Вне зависимости оттого, когда в нашей стране произойдет конверсия частот, пригодных для LTE, именно этот протокол передачи данных придет на смену UMTS, сети на базе которого развивают российские операторы “большой тройки”. По крайней мере 65 операторов во многих странах мира уже заявили о том, что именно LTE для них неминуемо, причем некоторые из них даже запустили такие проекты в коммерческую эксплуатацию. Кроме того, в России количество операторов, работающих именно с такими сетями, может быть больше трех — например, три полосы из пяти могут разыгрываться как федеральные, а две — как окружные или региональные (и тогда региональные операторы смогут потратиться только на лоты в регионах своего присутствия). Несмотря на то, что до старта подобных сетей в России еще много времени и не определены даже частоты, на которых возможно их развертывание (чисто теоретически это возможно от 700 МГц до 2,7 ГГц), вендоры активно демонстрируют оборудование для новых сетей передачи данных.

Базовый набор услуг

Регулярно наблюдая “тест-драйвы” вендоров LTE, можно отметить, что наиболее перспективными выглядят сервисы, которые будет предоставлять оператор связи, используя свои внутренние ресурсы: размещая контент-платформы и серверы рядом со своими опорными сетями без выхода в Интернет. Только так можно обеспечить, к примеру, качественный видеостриминг или загрузку “тяжелых” файлов для пользователей. Хотя количество сервисов, которые могут быть интересны самому обычному пользователю даже в суперскоростных сетях, конечно, ограничено. Возьмем, к примеру, демонстрацию оборудования Alcatel-Lucent на сети “ВымпелКома” — это происходило в Астане, а не в Москве: ввезти оборудование в Казахстан оказалось проще, чем в Россию.

Быстрый веб-браузинг и загрузка почты — этим уже никого не удивишь. А вот качественная ВКС по беспроводной сети с выдачей информации на “плазму” с диагональю около одного метра — это уже интересно. Во время демонстрации “ВымпелКом” связала с помощью ПО Polycom конференц-зал в Астане и свой офис в Москве, а дальше на связь вышла европейская штаб-квартира Alcatel-Lucent — для хорошей картинки без “тормозов” и вменяемого звука было достаточно полосы 1 Мбит/с, которая вполне спокойно обеспечивалась радиочастью. Правда, это была гарантированная полоса пропускания. А вот демонстрацию видеосвязи по принципу “телефон-телефон” вендоры проводят крайне редко — несмотря на всю инновационность, этот сервис даже в сетях 3G не “прижился”. Быть может, исправят ситуацию 3D-картинки, на передачу которых, конечно, потребуется куда как больше трафика.

Наиболее зрелищна, конечно, демонстрация нескольких каналов видео в HD-качестве на одном дисплее. На каждый канал требуется полоса примерно в 2—3 Мбит/с, что позволяет при реальной скорости в 50—60 Мбит/с на сектор (при ширине полосы у оператора в 10 МГц) дать возможность потреблять тяжелый контент нескольким десяткам пользователей. Причем online-трансляции в таком качестве пока крайне ограничены — а вот загрузка фильма в 1—4 Гб занимает несколько минут. Но только из хранилища провайдера или стороннего поставщика сервиса. Дело в том, что никаких торрентов здесь использовать не получится. Уже сейчас операторы мобильной связи отрабатывают тарифные предложения, которые будут использовать в сетях, где скорость передачи данных будет на уровне фиксированного ШПД. К примеру, “качальщикам” окончательно предложат перейти в проводные сети, благо у всех операторов “большой тройки” ко времени внедрения LTE будет весьма разветвленная фиксированная составляющая доступа в Интернет. “В настоящий момент 2% наших клиентов потребляют 80% мобильного трафика”, — сокрушается Александр Торбахов, генеральный директор компании “ВымпелКом”. Именно поэтому оператор пытается изменить эту ситуацию экономическими методами. “Мы предложим им определенные лимиты трафика или им придется платить за потребленные услуги гораздо больше, чем сейчас” — говорит г-н Торбахов. По сути, в мобильных сетях, в отличие от фиксированных, совершенно точно будет главенствовать принцип средненормативного потребления — при ограниченности ресурсов никому не будет позволено полностью “забирать” себе канал доступа. Будущее, в любом случае, за целевыми ценовыми предложениями, когда абоненту будут предлагаться пакеты, где кроме минут голосового общения, пакета SMS и трафика, будут присутствовать фильмы, громадные пакеты VoIP, телевизионные каналы и любые подобные сервисы с тарификацией именно по типу потребляемого контента.

И еще пара сервисов, которые обычно показывают полезность LTE-сетей для пользователей. Это видео с YouTube в HD-качестве (LTE легко “тянет” такую задачу, поскольку серверы проекта настроены на быструю “отдачу” громадных потоков трафика). Кроме того — быстрая загрузка файлов на FTP-сервер. В среднем, файл объемом 100 Мб “улетает” в хранилище за 4 секунды: скорость впечатляет, но это на пустой сети. В сумме, при ширине полосы в 10 МГц, скорость для upload на сектор составила 15 Мбит/с — это вполне реальные среднестатистические значения, которые смогут быть выдержаны и в “боевых” условиях.

