Год безопасного Интернета в России, объявленный 10 февраля 2009 г. рядом некоммерческих организаций, входит в свою завершающую стадию, что послужило поводом для проведения сразу нескольких круглых столов и конференций, посвященных центральной теме проекта — защите юного поколения от сетевых угроз.

Пока еще изрядная часть времени на этих мероприятиях тратится на констатацию существования самой проблемы (потенциальной угрозы) и занудное обсуждение очевидных вопросов — что такое вредоносный код, а что вредоносный контент, что такое осознанное обращение к ресурсу, а что случайное и т. д. Однако можно констатировать, что интернет-грамотность новоявленных защитников детской нравственности постепенно растет, в движение вовлекается все больше экспертов и дискуссия в обществе начинает приобретать профессиональные черты.

Что можно сказать, достаточно давно наблюдая за всем этим процессом со стороны? В целом, когда проблему обсуждают общественники и представители ИТ-индустрии, речь чаще всего заходит о саморегулировании Интернета, о самосознании родителей и провайдеров, о роли общественных наблюдательных объединений, способных выносить экспертные рекомендации, и о создании для детей в Сети обособленных, так называемых доверенных зон с гарантированно безопасным контентом. Когда же к дискуссии подключаются силовики, мы снова слышим старое доброе слово “фильтрация”. В общем ничего нового.

В качестве примера жизнеспособности идеи саморегулирования можно рассмотреть деятельность фонда “Дружественный Рунет”, в рамках которого с начала календарного года функционирует горячая линия по приему сообщений о детской порнографии в Интернете. Любой человек, заподозривший тот или иной ресурс в распространении подобной информации, может подать соответствующую заявку. После этого, если экспертный совет проекта посчитает претензию обоснованной, направляются запросы национальным и зарубежным представителям интернет-индустрии, в том числе владельцам сетей, регистраторам доменных имен, а также на аналогичные горячие линии международной ассоциации INHOPE.

Несмотря на то что самих авторов контента в силу интернациональности Сети найти достаточно сложно, интернет-провайдеры с детским порно, как правило, связываться не хотят, и ресурс блокируется.

Как уверяют в фонде, в чрезмерном ханжестве их обвинить нельзя, и запрос, содержащий, скажем, ссылку на картины Сальвадора Дали с обнаженными девочками, будет отклонен. Правда, в брошюре, выпущенной по итогам первого полугодия действия горячей линии, авторы гордятся, что им удалось попутно заблокировать и несколько десятков сайтов для взрослых (и о взрослых), существование которых законом не запрещено, но это уже на совести фонда.

Конкретные результаты о работе горячей линии на одном из круглых столов представил генеральный директор “Дружественного Рунета” Евгений Беспалов. По его словам, за период с января по сентябрь 2009 г. на горячую линию поступило 5524 сообщения. По ним было обнаружено 2409 адресов, содержащих контент с признаками детской порнографии (самостоятельные информационные ресурсы или отдельные страницы с фото- и видеоматериалами), в том числе по России — 2005, за рубежом — 404, а также 866 адресов с так называемой “взрослой” порнографией.

Количество сообщений, в которых не обнаружено признаков порнографии, — 2249. Всего сообщений, переданных российским представителям интернет-индустрии, — 2025. Сообщений, переданных на иностранные горячие линии, — 491.

В результате был удален детский порно-контент по 1983 адресам российских сетей (сайты и отдельные страницы) и по 190 адресам иностранных сетей. Всего было снято делегирование 61 российскому сайту.

Может, эти цифры и мало кого впечатлят, но, как утверждается, в России сейчас действует уже несколько подобных линий, и движение только набирает обороты.

Выступавший на том же круглом столе представитель Главного управления специальных технических мероприятий МВД (управление “К”) Вячеслав Ефимов, с одной стороны, роль саморегулирования и общественного контроля отрицать не стал и даже рассматривал проблему весьма широко (“воспитывать сначала нужно взрослых” и т. д.).

С другой стороны, он также посетовал на то, что у его ведомства сейчас крайне ограниченное влияние на хостинг-провайдеров и на владельцев социальных сетей и пообещал, что зарегистрировать ресурс в зоне .RU вскоре станет возможным только под своим (а не вымышленным, как сейчас) именем. Более того, под конец своей речи г-н Ефимов и вовсе заявил, что “хотим мы этого или нет”, но в будущем нас ожидает фильтрация контента, причем на всех уровнях (разумеется, все это “под натиском общественного мнения”).

Столкновение позиций либерального общества и структур, которые обязаны осуществлять над этим обществом контроль, — дело обычное. Вот только очень бы хотелось, чтобы, когда речь касалась детей, и та и другая сторона прислушивались к мнению еще одной экспертной группы, представителей которой на круглые столы в России почему-то приглашать забывают, — к детским психологам.

Ни общественники, ни люди в погонах новое поколение, даром что сами родители, не знают и не понимают. Без осознания этой прописной истины ценность дискуссии очень сильно снижается.

Характерный пример. Собираются взрослые умные люди. Оглашается независимая статистика, по которой наиболее популярные поисковые запросы детской аудитории в той или иной форме содержат слова “секс” и “порно” (ну вот хоть вы тресните, не “Пушкин” и не “квантовая механика”). И тут же один из участников обсуждения начинает выстраивать некие теории на основании того, что лично ему контролировать веб-серфинг своего пятнадцатилетнего сына нет никакой необходимости, так как он на сто процентов уверен, что тому и в голову не придет искать в Сети какой-либо “неблагонадежный” контент.

Ей богу, как-то даже обидно за паренька. Нелюбознательный он какой-то. Что из него вырастет?

Версия для печати (без изображений)