По довольно единодушному мнению ИТ-сообщества, начиная с середины прошлого десятилетия виртуализация является ведущим технологическим направлением, определяющим развитие корпоративных ИТ и радикальные изменения, происходящие в ИТ-инфраструктуре, на уровне предприятий и в глобальных масштабах. Достаточно сказать, что именно виртуализация наряду с интернет-технологиями в решающей степени обусловила само появление концепции облачных вычислений и стала одним из ведущих средств ее претворения в жизнь.

При этом роль виртуализации в развитии ИТ остаётся актуальной, более того — ее значимость возрастает. Фактически сейчас закончился только первый этап практического применения средств виртуализации, который можно охарактеризовать как “применение виртуализации в условиях существующей ИТ-инфраструктуры”. Теперь начался следующий этап — изменение самой инфраструктуры (а также всех ее компонентов, включая ПО) с изначальным учетом возможностей виртуализации, как нынешних, так и перспективных. Чтобы лучше понять ситуацию и перспективы развития в этой сфере, мы обратились за комментариями к экспертам из числа вендоров и системных интеграторов.

Общая оценка ситуации в России

В целом все эксперты едины во мнении, что технологии виртуализации стали неотъемлемой частью современной ИТ-инфраструктуры, позволяя существенно ускорить внедрение новых систем, а также оптимизировать затраты на поддержку существующих. Интерес к виртуализации существенно возрос за последние один-два года: компании начинают стандартизировать предоставление новых серверов, используя технологии виртуализации.

Дмитрий Семынин дает общую оценку рынка: “Тенденции развития рынка виртуализации в России протекают по аналогии с европейским сценарием. Технологии виртуализации весьма востребованы российскими компаниями и используются в основном для задач консолидации и снижения затрат на эксплуатацию вычислительной инфраструктуры. Еще недостаточно популярна, но тем не менее хорошо себя зарекомендовала в ряде успешных проектов тематика виртуализации рабочих мест. Продвижение этих технологий хорошо показало себя в решении задач катастрофоустойчивости. Именно это качество виртуальных средств позволило существенно упростить взаимодействие систем основного и резервного ЦОДов на площадках российских предприятий. Применение технологий виртуализации для задач катастрофоустойчивости ИТ-инфраструктуры дает наиболее ощутимые результаты”.

В то же время эксперты отмечают, что уровень проникновения виртуализации в ИТ-инфраструктуру заказчиков еще не очень высок. “По нашей оценке, к началу 2011 г. всего 12—13% физических серверов в России использовались как серверы виртуализации. Причем в основном это новые серверы, приобретенные за последние годы, — говорит Василий Маланин. — Но все же можно констатировать, что сейчас виртуализация превратилась действительно в массовую технологию. Ей стали доверять, её использование вошло в привычку. Сейчас выполняется множество проектов внедрения прикладных систем, таких как почта, ERP, порталы и т. д., в которых виртуализация принимается как само собой разумеющийся шаг, способный значительно снизить смету на оборудование и иногда на ПО, а также уменьшить показатель TCO решения”.

А вот какие данные приводит Владимир Бедрак: “По нашим оценкам, около 30% крупных компаний внедряют средства виртуализации, сознавая цели, задачи и экономическую эффективность подобных проектов. При этом 85—90% проектов приходится на виртуализацию серверов, а от 10 до 15% — на виртуализацию рабочих мест. Эти компании успели оценить преимущества виртуализации, и можно говорить, что для них технология стала привычной. Остальная часть рынка находится на пороге будущих открытий. Сдерживающими факторами являются высокая стоимость проектов виртуализации и недостаточная осведомленность клиента о преимуществах подобных технологий”.

По мнению Кирилла Терешенко, наибольший интерес к виртуализации во всех ее видах проявляют коммерческие компании, для которых необходимость снижения затрат на ИТ-инфраструктуру — это не пустой звук. А наиболее консервативными в этом отношении остаются государственные организации, развитие инфраструктуры которых ограничено рядом нормативов.

Вслед за крупными предприятиями на виртуализацию начинают обращать внимание и в сегменте среднего и малого бизнеса (СМБ). Такую тенденцию отмечает, в частности, Ральф Гегг. Однако СМБ подходит к виртуализации иначе, нежели крупные компании, у которых на первое место выходят вопросы построения высокопроизводительной, масштабируемой, эффективно управляемой и безопасной инфраструктуры. У малых и средних организаций, констатирует Андрей Кучинский, на первом месте находится стоимость решения, и этим определяется выбор его архитектуры и конкретных продуктов. Более того, как отмечает Александр Светлаков, здесь в основном используются бесплатные версии гипервизоров.

