В Москве состоялось заседание экспертного круглого стола, посвященного обсуждению концепции установления правового регулирования в Интернете. Мероприятие собрало как авторов проекта, так и представителей сетевой общественности, без учета мнения которой никаких решений было обещано не принимать.

Судя по характеру развернувшейся дискуссии, назревшую необходимость упорядочить отношения в виртуальном пространстве признают почти все. Однако введение специального интернет-права многие воспринимают как избыточную меру, считая, что совершенствовать нужно уже имеющиеся “офлайн-законы” и нарабатывать практику их адекватного применения.

О проекте

Член Комитета Госдумы по информационной политике, ИТ и связи, председатель Подкомитета по технологическому развитию Илья Пономарев специально подчеркнул, что речь пока идет не о самом законе, регулирующем Интернет, а о проекте его концепции. К настоящему моменту прошло два заседания рабочей группы по данному вопросу. В ближайшем будущем состоится третье, на котором концепция будет утверждена окончательно. А потом, прежде чем вносить закон в Госдуму, авторы планируют провести его широкое обсуждение с общественностью.

В целом инициатива осуществляется под эгидой вышеупомянутого Комитета и в рамках программы “Государство и Интернет”, находящейся под патронатом Администрации Президента. В этом смысле (с точки зрения восприятия проблематики властью) сейчас в принципе возникла весьма благожелательная атмосфера — считает руководитель рабочей группы Комитета по вопросам совершенствования законодательства в сфере интернет-технологий Ольга Носкова. По ее мнению, крайне показательным является состоявшееся накануне видеообращение Дмитрия Медведева к участникам объединенной конференции “РИФ+КИБ”, в котором он высоко оценил Сеть в плане предоставляемых ею гражданских свобод. По мнению г-жи Носковой, если воспользоваться сложившейся позитивной ситуацией, то наверняка удастся принять закон в весьма мягкой форме. Если же не озаботиться нормами регулирования Сети сегодня, то завтра все наши международные коллеги уйдут в этом вопросе далеко вперед, и нам впоследствии придется примерять на себя чужие юридические схемы.

Как утверждает Илья Пономарев, в обществе сейчас сформировались три устойчивые группы. Одна из них полагает, что Интернету никакой закон не нужен вовсе. Другая склонна ввести жесткие законы и отрегулировать все от начала и до конца. Третья же резонно полагает, что чем дожидаться, пока за дело возьмется агрессивная вторая группа, лучше установить правоотношения в Сети самим, чтобы на самом деле ничего в итоге не регулировалось.

По уверению г-на Пономарева, рабочая группа, участником которой он является, в большей степени придерживается последней точки зрения. Отношения в Сети нужно как-то систематизировать, но действовать при этом мягко.

Сейчас, с точки зрения г-на Пономарева, правоприменительная практика по отношению к Интернету выглядит весьма странно. В качестве самого яркого примера он приводит ситуацию с небезызвестным сайтом Компромат.ру. Казалось бы, неадекватность представленной на нем информации очевидна (клевета, оскорбления и пр.). Если бы подобное происходило на территории, скажем, США (хотя там и нет никакого специального интернет-закона), то владелец сайта г-н Горшков уже через месяц оказался бы в тюрьме. У нас же, невзирая на явный и нескрываемый состав преступления, Прокуратура заявляет, что не знает, как ей действовать (домен зарегистрирован в США, компания-владелец находится в Ирландии и т. д.).

В то же время, когда дело касается политики, и у Прокуратуры, и у МВД, и у судов вопросов в отношении стратегии действий не возникает. “Виновные” быстро разыскиваются, после чего принимаются нужные решения не только не по закону, но даже и не по понятиям.

На сложившуюся практику избирательного правосудия указывает и секретарь Союза журналистов России, автор закона о СМИ Михаил Федотов, приводящий в пример историю с осуждением блогера Терентьева.

При этом, как считает г-н Федотов, в обществе (и особенно во власти) еще крайне велика техническая безграмотность. Чего только стоит постановление суда в Барнауле, предписывающее “конфисковать сайт” (исполнители пришли и забрали компьютер; благо впоследствии решение суда удалось отменить).

Впрочем, по признанию г-на Федотова, он не отрицает, что и сами члены рабочей группы (в число которых он также входит) пока еще могут допускать ошибки в терминах и определениях. (Так, например, упомянутого г-ном Пономаревым понятия “территории США” для Интернета, строго говоря, не существует.) Поэтому они полностью открыты к диалогу с общественностью и готовы обсуждать любые подходы к решению юридически головоломок.

