После аварии на Саяно-Шушенской ГЭС руководство Минкомсвязи РФ озаботилось проблемой функционирования сетей связи общего пользования и стратегически значимых информационных систем в кризисных ситуациях. По крайней мере именно с такой повесткой дня 8 сентября состоялось внеочередное заседание Коллегии Минкомсвязи под председательством министра Игоря Щеголева. Впрочем, о конкретных результатах мероприятия журналистам пришлось только догадываться — само заседание в пресс-зал по видеосвязи и в режиме online не транслировалось, а 15-минутная пресс-конференция министра, которая прошла с опозданием на час, больше оставила вопросов, чем ответов.

Судя по всему, при локализации аварии на ГЭС местные операторы связи сработали оперативно: силами семи спутниковых и мобильных операторов связь, необходимая для передачи данных и проведения “летучек”, была организована как на месте ЧП, так и в лагерях спасателей. Однако, как признался г-н Щеголев, в России до сих пор нет единого централизованного управления сетями общего пользования в критических ситуациях. Скорее всего изучением этой проблемы (и увязыванием ее с Единой государственной системой предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, а также с региональными центрами управления МЧС РФ) будет заниматься Роскомнадзор, который должен изучить состояние дел и представить свои предложения в течение ближайшего квартала.

К сожалению, остался открытым и вопрос о резервировании спутниковых каналов доступа, необходимых для передачи данных в случае ЧП, в том числе и с помощью проводных линий связи, — его г-н Щеголев обозначил во вступительном слове, которое прессе представили в записи. Судя по информации наших источников, таким резервированием скорее всего займутся “Связьинвест” и “Ростелеком” по специальному государственному контракту. А отечественные операторы спутниковой связи с большой вероятностью получат только субподряды на резервные мощности и будут исполнять их в случае возникновения критической ситуации путем уменьшения пропускной способности коммерческих клиентов: “пустой” дополнительной емкости, которую можно было бы зарезервировать для государственных нужд, на рынке просто нет. Кроме того, со стороны госорганов власти пока не отмечается явный спрос на мобильные VSAT-станции в конфигурации VSAT/Wi-Fi, VSAT/WiMAX, VSAT/UMTS с тем, чтобы доставить их в отдаленные области страны воздушным транспортом для организации голосовых каналов связи или ВКС. А ведь на значительной территории страны только с помощью таких комплексов и можно быстро выйти в Интернет или обеспечить голосовое соединение.

В отношении провайдеров мобильной связи также всё довольно туманно. К примеру, по поводу того, будет ли Минкомсвязи стимулировать их к развитию проектов мобильных БС (www.pcweek.ru/themes/detail.php?ID=115013), министр только отметил, что “в этом вопросе с сотовыми операторами достигнуто взаимопонимание”, но от конкретных оценок текущего положения и планов на будущее воздержался. И это при том, что мобильных БС даже у операторов “большой тройки” не так уж много — хорошо, если по паре у каждого, и большинство из них в ЦФО.

Неясен вопрос и с сервисами оповещения населения в критических ситуациях. Часть регионов уже имеет такие системы (отметим проект ОКСИОН — Общероссийская комплексная система информирования и оповещения населения в местах массового пребывания людей), продвижением которых занимаются либо активные руководители территориальных органов МЧС, либо местные власти, но называть примеры наиболее успешных в этом плане регионов г-н Щеголев не стал. Одним из основных каналов оповещения в таких системах является SMS, но эта технология при рассылке сотен тысяч сообщений может парализовать SMS-центр даже крупного оператора связи, а о педалировании сервисов системы MassAlert на базе Cell Broadcast ничего не известно. И это при том, что многие операторы связи заказывают поставщикам данную опцию при заключении контрактов на строительство сетей 2,5—3G. В отличие от технологии SMS, которая работает по схеме “точка — точка”, технология Cell Broadcast действует по принципу “точка — зона”. К примеру, чтобы оповестить миллион человек посредством одного SMS-центра, потребуется примерно 16 минут, а с помощью сети Cell Broadcast — около 10 секунд. Причем Cell Broadcast в отличие от SMS может извещать адресно — только в зонах тех базовых станций, где это необходимо: то есть сообщения получат даже роуминговые пользователи.

По понятным причинам ничего не было сказано о приоритизации вызовов абонентов, являющихся сотрудниками правоохранительных и экстренных служб в сетях общего пользования (в первую очередь — мобильных). Как известно, оборудование всех операторов связи позволяет выделять привилегированные группы клиентов, которые будут получать наивысший приоритет обслуживания даже в загруженной сети (к примеру, в сети “МегаФон” этим правом пользуются абоненты “Конфиденциальной сотовой связи”). Учитывая высокую распространенность мобильных телефонов в исполнительных органах власти и среди сотрудников специальных служб, подобные “лимиты на доступность” скорее всего будут расширены.

Еще одной интересной идеей, прозвучавшей на пресс-конференции, стало создание единого короткого номера для информации населения о чрезвычайных ситуациях. Совершенно точно, что это будет не 112 (данная комбинация уже занята), а что-то другое. Схема работы предполагается следующая: исходящий звонок переключается на региональный call-центр МЧС, где можно навести справки о происшествиях, о попавших в беду родственниках или уточнить состояние раненных во время чрезвычайной ситуации.

К сожалению, введение дополнительных сервисов, как правило, связано с модификацией нормативно-правовой базы, поэтому даже если с технической точки зрения они будут решены быстро, то затем их продвижение обязательно столкнется с юридическими тонкостями. Реализовать большую часть предложений по этому вопросу в Минкомсвязи обещают к весне будущего года.

Версия для печати