Одно из важный ежегодных событий в сегменте разработки ПО в Центральной и Восточной Европе — конференция “Разработка ПО/CEE-SECR ” — пройдет в Москве уже в седьмой раз, в этом году с 31 октября по 3 ноября. В программе мероприятия — обсуждение актуальных тенденций в данной сфере: облачные вычисления, Agile-методологии, надежность и безопасность ПО, разработка приложений для мобильных устройств, инновации и стартапы. Как обычно, эти и другие темы будут освещаться ведущими экспертами и мировыми специалистами индустрии ПО. Среди них — Джеф Сазерленд, один из создателей методологии SCRUM, которую широко используют разработчики ПО во всем мире. Накануне конференции обозреватель PC Week/RE Андрей Колесов задал ему несколько вопросов.

PC Week: Какие основные тенденции, на ваш взгляд, можно выделить в современном мире разработки ПО?

Джеф Сазерленд: Если мы посмотрим на результаты последнего исследования, проведенного VersionOne, то увидим, что сегодня свыше трети всех программных разработок ведется под вывеской Agile. Еще десять лет назад их доля не превышала нескольких процентов. Традиционный менеджмент проектов составляет сегодня не более трети всей индустрии разработки, и этот сегмент стремительно сокращается. А если посмотреть на Agile-разработку, то 75% людей в данной сфере скажут, что они используют SCRUM. Так что SCRUM расширяется. А в SCRUM-группах около 14% команд занимаются экстремальным программированием внутри SCRUM, и это та сфера, где можно наблюдать самые быстрые группы разработчиков: использование SCRUM-менеджмента с наличием уже имеющегося опыта экстремального программирования.

PC Week: Как методы традиционного и экстремального программирования комбинируются на практике?

Дж. С.: Данная практика не является традиционной. SCRUM — это концептуальная основа для работы команд, использующая практики экстремального программирования. Первая SCRUM-команда применила все практики экстремального программирования еще до того, как оно вообще появилось на свет. В своё время Кент Бек, который начал экстремальное программирование, попросил меня прислать ему всю имевшуюся у меня информацию о SCRUM, он располагал всеми данными по SCRUM-технологиям до того, как начал работать над экстремальным программированием. Так что Кен Швабер, когда я в 1995 г. разговаривал с ним о продвижении SCRUM в индустрии, считал, что нам нужно просто представить SCRUM как структуру работы команды: заказ продукта, SCRUM-мастер, группа разработчиков, SCRUM-митинг (как они работают вместе), SCRUM-артефакты (как отслеживать SCRUM-проекты и управлять ими). Он был уверен, что если мы это сделаем, то SCRUM можно внедритьочень быстро, за пару дней, и со временем люди смогут развивать инженерные практики, используя заложенный в SCRUM механизм постоянного совершенствования. Когда они рассматривают варианты устранения препятствий, которые блокируют их прогресс, многие из этих препятствий оказываются инженерными проблемами, в решении которых могут помочь практики экстремального программирования.

PC Week: Появились ли в последние годы какие-нибудь новые крупные идеи, или они не более чем повторение уже существовавших ранее методов?

Дж. С.: В определенном смысле ничего нового нет. SCRUM был подходом, который объединил все то, что мы узнали за последние пятьдесят или шестьдесят лет о разработке ПО, и оформил это знание таким образом, чтобы люди могли его использовать и быстро совершенствовать работу своих команд. Так что перемены последнего десятилетия связаны с тем, что команды лучше выполняли базовые вещи.

PC Week: Какие идеи лежат в основе SCRUM-методологии? В чем ее отличие от других подходов?

Дж. С.: В первой статье, посвященной SCRUM, Такеуки и Нонака отметили, что сильные команды характеризуются автономностью, трансцендентностью и взаимным обогащением. Команды, которые они изучали, имели цели, выходящие за пределы возможностей этих групп. Они использовали опыт и знания кросс-функциональных команд для взаимного обучения и укрепления мастерства в своем деле. Эта интенсивная совместная работа кросс-функциональной команды напомнила Такеуки и Нонаке образование скрамов (толкотни вокруг мяча) в регби. Такой стиль управления проектами они назвали SCRUM-менеджментом. И они показали, что если обеспечить действительно совместную работу в небольшой команде, то можно сгенерировать повышение знаний и совершенствование очень быстро — так что продукты становятся более инновационными, быстрее появляются на рынке, больше нравятся потребителям, и компания становится более успешной. Фактически идея SCRUM — это то, что Такеуки и Нонака увидели в лучших компаниях мира.