Концепция

Как отмечают участники рабочей группы, те или иные попытки ввести Интернет в правовое поле предпринимались уже неоднократно, однако ситуация пока так и не изменилась — закон о международном информационном обмене успел утратить силу, поставленная Россией в 2005 г. подпись под европейской концепцией о киберпреступности в конце 2008 г. была отозвана, и т. д. Так что сейчас мы имеем лишь фрагменты правового регулирования (частично в законе о связи, частично в законе об информации, ИТ и защите информации и пр.).

В разрабатываемой концепции нового закона (текущую редакцию ее текста достаточно легко отыскать в Интернете) основная цель регулирования сформулирована следующим образом: все, что запрещено или ограничено в обычных отношениях, должно быть запрещено или ограничено в киберпространстве.

По словам г-на Пономарева, в первую очередь важно определить, кто должен нести ответственность за размещаемую в Сети информацию. Сейчас начала складываться тенденция привлечения провайдеров и владельцев доменных имен, что в корне неправильно. Позиция рабочей группы: вина должна возлагаться на непосредственных авторов.

На втором этапе законотворчества планируется разобраться с узко специфичными вопросами — урегулировать конкретные нюансы правовых отношений. Но сейчас, без решения вышеупомянутого аспекта, об этом говорить явно преждевременно.

Полемика

В дискуссии, последовавшей после объяснения основных положений концепции, сразу же выяснилось, что приглашенные на круглый стол представители интернет-сообщества отнюдь не спешат разделить воззрения авторов проекта.

По мнению члена рабочей группы по управлению Интернетом при Генеральном Секретаре ООН, эксперта по правовым вопросам Михаила Якушева, обсуждаемая концепция плоха уже своей заявленной целью (запретить и ограничить). Негатив вреден; речь не должна идти об ограничениях.

С точки зрения директора правового департамента компании “Яндекс” Екатерины Фадеевой, сомнительна сама идея какого-либо общего закона. Лучше, полагает она, использовать точечное изменение уже существующего законодательства, положения которого вполне применимы и к виртуальному пространству.

Эту позицию полностью разделяют ведущий юрисконсульт “Яндекса” Ульяна Зинина (индустрия страдает от отсутствия практики правоприменения имеющихся законов, а не от недостатка новых), а также вице-президент по правовым вопросам компании Mail.ru Максим Бобин, который к тому же раскритиковал ряд неудачных на его взгляд формулировок текста концепции.

Г-н Бобин отказался признать, что его компания не находится сейчас в правовом поле, аргументируя это тем, что Mail.ru платит огромные налоги и регулярно подвергается проверкам. Не понравилась ему и идея единого налога с прогрессивной шкалой ставок для субъектов электронной экономической деятельности. На реплику г-на Пономарева, что в данном случае речь идет об установлении для интернет-компаний упрощенного “каникулярного” режима налогообложения, г-н Бобин ответил в том смысле, что ему не нужны каникулы — не мешайте деньги зарабатывать.

В целом можно было заключить, что вице-президент Mail.ru явно скептически относится к назойливому вниманию государства. По его мнению, чиновники начинают беспокоиться о правоприменении в Сети только после публикаций в СМИ о доходах интернет-компаний. Завершилось выступление г-на Бобина рекомендацией усовершенствовать законы о связи и о защите персональных данных.

Весьма живой интерес рабочей группы вызвала реплика из зала о том, что интернет-закон затормозит в Сети многие процессы, как скоропалительно принятый когда-то закон об электронной цифровой подписи заморозил ее использование на несколько лет. По мнению оратора, интернет-закон ограничит сферу того, что можно делать в Сети, в то время как мы еще не знаем всех ее возможностей, и, значит, закономерно превратится в своеобразную смирительную рубашку.

Необходимо однако заметить, что к чести ведущих круглого стола критика была воспринята конструктивно. И хотя полностью отказываться от идеи создания интернет-права рабочая группа явно не собирается, несколько наиболее активных полемистов прямо на месте были приглашены к участию в подробных обсуждениях в качестве консультантов.

Закрывая собрание, Михаил Федотов подчеркнул, что инициаторы проекта руководствуются исключительно благими целями, призвал экспертное сообщество к активности и выразил надежду, что стенограмма заседания обязательно окажется размещена в той самой никак пока не отрегулированной среде.

Версия для печати (без изображений)