Горячая тема последних трех-четырех лет — серверная виртуализация — в 2011 г. стала на глазах “остывать” (если судить по программам ИТ-мероприятий и публикациям в ИТ-СМИ), уступая место проблематике облачных вычислений. Однако эксперты в целом вполне единодушны во мнении: актуальность технологий виртуализации не снижается, даже наоборот, просто эти вопросы, пройдя длительный этап опробования, перешли в стадию практического применения .

Как раз сейчас подходящий момент подвести итоги бурному этапу становления рынка виртуализации и посмотреть на перспективы его развития. Об этом обозреватель PC Week/RE Андрей Колесов беседует с Антоном Античем, который почти два года возглавлял российский офис лидирующей на этом рынке компании WMware, а с апреля 2011-го работает региональным директором Veeam Software, где отвечает за развивающиеся рынки Европы, включая Россию.

PC Week: Учитывая вашу сегодняшнюю более независимую позицию как эксперта, хотелось бы узнать ваше мнение об итогах развития рынка виртуализации в мире и в России.

Антон Антич: Основной результат последних двух лет состоит в том, что вопрос о пользе виртуализации или даже о её необходимости уже ни у кого не вызывает сомнений. Непонимание того, что такое виртуализация и зачем она нужна, — всё это позади. Причем речь идет даже не о гипервизорах, а о следующем уровне применения виртуализации, когда виртуальные машины могут перемещаться по аппаратно-виртуализированной среде практически незаметно для пользователя. Я имею в виду такие технологии, как vMotion. Правда, в регионах потенциальные клиенты еще удивляются, когда видят ее работу вживую.

Вопрос виртуализации сейчас перешел в плоскость оптимального применения: средства какого вендора выбрать, какие инструменты управления использовать, как интегрировать виртуализацию в существующую ИТ-инфраструктуру, как создавать новую инфраструктуру, нацеленную уже именно на виртуальные среды, как обеспечить безопасность виртуальных сред и т. д. То есть это набор классических вопросов, которые автоматически возникают по достижении определенного уровня зрелости технологии.

PC Week: Что можно сказать о конкурентной ситуации на этом рынке? Три года назад, в момент выхода Microsoft на рынок с её Hyper-V, многие наблюдатели считали, что Редмонд быстро догонит VMware, но этого не произошло, и сейчас эксперты более осторожны в своих оценках перспектив конкурентной гонки.

А. А.: Да, VMware остается безусловным лидером, но надо сказать, что Microsoft все же заметно сократила дистанцию, усилила свои позиции. Хотя технологии виртуализации поставляют не только эти компании, основная сюжетная линия на рынке проявляется именно в их противостоянии. Широкое применение серверной виртуализации начиналось с сегмента крупных заказчиков, и VMware изначально была нацелена именно на этот круг клиентов. Microsoft в традиционной для себя манере выходит на новый для себя рынок, стараясь понизить планку входа для потребителей и перевести рынок из статуса “элитного” в “массовый”. Сейчас она делает главный акцент на продвижение средств виртуализации в малый и средний бизнес, и в целом это ей удается.

Но вообще-то борьба на рынке виртуализации за последний год сместилась с уровня гипервизоров на уровень средств управления, а тут помимо VMware и Microsoft есть целый ряд других, в том числе “независимых от виртуализации” игроков, например HP.

PC Week: И все же давайте задержимся на гипервизорах. Порой создается впечатление, что там давно решены все технические проблемы — бери и работай. Но когда работа начинается, то оказывается, что еще есть что делать разработчикам этих средств, есть куда расти. Что вы думаете по этому поводу?

А. А.: Вы правы: хотя тема гипервизоров сейчас поднимается гораздо реже, чем два года назад, но именно эти технологии являются основой виртуализации, и им есть куда развиваться. Нужно отдавать себе отчет, что всеобщего перевода всех приложений в виртуальные среды не произошло. Остаются проблемы совместимости традиционных прикладных программ с виртуальными системами. Точнее, совместимость почти наверняка поддерживается, а вот эффективность работы ПО в новых условиях — это может быть под вопросом.

Посмотрите, что в первую очередь переводится в виртуальные среды: Web-серверы, SQL Server, Exchange Server и довольно ограниченный ряд других решений “массового применения”, но весьма высокого уровня разработки, “вылизанности”, если хотите, со стороны вендора. А вот решения SAP пока не очень быстро переходят в виртуальные среды, хотя компания периодически напоминает, что для этого у нее все готово. Что касается самописных программ, качество кода которых уступает тиражным решениям (например, по уровню тестирования в разных средах), то тут проблем еще больше.

Скажем, VMware столкнулась с этой проблемой, купив системы Java-разработки SpringSource . Точнее даже так: во многом это приобретение было сделано как раз для того, чтобы решить вопросы совместимости Java-систем с виртуальными средами. Выполнение этой задачи требует плотного взаимодействия обеих сторон (разработчиков Java и разработчиков гипервизоров), и вариант работы в рамках одной компании является наиболее надежным и простым.

Фактически то же самое мы видим на примере Microsoft с ее Azure. При использовании виртуализации нужен качественно более высокий уровень интеграции, в данном случае слоя .NET, с базовой виртуализационной средой. Поэтому то, что Microsoft решила создавать именно собственный сервис, причем в варианте PaaS с использованием своих дата-центров, — это не столько желание вендора “подобрать всё по себя” (ведь тут много рисков с его стороны), но во многом просто вынужденный шаг. В случае виртуализации вопросов обеспечения работоспособности приложений в операционной среде намного больше и они сложнее, чем в варианте традиционных ОС. Собственно, на этом во многом держится лидерство VMware: создать высококачественные виртуальные системы — технически очень сложная задача.

