынок мощных трехфазных ИБП, как подготовка крупных спортивных и инфраструктурных объектов к прошедшему летом в России Чемпионату мира по футболу.

Спрос на трехфазные решения действительно ощущается, это подтверждает Татьяна Проворова: «Запросы приходят из самых разных областей, выходящих далеко за пределы промышленного производства, вычислительных центров. Это музеи, мемориальные комплексы, комплексная защита зданий, торговых центров, учебных заведений, центры мониторинга и диспетчеризации и др. К нам, вендору, достаточно часто заказчики обращаются напрямую, даже если не требуется какой-то нестандартной модификации, а речь идет о штатной модели ИБП. Это связано с тем, что нужна дополнительная инженерная экспертиза, расчет необходимых мощностей, проверка граничных условий и т. п.»

Ключевую роль вендора в предоставлении необходимой экспертизы подчеркивает и Павел Пономарев, менеджер по развитию направления «Трехфазные ИБП» Schneider Electric. Его компания налаживает коммуникацию напрямую с заказчиками, что позволяет лучше понять их потребности и предлагать решения, которые лучше всего им подходят. «Стоит отметить, что большинство трехфазных ИБП представляют собой индивидуальное решение, сконфигурированное исходя из поставленной заказчиком задачи. Поэтому даже если заказчик не обратился к нам напрямую, а, например, пришел к партнеру, то все равно мы осуществляем взаимодействие с заказчиком в трехстороннем формате для тщательной и всесторонней проработки проекта».

Тесновато на Олимпе

По данным ITResearch, 66% российского рынка ИБП (в деньгах) приходится на пятерку лидеров: Delta Electronics, Eaton, Ippon, Powercom и Schneider Electric (в алфавитном порядке). Реально ли в нынешних условиях вторжение в эту пятерку нового игрока? По мнению Татьяны Проворовой, задача эта не представляется такой уж недостижимой: «С хорошим отрывом от конкурентов выступает только один лидер, остальные игроки рынка имеют настолько небольшое преимущество перед конкурентами, что ситуация может поменяться в любой момент». «Да, вполне. В первую очередь претенденту нужен первый ценник, а также постоянные инвестиции в продажи и уровень обслуживания», — соглашается Павел Лебедев.

Безусловно, войти в пятерку лидеров, не имея в портфеле тяжелого, дорогостоящего оборудования, не получится. А этот сегмент предполагает наличие НИОКР, всесторонней сервисной поддержки, доверия со стороны партнера и заказчика и т. п. Эту точку зрения поддерживает Анастасия Киселева: «Чтобы занять сильную позицию, новому игроку потребуется время и ресурсы. Рынок уже достаточно образован, чтобы обращать внимание на качество продукции и уровень поддержки, который готова оказывать компания-производитель».

Помимо инвестиций в развитие собственных центров научной разработки, а заодно и соответствия всем международным требованиям и сертификатам новому игроку на рынке ИБП чрезвычайно важно развить сети надежных партнеров, вместе с которыми компания будет работать над повышением узнаваемости бренда и реализацией новых проектов. Именно создание особых условий для партнеров, мотивация их на долгосрочное взаимодействие — моральная и материальная — способствует укреплению позиций бренда на всей территории страны. Разделяет подобное мнение и Анна Давыдова: «Развитие сервисного партнерства, увеличение ассортимента предлагаемых решений, разработка новых решений с поддержкой необходимого программного обеспечения и возможностью интеграции с уже существующими проектами дают все шансы войти в пятерку лидеров».

Павел Пономарев указывает, что игроку, который вознамерится претендовать на вхождение в первую пятерку рейтинга, потребуются две вещи: продукт, который был бы лучше существующих по какому-либо признаку или их совокупности, и серьезные финансовые затраты на его продвижение. Без этого производитель ИБП пополнит ряды конкурентов, количество которых увеличивается год от года, но результаты их стараний не выходят за пределы погрешности измерений ITResearch и других аналитиков рынка.

Импортозамещению быть?

Оправданна ли экономически локализация производства ИБП на российской территории? Павел Лебедев убежден, что нет; по крайней мере на данный момент: «Связано это с отсутствием инфраструктуры, а также с проблемами во взаимодействии с российскими партнерами. Уровень цен также очень высок». Его поддерживает Анастасия Киселева, которая не видит (пока) смысла в локализации производства прежде всего с экономической точки зрения: «Однако если поддержка производителям будет оказываться на уровне государства, если будет принято решение о помощи производственным компаниям, этот путь развития станет перспективным. Именно государственные компании занимают значительную долю рынка на рынке инфраструктурных решений, поэтому сроки реализации подобной программы могут быть очень короткими. У Delta Electronics есть локальная площадка в Ленинградской области, где производится часть продукции „Элтек“, приобретенной Delta в 2015 г., но на этом пока все».