Более подробный комментарий даёт Василий Маланин: “Раньше виртуализация была в основном доступна крупным компаниям из-за высокой цены и сложности внедрения. Теперь порог входа по стоимости стал практически равен нулю. Посудите сами, почти все серверы последних трёх-пяти лет поддерживают аппаратную технологию виртуализации, поэтому у предприятий зачастую уже есть необходимое оборудование. Существует бесплатно загружаемый гипервизор Hyper-V Server 2008 R2 (он не требует лицензии Windows Server!). Более того, это бесплатное решение поддерживает такие возможности дорогих гипервизоров, как динамическая миграция и высокая доступность виртуальных машин. Поэтому технологию используют даже в небольших компаниях (например, иногда мы встречаем установку нескольких ролей Windows Small Business Server на виртуальных машинах). Различия между внедрениями в малых и крупных компаниях состоят прежде всего в объеме внедряемых в рамках проекта серверов виртуализации и в том, насколько полно используются возможности управления и автоматизации, которые значительно увеличивают ценность данной технологии в больших инфраструктурах. Вообще крупные компании сегодня задумываются о более глобальных проектах, чем просто виртуализация: внедряются программно-аппаратные комплексы”. Кроме того, по его мнению, теперь, когда на многие решения получены сертификаты ФСТЭК, уровень интереса к виртуализации со стороны государственных организаций и количество соответствующих внедрений в этом секторе приближается к коммерческому сегменту. Но здесь, как отмечает Александр Лысенко, виртуализация применяется в основном для некритичных систем, что в первую очередь связано с проблемой защиты данных.

Пожалуй, главное достижение последних лет в области виртуализации в России — это то, что такие технологии здесь перестали быть чем-то новым, непонятным и даже пугающим. “Я говорю о виртуализации на всех уровнях, как о виртуализации вычислительных сред (серверов), так и хранения файловых систем, дисковых массивов или отдельных блоков и дисков внутри конечного дискового массива, — поясняет Александр Нижнёв. — Сейчас применение технологий виртуализации означают прямые выгоды для заказчика. Это повышение утилизации ресурсов, улучшение управляемости комплекса технических средств, простота наращивания мощностей и миграции, уменьшение числа простоев бизнес-систем в периоды обслуживания оборудования. Поэтому большинство средних и больших компаний приобретают наши системы хранения с технологией Thin Provisioning, обеспечивающей виртуализацию дисковых ресурсов внутри отдельного массива, а самые крупные предприятия еще используют виртуализацию и динамическую миграцию блоков данных (Dynamic Tiering) и технологию виртуализации массивов на базе дискового контроллера (Hitachi Universal Volume Manager). Для малых предприятий, нередко имеющих одну систему хранения и одно-два бизнес-приложения, технология виртуализации хранения пока является избыточной. Что касается отраслей, то коммерческие предприятия, такие как банки, телекоммуникационные компании, крупный ритейл, на мой взгляд, все еще находятся в числе лидеров по применению технологий виртуализации. Это обусловлено, по моему мнению, большей глубиной понимания собственных ИТ-инфраструктур и бóльшим стремлением к экономии средств на ИТ”.

Заметные сдвиги отмечены не только на поприще серверной виртуализации, но и в сфере виртуализации приложений и десктопов. “Виртуализация приложений уже приобрела массовый характер на российском рынке и пользуется спросом во всех секторах экономики, — констатирует Сергей Поздняков. — Об этом свидетельствует, в частности, большое количество заказчиков у Citrix в России (около 2600). В области виртуализации десктопов также отмечается колоссальный рост, который по своим темпам даже опережает виртуализацию серверов и приложений. Такие решения оказываются особенно востребованными в компаниях телекоммуникационного и финансового сектора. В государственных структурах проекты виртуализации пока носят единичный характер, но являются крупномасштабными”.

Проблемы на пути виртуализации и способы их решения

Ральф Гегг считает, что никаких особых проблем у пользователей технологий его компании не возникает: “Основная причина, по которой клиенты начинают виртуализировать серверы x86, — стремление уменьшить капитальные издержки, консолидировав серверы и увеличив степень их загрузки. Сроки возврата инвестиций в подобные проекты — несколько месяцев. По мере того как клиенты достигают более высоких уровней внедрения технологий виртуализации, им необходимо оптимизировать свои ИТ-процессы, которые обычно по-прежнему предназначены для работы с физическими серверами. На данной стадии клиенты оценивают средства управления и автоматизации разработки VMware. Эти инструменты помогут клиентам автоматизировать повторяющиеся процессы и высвободить ресурсы, чтобы сосредоточиться на новых проектах и инновациях, а не на сохранении статус-кво”.

