Если на конференции делается слишком много анонсов и объявлений, это, как правило, означает, что все они не столь уж значимы и для самой компании, и для отрасли в целом. Такие мысли навевали первые пленарные доклады президента Oracle Чарльза Филлипса и вице-президента, отвечающего за продукты линейки Fusion Middleware, Томаса Куриана, сделанные на форуме Oracle OpenWorld '2008, который прошел в конце сентября в Сан Франциско (США). Впрочем, висевшие в фойе северного входа Moscone-центра два мрачного цвета транспаранта с загадочной фразой “The X is coming 09.24.08” заставляли задуматься о том, что же такое X и каким образом он придет в последний день конференции 24 сентября. И действительно сенсационные объявления в обещанное время прозвучали. Но об этом позже.

Oracle продолжает поглощать перспективных игроков софтверного рынка. Лишь за неполный год, прошедший с момента завершения Oracle OpenWorld '2007, к корпорации присоединились компании Moniforce (средства мониторинга работы конечных пользователей), BEA (ПО для архитектуры SOA), Captovation (инструментарий промышленной оцифровки бумажных документов), e-TEST suite (средства функционального и нагрузочного тестирования приложений), Global Knowledge Software (системы интерактивного обучения), ClearApp (инструменты для управления композитными приложениями), а также AdminServer и Skywire (приложения для страховой отрасли). Всего же таких «присоединившихся» уже несколько десятков. Стратегия развития их продуктов, вопросы интеграции с собственным ПО близкой направленности, безусловно, требуют все более пристального внимания со стороны Oracle.

О своих шагах в этом направлении руководство корпорации регулярно сообщает широкой общественности, имея в виду прежде всего клиентов купленных ею вендоров, с тем чтобы те ни на минуту не усомнились в серьезности намерений нового хозяина продуктов и технологий. И на данном форуме подобных сообщений и анонсов было немало. Очередной важной вехой в реализации стратегии Oracle по интеграции приложений Oracle BI и Hyperion в рамках единой EPM-системы стал выпуск новой версии пакета Oracle Business Intelligence Suite Enterprise Edition Plus, который вместе с Oracle Essbase и Oracle Real-Time Decisions образует технологическую основу для решения Oracle EPM System. Приносят первые плоды аналогичные мероприятия по интеграции технологий компании BEA с семейством связующего ПО Oracle Fusion Middleware. Теперь Oracle SOA Suite 10g интегрирован с Oracle Service Bus и Oracle WebLogic Suite (продуктами, базирующимися на BEA AquaLogic Service Bus и BEA WebLogic Server соответственно), а также сертифицирован на совместимость с Oracle WebLogic Application Grid.

Последний продукт появился в линейке Oracle сравнительно недавно и вызывает определенные ассоциации с той концепцией grid-вычислений, которая была представлена Oracle пять лет назад. Тогда речь шла о формировании кластерных конфигураций системы хранения, СУБД и серверов приложений. Нынешний Application Grid к подобному кластеру никакого отношения не имеет. Он базируется на технологиях компаний BEA и Coherence и функционирует на промежуточном уровне между операционной системой и сервером приложений, объединяя все аппаратные серверы промежуточного слоя в единый пул, ресурсы которого могут динамически выделяться наиболее загруженным приложениям. В рамках этого пула возможен запуск дублирующих экземпляров серверов приложений, что существенно повышает отказоустойчивость.

Довольно скупо были представлены новшества в той области, где Oracle справедливо считается мировым лидером. Выпущен очередной релиз Oracle Database 11g (11.1.0.7), построены конфигурации для хранилищ данных объемом до 100 Тб, вышла редакция Database 11g, оптимизированная для “облачных вычислений”, в опции Real Application Testing реализована поддержка старых версий 9i и 10g. Все эти новшества важны и полезны, но для широкой общественности особого интереса не представляют. Можно было бы предположить, что на развитие основной области своей деятельности у нынешней Oracle не остается сил (или не хватает свежих идей). Удерживал от этого вывода лишь упомянутый выше угрюмый транспарант, напоминавший о том, что неведомый час X еще не наступил.

Впрочем, Чарльз Филлипс представил один совершенно новый продукт под названием Beehive (в переводе с английского — улей). Это интегрированный пакет средств для коллективной работы, объединяющий все популярные каналы взаимодействия сотрудников (электронную почту, чаты, блоги, аудио- и видеоконференции, голосовую почту, телефонную связь, форумы, Wiki) и средства для организации совместной работы (календари, планировщики заданий, общие теги, адресные книги, инструменты поиска информации, средства фиксации присутствия сотрудника и т. д.). Все это опирается на общие для платформы Fusion Middleware механизмы обеспечения безопасности, аутентификации, распределения участников по группам, наделения полномочиями по ролевому признаку, соблюдения корпоративных стандартов и нормативных требований. Особо Чарльз Филлипс подчеркнул интеграцию Beehive с системой управления бизнес-процессами, которая будет чрезвычайно полезна при реализации концепции Oracle Enterprise 2.0, предполагающей самое широкое неформальное общение сотрудников при выполнении ими деловых операций.