А вот Анна Давыдова уверена, что локализация выпуска ИБП в России, безусловно, оправданна: «Третий год на заводе АО „Контактор“ в Ульяновске мы собираем моноблочные ИБП Keor T, имеющие сертификат российского производства и удобный срок поставки — не более двух недель. И мы продолжаем расширять ассортимент ИБП, собранных в России. В 2017 г. мы открыли производственную площадку по сборке ИБП Keor T во Владивостоке».

Она подчеркивает, что государственные компании отдают предпочтение ИБП отечественной сборки не только из-за программы импортозамещения, но и из-за гарантированного наличия на складе и низкой стоимости как на сам ИБП, так и на батарейные кабинеты вместе с АКБ. Схожее мнение — у Татьяны Проворовой: «Процесс уже идет. Игроки рынка либо локализуют производство, либо серьезно задумываются об этом. Мы — не исключение и тоже активно работаем над возможностью локализации».

«При локализации производства важно понимать, что конкретно в рамках локализации делается. Наклеиваются шильдики и изготавливаются паспорта изделий, осуществляется отверточная крупноузловая сборка или именно изготовление (например, производство печатных плат и монтаж компонентов) и т. д.», — обращает внимание Павел Пономарев. Все это требует разных подходов, разных затрат. И, очевидно, чем глубже степень локализации, тем сложнее оценить успешность такого предприятия без детальных расчетов.

К примеру, один из крупнейших российских контрактных изготовителей печатных плат действительно выпускает ограниченные партии на локализованном предприятии, тогда как для крупных заказов предпочитает изготавливать продукцию в Китае. И это при наличии в России полного комплекта необходимого оборудования, материалов и персонала. «Это, по всей видимости, дает косвенный ответ на вопрос об экономической целесообразности локализованного производства в России», — подчеркивает Павел Пономарев.

Свинец против лития

Основную массу (во всех смыслах) ИБП на нынешнем рынке образуют модели со свинцово-кислотными батареями. В то же время для подзарядки мобильных гаджетов сегодня сплошь и рядом используются литиево-ионные и литиево-полимерные аккумуляторы. Понятно, что решения эти более дорогие (в пересчете на 1 кВт обеспечиваемой мощности), чем традиционные. Но, может быть, уже наступает время отказываться от свинца и кислоты хотя бы в отдельных сегментах рынка ИБП?

«Это дело будущего, — не склонен спешить Павел Лебедев. — Цена литиевых батарей слишком высока, их покупка оправдана только в конкретных случаях длительной эксплуатации устройств». Анна Давыдова уверена, что пока решение на литиево-ионных аккумуляторах не прошло испытание временем, говорить о перспективности преждевременно: «Хотя, безусловно, размеры батарейного массива на мощность 400 кВА и 15 мин автономии впечатляют своей миниатюрностью. Но тем не менее остаются вопросы».

Она приводит такой пример: для литиево-ионных АКБ заявлены 5000 циклов заряда-разряда (точное количество зависит от профиля нагрузки и глубины разряда батарей) против 300–600 у свинцово-кислотных батарей. Но тонкость в том, что срок жизни литиево-ионных батарей определяется не только расчетным количеством циклов заряда/разряда, но и продолжительностью использования. Также срок жизни АКБ напрямую зависит от глубины заряда, и заявленные 5000 циклов на самом деле достижимы лишь при 10%-ном разряде батареи. Если же каждый раз разряжать ее полностью, то фактическое число доступных циклов стремится к 500.

Отсюда Анна Давыдова делает вывод, что литиево-ионные АКБ больше подходят для поддержания переходных процессов. При использовании же их в качестве аварийного источника питания преимущество значительного числа циклов заряда-разряда теряется. Есть и другие нюансы: так, литиево-ионные и свинцово-кислотные АКБ заряжаются до 80% приблизительно за одно и то же время, но далее последние снижают скорость зарядки, именно так в итоге достигается маркетинговое «десятикратное ускорение процесса заряжания» литиево-ионных АКБ в сравнении со свинцово-кислотными.

Литиево-ионные АКБ действительно представляют собой идеальное решение для сохранения нагрузки при переходных процессах (на время запуска основного или резервного ДГУ), причем оптимальны для эксплуатации на уже готовом к запуску объекте, оборудованном системой кондиционирования. Они нуждаются, как и свинцово-кислотные, в проведении периодических осмотров и мониторинга состояния. «В итоге по сроку службы в комбинированном режиме эксплуатации они сравнимы с последним поколением свинцово-кислотных АКБ, а учитывая потенциальную огне- и взрывоопасность, требуют специализированного помещения для эксплуатации», — делает вывод Анна Давыдова.