С такой позицией солидарен Сергей Поздняков: “Если у заказчика уже имеется какое-либо решение в области виртуализации, то никаких проблем не возникнет. Не вызывает трудностей и виртуализация приложений в силу того, что решения в этой области уже довольно давно существуют на рынке и заказчики обладают достаточной экспертизой”. Вместе с тем он отмечает, что виртуализация десктопов — относительно новая тенденция на рынке и подобные проекты требуют определенной квалификации как заказчиков, так и партнеров. Кроме того, проблемой для заказчиков может стать обоснование тех преимуществ, которые даст им такой проект. Для того, чтобы показать, насколько виртуализация позволит снизить затраты, повысить эффективность бизнес-процессов, мобильность сотрудников и т. д., необходимо знать определенные методики расчета эффективности.

А вот представители системных интеграторов видят ситуацию несколько иначе. В частности, Владимир Бедрак говорит о том, что частой проблемой, с которой сталкиваются и заказчики и интеграторы, являются длительные сроки реализации и окупаемости проекта. Это связано с тем, что подобные проекты требуют детальной проработки и учета всех параметров бизнеса, протоколирования и формализации всех действий. К сожалению, бывают ситуации, когда сам заказчик не понимает целей виртуализации и, следовательно, не может оценить экономический эффект от внедрения средств виртуализации. Поэтому большинство предприятий предпочитают разделять проект на этапы, которые позволят оценить результаты и принять решение о дальнейшем развитии проекта. Другая сложность заключается в том, что для снижения стоимости проекта заказчик стремится поддерживать созданную виртуальную среду своими силами. Но не во всех компаниях есть высококвалифицированные ИТ-сотрудники, обладающие достаточным опытом и знаниями для поддержки платформ VMware, Citrix или Microsoft. И рано или поздно сложности, возникающие с обслуживанием среды, ложатся на плечи интегратора.

Сложность представления выгод от внедрения виртуализации в конкретных цифрах как первоочередную проблему отмечает и Александр Нижнёв: “Как понять, нужно это или нет? Как оценить уменьшение времени на администрирование систем инженерами, уменьшение числа и времени простоев систем и т. п.? Это действительно не очевидно. Выход из ситуации — привлечение в проект крупных интеграторов, а также производителей оборудования. Как правило, у них уже есть практический опыт реализации проектов по виртуализации и оценки совокупной стоимости владения (TCO) и возврата инвестиций (ROI). Второй, не менее сложной проблемой является вопрос классификации бизнес-приложений и хранимой информации. Виртуализация не является универсальным средством для всех типов задач. Необдуманное ее применение может привести к потерям в производительности систем, что сведет на нет все выгоды от внедрения. Выход снова заключается в привлечении профессионалов, которые помогут провести анализ, а возможно, и тесты в максимально приближенной к реальности инфраструктуре”.

Схожего мнения придерживается и Андрей Кучинский, подчеркивающий, что при внедрении виртуализации, как и в любом проекте, важно формирование правильного ожидания от технологии. При этом для исключения проблем с производительностью на этапе проектирования следует учитывать особенности работы операционных систем и приложений в виртуализированных средах. А для этого необходимы сертифицированные специалисты с опытом внедрения, а также тесное взаимодействие с производителями аппаратного и программного обеспечения.

Проблемы могут возникнуть не только на этапе начального освоения виртуализации, но и при переходе к более активному ее использованию. “Обычно для большинства предприятий внедрение виртуализации начинается постепенно и сфокусировано на наименее критичных функциях, например, на разработке и тестировании ПО, — говорит Джейсон Фиппен. — При расширении внедрения виртуализации возникают проблемы с устойчивостью системы [resiliency concerns], параметрами ввода-вывода (в связи со значительно большим количеством данных) и масштабируемостью”. Подобные проблемы Александр Светлаков связывает с неправильным подбором конфигурации решения, чему, безусловно, следует уделить особое внимание. А Дмитрий Семынин отмечает другую довольно типичную ситуацию, когда на предприятии имеются специфичные периферийные устройства, которые не поддерживаются системами виртуализации. “Подчас эти устройства весьма архаичны, но отказ от них требует от заказчика модернизации всей ИТ-инфраструктуры, а порой может затронуть и бизнес-процессы, — поясняет он. — Как правило, это системы аутентификации либо специализированные системы ввода-вывода, а также аналоговые устройства”.