Объявляя о выпуске Beehive, президент Oracle ни словом не обмолвился об аналогичном продукте, на протяжении нескольких последних лет присутствовавшем в портфеле корпорации, — Oracle Collaboration Suite. Какая судьба уготована ему? Этот вопрос был задан на пресс-брифинге вице-президенту Oracle Чаку Розвату. Он постарался успокоить нынешних пользователей этого продукта, заверив их в том, что поддержка старых клиентов будет сохранена, а кроме того, им делается специальное предложение по переходу на Beehive. Иными словами, жизненный цикл Collaboration Suite можно считать завершенным.

Стратегия в отношении бизнес-приложений, сформулированная год назад, в целом осталась неизменной. Предполагается развивать как горизонтальные (управление финансами, персоналом и цепочками поставок, планирование производства, CRM), так и вертикальные решения (для аэрокосмической, автомобильной, химической, телекоммуникационной, банковской и других отраслей). При этом продолжится выпуск новых версий всех купленных Oracle продуктов, а также их бессрочная техническая поддержка. Параллельно разрабатывается семейство продуктов нового поколения Fusion Application, которые по зпмыслу должны объединить в себе преимущества унаследованных систем корпоративного управления, но об этой деятельности представители корпорации говорят очень скупо.

Немало слов было сказано и об “озеленении корпоративного ИТ-ландшафта”. Имеется в виду внедрение решений, обеспечивающих экономию энергии и как следствие — защиту окружающей среды. Наряду со вполне серьезными инициативами участникам конференции предлагалось заряжать аккумуляторы своих ноутбуков, покрутив педали специального велотренажера, отказаться от воды в одноразовых пластиковых бутылках в пользу выданных сосудов длительного употребления и выбрасывать разные виды мусора в различные контейнеры.

А что же час X? Он, конечно же, был связан с выступлением главы компании Ларри Эллисона, намеченным на 24 сентября. Это выступление предварял спич вице-президента HP Энн Ливермор, и поначалу казалось, что такая связка придумана организаторами лишь для того, чтобы не пользующиеся у участников OpenWorld особой популярностью доклады компаний-спонсоров, тем более такого значимого, как HP, не проходили в полупустом зале. Разумеется, все ждали выхода на сцену Ларри Эллисона, и в огромном помещении буквально яблоку негде было упасть (в нем могли уместиться не более четверти из 43 тыс. участников форума). Однако штук двадцать кресел в первом ряду оставались свободными, и минут за пять до окончания выступления Энн Ливермор стало понятно, кому они предназначались. Из-за сцены скромно вышли все высшие руководители Oracle, включая Эллисона, и тихо уселись в первом ряду. Однако было видно, что все они возбуждены и продолжают обмениваться какими-то фразами. Отсюда и пошел обратно на сцену глава корпорации.

Сразу взяв быка за рога, он сообщил аудитории о знаменательном событии: сегодня Oracle впервые выпускает не программный продукт, а “железо”. Далее последовала небольшая научно-популярная лекция с графиками и цифрами. Вкратце суть ее такова. Объемы данных на предприятиях растут экспоненциально. Особенно велики хранилища, в которых консолидируется информация из множества источников. Скорость же её обработки увеличивается гораздо медленнее. Простое сканирование таблицы БД размером в несколько терабайт может потребовать одного или более часов в зависимости от производительности системы хранения. Узкое место — передача данных из системы хранения на сервер БД для дальнейшей обработки. Как его расширить? Есть два способа: увеличить пропускную способность канала ввода-вывода или уменьшить объем данных, передаваемых по этому каналу. Oracle совместно с HP создала программно-аппаратный комплекс, способный решить обе указанные проблемы. Это, как заявил Ларри Эллисон, самая быстрая в мире “машина баз данных” — HP Oracle Database Machine.