«Мы наблюдаем некоторую спиральность популярности систем статических и дизель-динамических ИБП, объясняемую совершенствованием технологий», — замечает Павел Пономарев. По его мнению, на сегодня статические ИБП снова вышли вперед как раз благодаря использованию литиево-ионных батарей, их компактности и предсказуемости: «Рост популярности этой технологии мы наблюдали во всем мире на протяжении двух последних лет, и пока нет никаких причин снижения интереса к ней. Конечно, использование традиционных батарей будет продолжаться, однако мы оцениваем увеличение доли литиево-ионных аккумуляторов среди всех проданных батарей вместе с ИБП до 30% в течение ближайших пяти лет».

Анастасия Киселева также убеждена, что литиево-ионные АКБ неизбежно придут на смену свинцово-кислотным. Первые позволяют сократить площадь, которую занимает система обеспечения бесперебойного электроснабжения, на 50–80%. Они требуют меньше времени для зарядки и имеют меньший саморазряд. Самое главное их преимущество — длительный срок службы.

Серьезный недостаток у литиево-ионных батарей, на взгляд Анастасии Киселевой, только один — первоначальные вложения заказчика в оснащенные ими ИБП будут значительно выше: «Именно поэтому внедрение подобных решений началось с крупных центров обработки данных: возможность уменьшить TCO для таких объектов гораздо важнее сиюминутной выгоды, и даже небольшой процент экономии в денежном выражении огромен. Литиево-ионные батареи могут работать при более высоких температурах, чем свинцово-кислотные, без потери емкости, что снижает нагрузку на системы охлаждения. Кроме того, литиево-ионная химия тоже на месте не стоит, со временем появятся новые решения и технологии, а цена батарей снизится еще больше».

Татьяна Проворова поясняет, что выгода относительно традиционных ИБП проявляется лишь на горизонте десяти и более лет эксплуатации. И именно это удерживает CyberPower от массового перевода своих решений на литиево-ионные аккумуляторы. «С другой стороны, мы видим перспективность никель-кадмиевых батарей, особенно в условиях российской действительности. Такие решения могут работать в тяжелых температурных условиях (от −20 до +50°С), обладают высочайшей надежностью и при этом срок службы составляет до 20 лет. Развитие этого направления нам кажется более перспективным», — отметила она.

Вперед и выше

Какой будет среднесрочная стратегия ведущих игроков на российском рынке ИБП? На каких направлениях они будут концентрировать свои усилия, какие технологии продвигать, как строить канал и бороться за наращивание своей рыночной доли? Как считает Татьяна Проворова, один из ключевых трендов в обозримой перспективе — повышение экономичности ИБП. Они ведь не только запасают и преобразуют электроэнергию, но в процессе работы и потребляют ее, как и любое другое устройство, которое включается в сеть.

«Наблюдая за ростом тарифов на электроэнергию на протяжении уже нескольких лет, мы прекрасно понимали, что не за горами времена, когда стоимость электроэнергии в нашей стране сравняется с другими, например, европейскими странами и станет еще более существенной статьей расходов», — указывает она и поясняет, что современные технологии позволяют снижать энергопотребление ИБП в режиме работы от сети в некоторых случаях до 80%, обеспечивая тем самым значительное снижение стоимости владения системой.

Еще одна ощутимая тенденция на рынке ИБП — внедрение в старшие и средние модели экспертно-аналитических «умных» систем. Такие системы способны анализировать различные параметры электросети и цикличность подключения нагрузки. В соответствии с разработанным специалистами вендора алгоритмом на основе этих данных система сама выбирает оптимальный режим работы ИБП. В результате снижается энергопотребление самого устройства, его тепловыделение, растет срок службы как отдельных его элементов (электролитических конденсаторов, АКБ), так и ИБП в целом. «Перед включением нагрузки, заблаговременно, ИБП переходит в режим полного функционирования, обеспечивая бесперебойное питание в критически важный период», — поясняет Татьяна Проворова.

По мнению Павла Пономарева, для экономии электроэнергии силами ИБП есть очевидное решение — использовать ИБП с более высоким КПД, включая режимы повышенной энергоэффективности. Например, ИБП может без пауз осуществлять переход в режим двойного преобразования из режима энерогосбережения, в котором устройство имеет возможность работать как фильтр, убирая все гармоники, идущие от нагрузки, и заряжая батареи. При всем этом ИБП имеет КПД до 99%.

«Менее очевидным решением является использование энергии батарей для сглаживания пиков потребления объекта, обеспечивая питание нагрузки, подключенной к выходу ИБП, частично от сети, а частично от батарей в течение пикового потребления нагрузки. В часы минимальной нагрузки ИБП подзаряжает батареи. Это позволяет получить более сглаженный профиль потребления объекта и, как следствие, меньшую стоимость электроэнергии», — добавляет Павел Пономарев. Разумеется, экономическая эффективность подобных решений будет зависеть от различных параметров (длительность пика, амплитуда, стоимость электроэнергии и т. д.) и требует обоснования в каждом конкретном случае.

Версия для печати (без изображений)