С ними солидарен и Кирилл Терешенко: “Основная проблема — это неполное планирование перехода на виртуализированную инфраструктуру. Некоторые заказчики ошибаются насчёт виртуализации, принимая её за некую волшебную палочку, которая способна в одночасье решить все их проблемы. Проблемы-то решить она может, но не все и не в одночасье. Да, внедрение виртуализации позволяет значительно упростить имеющуюся ИТ-инфраструктуру заказчика, а также снизить затраты на её обслуживание. Но для того, чтобы ощутить все плюсы виртуализации, необходимо для начала обучить или нанять технических специалистов, которые должны грамотно спланировать и преобразовать имеющуюся инфраструктуру”.

Отдельная проблема для заказчиков связана с защитой информации в виртуальных инфраструктурах. “ Дело в том, что в России, как и во всём мире, большое количество проектов виртуализации проводится без привлечения специалистов по информационной безопасности, — сетует Александр Лысенко. —Вследствие этого многие виртуализированные инфраструктуры защищены хуже, чем физические. Агентство Gartner в 2010 году опубликовало отчет, в котором указано, что в 60% случаев уровень защиты виртуальных машин значительно ниже по сравнению с их физическими аналогами, а 40% виртуальных инфраструктур внедрены без привлечения ИБ-специалистов. Статистика, к сожалению, неутешительна. С другой стороны, возникает вопрос о соблюдении требований регуляторов по защите персональных данных и информации в целом. Естественно, что все эти преграды на пути к внедрению технологий виртуализации требуют от компаний применения не только специализированных средств защиты, способных обеспечить сохранность критичных для компании данных, но и наличия у этих решений сертификатов ФСТЭК”.

Наконец, Алексей Соловьев обращает особое внимание на то, что виртуализация серверов невозможна без адекватных решений в области физической инфраструктуры ЦОДов: “Виртуализация и консолидация ведут к уменьшению энергопотребления , с одной стороны, и появлению высоконагруженных стоек, с другой. К тому же существенно увеличивается динамика изменения энергопотребления ИТ-стойки. В ЦОДе, где установлено несколько подобных стоек, зона повышенного энергопотребления перемещается по машинному залу. Поэтому классический подход к построению инженерной инфраструктуры может привести либо к непредсказуемым остановкам, либо к завышенному энергопотреблению и, как следствие, снижению энергоэффективности ЦОДа. Соответственно для обеспечения эффективного и непрерывного функционирования ИТ-оборудования необходимо учитывать его специфику”. По словам Алексея Соловьева, решения по оптимизации инженерной инфраструктуры для виртуализированных ЦОДов уже представлены на рынке, в частности и его компанией. “Со стороны системы управления инженерной инфраструктурой наши решения реализуют постоянный контроль параметров инженерных систем в ЦОДе и автоматическое взаимодействие с системой управления виртуальными машинами, — поясняет он. — Например, в ЦОДе есть несколько различных зон питания, каждую из которых защищает свой ИБП, и группы хост-серверов размещаются в разных зонах питания. При переходе ИБП в одной из зон на питание от батарей выдается сигнал оповещения в систему управления, и по этому сигналу осуществляется миграция виртуальных машин на безопасные хост-серверы в другую зону питания. Со стороны системы охлаждения ЦОДа это организация зон локального охлаждения с применением внутрирядных систем охлаждения с изоляцией “горячих” коридоров. В этом случае нет необходимости делать большой запас по возможностям охлаждения, сильно ухудшающий энергоэффективность инженерных систем, так как “горячие точки” машинного зала собраны в одной зоне. А изоляция горячего коридора позволит организовать адекватное нагрузке охлаждение и гарантированно снять тепло с любой из стоек в этой зоне, обеспечивая при этом заданный уровень резервирования системы охлаждения”.

Использование средств виртуализации настольных систем

Виртуализация рабочих мест — одно из наиболее распространенных направлений развития ИТ: применение этих средств позволяет повысить контроль за конечными пользователями и, как следствие, увеличить управляемость и эффективность рабочих мест. Эта общемировая тенденция постепенно набирает силу и в России.