PC Week: Говоря о работе приложений в виртуальных средах, обычно разделяют два варианта: унаследованное ПО и программные решения, изначально нацеленные на такую работу. Действительно ли для эффективного использования виртуализации нужно создавать специальные приложения? Ведется ли разработка таких решений?

А. А.: На оба ваши вопроса нужно ответить утвердительно. В первую очередь это актуально для инфраструктурных решений, хотя важно и для прикладных. В качестве примера можно привести средства защиты и, в частности, антивирусные системы. Дело в том, что работу антивирусов нужно переносить с уровня гостевых ОС на уровень гипервизора, чтобы на физическом сервере вместо десятка антивирусных программ для каждой виртуальной машины можно было использовать одну для всех. Иначе антивирусное ПО просто “посадит” производительность сервера.

Другой пример — это как раз то, над чем работает наша компания. Для обеспечения эффективного функционирования средств резервного копирования также нужны решения, изначально создаваемые под виртуализацию. Кстати, пример Veeam отлично показывает, что новые технологии создают возможности для стартапов, для создания новых бизнес-направлений.

PC Week: В какой мере процесс разработки для виртуальных сред стандартизирован? Такое впечатление, что ситуация тут становится похожей на то, что происходит в области браузеров: стандарты есть, но если хочешь именно эффективный Web-сайт, то нужно делать несколько вариантов под разные браузеры.

А. А.: Стандарты имеются, хотя угроза несовместимости, о которой вы говорите, действительно существует. Впрочем, нужно иметь в виду, что это традиционная проблема ИТ, на практике демонстрирующая закон диалектики “единства и борьбы противоположностей”. Существует, в частности, стандарт Open Cloud, предложенный VMware, хотя пока мы еще далеки от того, чтобы он был признан и принят всеми ключевыми игроками рынка. Но я уверен, что в условиях давления на вендоров со стороны заказчиков — а вопросы совместимости становятся все более актуальными для них — ситуация будет улучшаться. В любом случае конверторы, которые позволяют переводить виртуальные машины из одного формата в другой, уже есть, и эти средства быстро развиваются.

Пока же разработчикам тиражных решений для виртуализации, особенно не прикладных, а инфраструктурных, — в частности, и в нашей компании — приходится писать фактически различные версии продуктов под различные системы виртуализации. Скажем, у нас решения для vSphere и Hyper-V — это хотя и интегрированный продукт с управлением из “одного окна”, тем не менее “под капотом” — это архитектурно совершенно разные подходы. Мы начали создание средств резервного хранения с освоения платформы VMware, на ней отработали многие концептуальные вещи. Но для Microsoft многое пришлось писать заново.

В то же время должен сказать, что наш пример все же не очень характерен. У нас весьма специфические задачи, решение которых требует низкоуровневой работы с гипервизорами, поэтому архитектурные различия технологий виртуализации очень важны для нас. Для прикладного софта архитектурные точности не имеют особого значения, поскольку в этом случае разработчик мыслит категориями своей прикладной ОС. Но зато это крайне важно для производителя платформы. Так, VMware старается оптимизировать работу среды Spring именно для своего гипервизора, а Microsoft то же самое делает для .NET.

PC Week: Говоря о возможностях технологий для создания новых направлений бизнеса, мы подошли к другому вопросу: о вашей компании. Откуда она появилась, чем занимается, какие имеет планы?

А. А.: За компанией Veeam Software стоят два человека — Ратмир Тимашев и Андрей Баронов, однокашники по МФТИ. У них уже был успешный опыт в реализации стартапов в области ИТ. В какой-то момент они провели анализ рынка и его тенденций, увидели перспективы виртуализации и создали Veeam, начав разработку средств резервного копирования и репликации данных, а также инструментов управления для виртуальных сред. Поначалу все решения делались исключительно для vSphere, которая доминировала на корпоративном рынке. Осенью этого года мы планируем выпустить средства бэкапа для Microsoft Hyper-V, доля которого во всем мире быстро растет. Важными направлениями для нас являются также инструменты управления виртуальными средами и задачи интеграции инструментов управления от разных вендоров (например, HP и Microsoft).

PC Week: А где находятся команды ваших разработчиков, как распределяются продажи по миру?

А. А.: По географии продаж мы — типичная глобальная компания: поставки делятся примерно пополам между США и остальным миром. Вне Америки это в первую очередь Западная Европа, но сейчас быстро растет доля Азиатско-Тихоокеанского региона, а также развивающихся рынков Восточной Европы, в том числе и России. Основная команда разработчиков находится в Санкт-Петербурге, но есть группы и в других странах, в том числе в США. В Санкт-Петербурге находится и значительная часть подразделений маркетинга и технической поддержки для стран Западной Европы. Сейчас в компании работает около пятисот человек, из них примерно сто — разработчики ПО. Но, возможно, эти цифры уже устарели: у нас быстро растет бизнес, и штаты постоянно пополняются. Число заказчиков — свыше 30 тыс. по всему миру. Мы начинали работу с продвижения продуктов в сегмент среднего и малого бизнеса, но сейчас активно смещаемся в направлении крупных корпоративных заказчиков. Нам видна хорошая динамика роста продаж в России, но тут мы движемся в другом направлении: от крупных клиентов к средним и малым.

PC Week: И в заключение — вопрос личного характера: почему вы решили поменять престижное место работы в ведущей компании мира на должность в развивающейся фирме?

А. А.: Компанию Veeam я знаю давно и хорошо, много работал с ней и ее руководителями. Знаете, мне больше нравится решение именно стартаповских задач, этап динамичного развития бизнеса. Вы же сами сказали в начале беседы, что центр интересов на рынке с собственно проблем виртуализации сместился в сторону задач управления, реализации облачных моделей. Так что мой переход вполне укладывается в эти тенденции.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)