Состоит она по сути из трех компонентов: кластера серверов БД Oracle, кластера специализированных серверов системы хранения HP Oracle Exadata Programmable Storage Servers и каналов InfiniBand для передачи данных между ними. Такая архитектура позволяет распараллелить передачу данных из системы хранения в СУБД, увеличив тем самым пропускную способность, но что ещё интереснее, одновременно удалось уменьшить объем передаваемой информации. В самых общих словах, достигается это за счет предварительной обработки запроса, полученного СУБД, специализированным сервером системы хранения. Ларри Эллисон привел следующий пример. Допустим, необходимо проанализировать продажи компании за вчерашний день. Раньше на сервер БД из системы хранения поступали целые блоки данных, если в них содержались записи, связанные с искомой датой. Теперь же сервер системы хранения предварительно отфильтрует нужные записи, и только они будут пересланы СУБД.

Конечно же, возникает масса вопросов относительно потенциальных возможностей представленной системы. Все ли типы запросов к хранилищу данных поддаются декомпозиции, позволяющей часть их обработки производить в системе хранения? Ответ даст только время и тщательное тестирование по стандартным методикам. Предварительные результаты, представленные участниками программы бета-тестирования, свидетельствуют об увеличении производительности в десять и более раз по сравнению с традиционными хранилищами на базе ПО Oracle и мощных аппаратных Unix-платформ. Здесь следует подчеркнуть, что HP Oracle Database Machine представляет собой стойку с кластером серверов БД стандартной архитектуры (восемь двухпроцессорных машин ProLiant) и кластером серверов системы хранения (четырнадцать аналогичных машин, каждая со своим дисковым массивом объемом 12 Тб; всего 168 Тб). Именно такая стойка плавно поднялась из-под пола сцены за спиной Эллисона в кульминационный момент его выступления, а в фойе, в которое все слушатели дружно высыпали после доклада, на месте мрачного транспаранта уже стояли, сверкая огоньками, семь аналогичных шкафов с огромной буквой X на дверцах.

Объявлено, что выпуском аппаратной части комплекса и его поддержкой будет заниматься HP, а продажи всего решения и его сопровождение лягут на плечи Oracle. По-видимому, услыхав это, многие поклонники Oracle с облегчением вздохнули: все-таки корпорация собирается не выпускать аппаратуру, а продавать ее. Впрочем, Эллисон несколько покривил душой, говоря о первом выходе Oracle на рынок “железа”. Первая попытка, правда, не совсем удачная, как мы помним, была связана с выпуском так называемых сетевых компьютеров и состоялась около десяти лет назад.

Представленное в докладе Эллисона изделие принадлежит к категории программно-аппаратных комплексов (appliance), которые уже давно выпускаются другими вендорами. В первую очередь вспоминаются, разумеется, Teradata и Netezza, но есть ведь еще и решение SAP BI Accelerator, выпущенное пару лет назад главным конкурентом Oracle на рынке бизнес-приложений, причём также в сотрудничестве с HP (см. PC Week/RE, № 22/2006). Понятно, что сравнивать Database Machine следует именно с такими системами. По мнению Ларри Эллисона, новинка превосходит по производительности решения Teradata и Netezza, однако приведенные им аргументы оставляют место для сомнений. К примеру, докладчик утверждал, что Database Machine превосходит по производительности пятистоечную конфигурацию Teradata 5550, но никак не объяснял, почему для сравнения была взята именно она. При сопоставлении с Netezza 10100 упор делался на более высокие показатели отдельных подсистем (пропускную способность канала и связанную с ней скорость загрузки данных), но не обсуждалась общая производительность на стандартных тестах.

Есть у Database Machine превосходство и по стоимостным показателям, если относить их к 1Тб хранилища данных: 14 тыс. долл. против 35 тыс. долл. у Teradata и 29 тыс. долл. у Netezza. Любопытно проследить, каким образом формируются эти цифры. Цена Teradata 2550 с системой хранения 43 Тб составляет 1,5 млн. долл., а аналогичная по емкости Netezza 10100 стоит 1,25 млн. Для HP Oracle Database Machine со 168 Тб отдельно приводятся стоимость аппаратной части (650 тыс. долл.) и программной (1,68 млн. долл. или примерно 100 тыс. долл. на процессор сервера БД), что в сумме дает 2,33 млн. долл.

Так что же обозначалось пресловутым знаком X? Судя по тому, что он появился на лицевой стороне стойки Oracle Database Machine, это -- еще один бренд корпорации. А смысл ему каждый может придать в меру своей фантазии: значимая буква в торговой марке eXadata, явно противопоставляемой популярной Teradata, или темная лошадка X, которой суждено опередить всех фаворитов, или, наконец, знак умножения, активно используемый Oracle во всех материалах, где говорится о кратности (10×) роста производительности хранилищ данных. Отпадает лишь интерпретация X как неизвестной величины в математическом выражении. Итак, карты раскрыты.

Версия для печати (без изображений)