Интересно, что когда на Западе обратили внимание на то, что делает, например, “Тойота”, то заметили всякие lean-техники: поставка “точно-в-срок”, карты канбан для увеличения производительности и др. И решив, что именно эти техники и обеспечивают высокую эффективность, назвали это lean-методологией. Но Такеуки и Нонака не говорят об этом. Они отмечают, что такие техники являются побочным эффектом быстро развивающихся SCRUM-команд, которые создают новое знание. И частью этого знания являются новые способы внедрения. Так что в последние годы, когда люди приезжают на заводы “Тойоты” и разговаривают с менеджерами, они удивляются: “Мы совсем не видим в производстве автомобилей тех практик, которые были описаны в учебниках по lean-мененджменту, как же так?”. А менеджеры “Тойоты” отвечают: “Путь “Тойоты” — это путь уважения к людям и командам, которые работают над постоянным совершенствованием. Так что они постоянно меняют свои практики. Чтобы двигаться быстрее, они отбросили некоторые вещи, которые вы, ребята, используете на Западе, и теперь используют новые техники”. Основная суть — это люди и команда. В этом и заключается гений Такеуки и Нонаки, и это то, что мы применили в SCRUM, только сделали это в сфере разработки ПО. Они не занимались именно разработкой, а рассматривали эти вопросы в широком смысле, говоря о компаниях вообще. Какие команды являются лучшими в компаниях по всему мире? Что они делают? Они делают SCRUM. Вот о чем писали Такеуки и Нонака. Они описывают процесс работы команды.

PC Week: Когда SCRUM следует использовать в практической работе?

Дж. С.: Одна из самых интересных вещей, связанных с совместной работой небольших команд, — это обеспечение того, чтобы люди работали вместе: нужно добиться, чтобы они строили журнал работы так, как мы это делаем в SCRUM, и выполняли это быстро. И оказывается, что этот принцип действует везде. Я работаю с Open View Venture Partners, фирмой, которая занимается венчурными инвестициями. Так вот, они поняли, что SCRUM — это не про разработку ПО, именно это и имели в виду Такеуки и Нонака. SCRUM — это то, что позволяет быстро сделать все что угодно. Вы можете удвоить результаты любого процесса благодаря применению SCRUM. Так что Open View использует SCRUM везде — в финансах, в управлении, в подразделениях, которые поддерживают инвестиции и которые ищут инвестиции, — везде. И как результат мы видим, что многие из компаний-клиентов (у Open View14 компаний по всему миру, куда она инвестирует средства и которые используют SCRUM, кроме того она постоянно инвестирует новые компании и хочет чтобы они тоже использовали SCRUM). Так вот, видно, что эти компании тоже начинают применять SCRUM:уже есть руководители, имеющих в своих офисах SCRUM-доски, они используют SCRUM в работе групп топ-менеджмента, в продажах, в финансах, маркетинге и технической поддержке. SCRUM — это процесс, который оказывается полезным, когда нужно интегрировать различные компоненты проекта, работать быстрее, обеспечить более высокое качество; SCRUM всегда сделает это лучше, чем традиционные подходы к управлению проектами.

PC Week: Почему вы приняли решение участвовать в CEE-SECR '2011?

Дж. С.: Ричард Солей, глава Object Management Group, которого я знаю уже много лет, спросил меня, поеду ли я в Москву. У меня очень мало времени на путешествия сверх поездок к клиентам в Европу и США, но он заметил, что председателем конференции будет мой старый коллега Николай Пунтиков. Я работал с Николаем еще в то время, когда он возглавлял StarSoft Development Labs в Санкт-Петербурге, я проводил там тренинг. У него были очень эффективные команды, которые занимались экстремальным программированием, работая по всем миру с американскими компаниями, в том числе теми, которые использовали SCRUM и экстремальное программирование внутри группы разработчиков. Вот он и убедил меня приехать в Москву. Поэтому я и приеду.

PC Week: Каковы ваши личные ожидания от этой конференции?

Дж. С.: Как я уже сказал, я работал со SCRUM-компаниями в Санкт-Петербурге и других местах, так что я знаю, что в России очень много по-настоящему хороших разработчиков, и думаю, что многие из них будут на конференции. Николай сказал, что это одна из лучших конференций в России, — так что я буду проводить в ее рамках тренинги, а также выступлю с лекцией. В этом смысле, полагаю, CEE - будет похожа на другие конференции, в которых я участвую по всему миру. Люди из России, которые хотят создавать лучшее ПО, работать быстрее, строить лучшие команды, я думаю, будут там и мы отлично проведем время, обсуждая все это.

PC Week: Что вы хотели бы сказать читателям еженедельника PC Week/RE и российским разработчикам?

Дж. С.: Я сказал бы: все мы знаем, что некоторые практики меняют мир, меняют рынок, меняют компании. Если в России заинтересованы в том, чтобы стать крупной силой на рынке разработки ПО, то SCRUM — это тот фундаментальный инструмент, которым нужно научиться пользоваться, и пользоваться хорошо. Мы уже можем наблюдать, что все больше компаний требуют использования SCRUM при любом аутсорсинге. Как венчурная фирма мы инвестируем компании по всему миру, но инвестируем только SCRUM-компании. Так что я сказал бы российским разработчикам: если вы хотите быть более успешными на рынке, если хотите привлечь больше заказов на разработку и создавать новые компании, которые разрабатывают ПО, то на сегодняшний день SCRUM — наилучшая технология для этого.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)