Кстати, один из ключевых показателей в “беспроводке” — это время отклика сети: подобные показатели критичны для высокопроизводительных распределенных приложений, а также... компьютерных игр. Да, именно “игрушки” в достаточно значимой степени являются двигателем развития новых технологий для частных пользователей. В тестовом сегменте LTE-сети “ВымпелКома” на оборудовании Alcatel-Lucent удалось получить задержку в 18 мс — крайне хороший результат для передачи данных “по воздуху”.

Разумеется, большая часть подобных сервисов ориентирована на владельцев мобильных ПК, больших плазменных телевизоров и даже игровых приставок, куда будут добавлены чипы LTE. Владельцы же телефонов, особенно в мобильном режиме, обычно не потребляют много трафика, а базовые сервисы, которые им интересны (социальные сети, видеоподкасты, видео по IPTV и т. д.), редко требуют полосы пропускания больше 1—2 Мбит/с от сети к абоненту. Очень возможно, кстати, что операторы связи для загрузки каналов начнут заключать договора о сотрудничестве с агрегаторами новостей, где сюжеты будут группироваться по событиям с различными типами контента — от текста до видео: это позволит привить абонентам новую культуру потребления мультимедийного контента. Кроме того, одними из самых “затратных” по трафику станут картографические приложения — к примеру, тот же Google Street View: визуализация отличная, но и данных для “подгрузки” картинки надо много. Если в UMTS-сетях наличие такого сервиса для мобильных пользователей проблематично, то LTE справляется с ним играючи.

В целом, нельзя утверждать, что именно вендоры организуют какой-то глобальный рывок в сторону разработки контент-приложений для новых сетей. Скорее, они стараются создать необходимую инфраструктуру (иногда они предпочитают называть ее экосистемой) в надежде, что рынок сам найдет популярные сервисы (как в GSM-сетях это было с SMS). Типичная позиция производителей звучит так — “наше дело дать технологию и простые средства разработки, а рынок самостоятельно придумает множество приложений для этого”. И в какой-то степени они правы — к примеру, производители цифровых фотоаппаратов занимаются тем, что обеспечивают пользователя хорошим оборудованием, но не могут организовать ему красивый вид из окна, чтобы он мог использовать новую технику: все это абонентам и разработчикам ПО придется реализовывать самостоятельно.

Коррекция тренда

Определенное смещение интересов в части аудитории для сетей LTE вполне заметно — кроме “обычных” частных пользователей и корпоративных клиентов и вендоры, и операторы связи начинают весьма активно атаковать... органы государственной власти, предлагая им различные сервисы для обеспечения общественной безопасности. Обычно они включают в себя проекты по безопасности на транспорте: видеокамеры с системами распознавания лиц, видеоинформация в транспортных средствах, контроль перемещения багажа и т. д. “На одну соту LTE можно подключить сто камер высокой четкости”, — уверенно отмечает Александр Тихонов, вице-президент Alcatel-Lucent в странах СНГ. Кроме того, по его информации, муниципальным и городским властям интересны системы дорожного управления в городе, где LTE выступает транспортом для передачи различной телеметрической информации — от видеоинформации о городских пробках с помощью видеокамер, и специальных датчиков, считывающих загруженность трасс, до систем, рапортующих о состоянии дорожного полотна и дистанционно управляемых дорожных знаках (к примеру, по ограничению скорости движения). “В данном случае экономия достигается за счет уменьшения численности персонала, вовлеченного в рутинный процесс управления дорожным движением”, — уверен г-н Тихонов.

Вдобавок, с помощью LTE можно достаточно оперативно собирать информацию в аэропортах и торговых моллах — камеры на парковке и в помещениях, индивидуальные индустриальные коммуникаторы у персонала, навигационные системы для покупателей и пассажиров, подключение к глобальной Сети множества “электронных абонентов” от банкоматов и паркоматов до POS-терминалов. Кроме того, для операторов, внедряющих LTE-сети, интересны проекты “мобилизации” учебных заведений, когда “тяжелый контент” (от презентаций, учебных фильмов и подкастов) централизованно и почти мгновенно загружается на мобильные ПК учащихся.

Правда, пока нет телефонов с поддержкой LTE, скоростные мобильные сети пытаются “привязать” к таким проекта только как сервис “последней мили” и далеко не всегда удачно. Вот в части разнообразных проектов Public Safety, слушая вендоров, я обычно вспоминаю жаркую осень 2006 г. — пригород Лос-Анжелеса, где мне показывали примерно аналогичные проекты, правда технологию передачи данных там обеспечивал WiMAX . Тогда из-за различных причин технологического характера подобные кейсы не были реализованы — возможно, у LTE больше шансов на осуществление.

Правда, для внедрения подобных систем связи операторам необходимо обеспечить качественное улучшение своих опорных сетей, где скорости в 100 Гбит/с будут обыденностью, а большинство БС в городах будут подключены исключительно по оптическим каналам связи. “Дело в том, что в настоящий момент емкость радиочасти сетей мобильной связи даже в сетях 3G имеет значительную незагруженную емкость: ее в пять раз больше, чем требуется. А вот емкость каналов транспорта на пределе — ее едва-едва хватает для “прокачки” трафика”, — отмечает Александр Торбахов. К слову, подобные программы реализуют не только компании “большой тройки”, но и нишевые игроки рынка, которые, тем не менее, надеются получить возможность развивать LTE в России. В частности, о желании оснастить большинство своих БС, которые в новых регионах строятся в формате LTE-ready, заявил и Дмитрий Страшнов, генеральный директор “Tele2 Россия”.

Версия для печати (без изображений)