Формулируя это в целом единодушное мнение экспертов, Кирилл Терешенко обращает внимание на то, что при внедрении VDI (инфраструктура виртуальных десктопов), как и при внедрении любого решения, связанного с виртуализацией, крайне важно правильно рассчитать экономический эффект: “Как показывает практика, даже небольшие компании с несколькими десятками сотрудников способны получить весьма ощутимый положительный эффект от виртуализации рабочих мест. Это и снижение инвестиций в развитие и обслуживание инфраструктуры, и повышение эффективности работы сотрудников, и возможность значительно сократить затраты на лицензирование ПО”.

Дмитрий Семынин отмечает, что внедрение VDI позволяет решить проблемы управления клиентскими местами без психологического давления, которое подчас создают службы внутренней безопасности. Однако многих заказчиков останавливает высокая стоимость первоначальных инвестиций во внедрение технологий VDI. Тем не менее направление это продолжает активно совершенствоваться в технологическом плане. Эффективные средства позволяют расширить традиционный подход к VDI. К этим средствам относятся тонкие клиенты, поддерживающие подключение к среде VDI по высокоэффективным протоколам, специализированные антивирусы, адаптированные для работы с виртуальными машинами, системы потоковой доставки приложений и т. д.

Говоря на эту тему, Василий Маланин делает акцент на то, что существует множество типов виртуализации настольных систем, начиная от перенаправления профилей и виртуализации приложений и заканчивая VDI. По его мнению, интерес к данным технологиям традиционно велик, так как поддержка инфраструктуры ПК — одна из самых затратных частей ИТ-бюджета, а виртуализация может ее значительно уменьшить. “Но сегодня эта тема особенно актуальна в связи с переходом на Windows 7, — продолжает Василий Маланин. — Как правило, мы рекомендуем использовать данные технологии в сочетании друг с другом, что позволяет достичь максимальной гибкости. Важно идти от задач к решению, а не наоборот. Например, VDI само по себе отличное решение, но в реальности подходит не для всех пользователей ПК в организации. Скажем, для операторов call-центра значительно дешевле использовать обычные терминальные службы. Для руководства компании или сотрудников, часто бывающих в разъездах, тоже не всегда удобно подключаться к сети компании всякий раз, когда нужно поработать со своими программами и данными. У нас существует такая поговорка: VDI для каждой организации, но не для каждого ПК. При этом мы видим заметное повышение интереса к данному классу решений. Если в прошлом году основной спрос был в образовании и финансах, то сегодня работаем над проектами в нефтяной отрасли и других отраслях промышленности”.

По мнению Владимира Бедрака, сейчас на рынок приходит понимание, что операционные издержки на ИТ-поддержку, техническое обслуживание и покупку лицензий на ПО можно снизить посредством создания виртуальных рабочих мест, которые централизованно разворачиваются в ЦОДе. Обеспечивается одновременно и свобода пользователя, и контроль над его действиями, и информационная безопасность. Это особенно актуально для стандартных офисных приложений. Поэтому в крупных компаниях виртуализация настольных систем набирает обороты.

Решения по виртуализации десктопов обеспечивают множество преимуществ, но основным фактором принятия решения для клиентов является не сокращение капитальных затрат, подчеркивает Ральф Гегг и далее развивает эту мысль: “Эти решения помогают уменьшить сложность систем и повысить безопасность больших инфраструктур рабочих станций. Например, развернуть новые настольные системы или мигрировать с одной операционной системы на другую можно гораздо быстрее в виртуальной среде, чем в физической. Клиенты обычно внедряют пилотные проекты, проверяющие работоспособность концепции и оценивающие преимущества этих решений с количественной точки зрения. Мы видим все больше подобных пилотных внедрений за последние два года, и это должно привести к большим внедрениям виртуальных десктопов, на сотни и тысячи клиентов”.

А вот Андрей Кучинский не разделяет такого оптимизма: “Данный тип виртуализации не находит широкого применения. Связано это в том числе и со значительно более высокой стоимостью серверных ресурсов по сравнению с аналогичными ресурсами физических рабочих станций. Однако для некоторых организаций и определенных сценариев возможно применение данной технологии виртуализации”. С ним солидарен и Александр Светлаков, который отмечает, что хотя виртуализация рабочих мест — очень популярная тема на протяжении последних лет, практических внедрений немного: “Пока заказчики приобретают в основном тестовые комплекты на 10—100 рабочих мест”.

Сергей Поздняков, в свою очередь, видит очень хорошие перспективы для внедрения решений класса VDI: “По результатам 2010 года и первого квартала 2011-го был отмечен значительный рост продаж XenDesktop. Это говорит о том, что наши заказчики от разговоров перешли к делу. Преимущественно решения пользуются спросом в крупных телекоммуникационных компаниях и банках. Мы предполагаем, что к концу 2011 года решения класса VDI займут первое место по количеству продаж лицензий в России и СНГ”.

От виртуализации к облакам

“Виртуализация позволяет компаниям заложить основы для облачных вычислений путем агрегирования гибкого пула вычислительных ресурсов, — утверждает Ральф Гегг. — В результате они могут быть доступны по требованию. В отличие от других вендоров VMware считает, что необходимо защищать те инвестиции в ИТ, которые компания уже сделала, и пользоваться существующей инфраструктурой и приложениями: сделать их более гибкими, масштабируемыми и доступными, сохранив необходимый уровень безопасности”.

“Виртуализация действительно является основой для построения сред облачных вычислений, — уверен и Андрей Кучинский. — Для организаций, внедривших технологии виртуализации, необходимо продолжить движение в сторону построения частных облаков. Также необходимо задуматься над тем, какие приложения и сервисы можно перенести в публичные облака”.

Между тем, по мнению Василия Маланина, ключ к созданию частных облаков — это управление. Причем управление не только виртуальными машинами, но и оборудованием и, что еще важнее, приложениями и сервисами, ради которых и создается ИТ-инфраструктура.

“Виртуализация — недостаточное, но обязательное условие построения облачных инфраструктур, — считает Александр Нижнёв. — Одним из неотъемлемых условий причисления инфраструктуры к облачной является гибкость системы при добавлении новых ресурсов, прозрачность этого процесса для внешних пользователей. Виртуализация здесь — один из главных механизмов”. В качестве основы для перехода от простой виртуализированной инфраструктуры к облачной он называет умение измерять потребление ресурсов и фактически выставлять счета за это потребление, равно как и умение измерять и документально подтверждать показатели, заложенные в соглашении об уровне сервиса (SLA).

“Сейчас сложно представить себе облачную инфраструктуру без виртуализации, — отмечает Сергей Поздняков. — Виртуализация является основой облачных вычислений, суть которых заключается в гибком потреблении вычислительных ресурсов в нужном качестве, количестве, в нужное время и по разумной цене. Без механизмов гибкого предоставления этих ресурсов, умения обращаться с ними невозможно предоставить всё то, что скрывается под термином “облачные вычисления”. Для превращения виртуальных сред в облачные необходим ментальный сдвиг, а также административные изменения внутри компаний. Облачная инфраструктура предполагает иное взаимодействие бизнес- и ИТ-подразделений. При этом с технической точки зрения препятствий на рынке нет. Облачные вычисления можно выстроить фактически на любом “железе”, будь то мэйнфреймы, гиперкластеры, серверы x86. Но данные системы являются дорогостоящими, а виртуализация проста, доступна и предоставляет надежную платформу для гибкого оперирования ресурсами”.

“Виртуализация представляет собой важный шаг на пути к облачным средам, — считает Александр Светлаков. — Ведь по своей сути облака — это полное разделение физической и логической инфраструктуры, а виртуализация решает эту задачу для серверов”.

А вот мнение Дмитрия Семынина: “Виртуализация серьезно облегчает дальнейшее создание облачных сред, так как является определенной степенью технологической готовности информационной инфраструктуры. Помимо этого системы виртуализации используют более совершенные системы учета ресурсов, которые можно применять в системах биллинга выстраиваемых облачных сред. Но кроме информационной инфраструктуры, в состав облачных решений входит еще целый ряд других компонентов и сервисов. Каждый из этих компонентов облачных технологий имеет свой независимый тренд развития как в компании, так и на рынке, и для их использования в облачных проектах должен быть достигнут определенный уровень технологической готовности. Можно с уверенностью заявить, что виртуализация — это одна из ключевых составляющих облачных вычислений, в определенной степени предопределяющая дальнейший успех таких проектов”.

“Прежде чем решать, что делать для превращения виртуализированной среды в облачную, необходимо понять, что же в конечном итоге вы хотите получить, — отмечает Кирилл Терешенко. — В зависимости от того, какие именно сервисы и элементы инфраструктуры станут облачными, и должно приниматься решение об использовании тех или иных инструментов. К конечном итоге всё сводится к правильному планированию облачной инфраструктуры. И в этом может и должен помочь поставщик решения облачных вычислений”.

Версия для печати (без изображений)