Всего еще четыре-пять лет назад почти любая статья или презентация по виртуализации начиналась с пояснения значения этого термина. И тут возникала проблема. Ведь классическое (давно известное) определение в общем случае означает отделение логического процесса от физического способа его реализации. А это значит, что огромная часть ИТ автоматом попадают в разряд средств виртуализации (например, операционная система — отделение приложений от аппаратных средств). В результате возникновения этой понятийной коллизии еще в середине 2000-х появился, а потом и утвердился отдельный термин “виртуализация в вычислениях”, который определяется примерно так (есть разные варианты): виртуализация в вычислениях — это новый дополнительный набор технологий и методов их применения, который дает ряд преимуществ по сравнению с обычной на сегодня конфигурацией вычислительных средств.

В этой формулировке отражен очень важный аспект диалектики развития ИТ: виртуализация — это то, что сегодня является “не очень обычным” для отрасли. Отсюда следует парадоксальный вывод: то, что сегодня является виртуализацией, завтра таковой уже может не быть, так как станет “обычным” компонентом ИТ.

Собственно, именно эту ситуацию мы сейчас и наблюдаем в процессе развития ИТ-виртуализации: из экзотической и поначалу не очень понятной технологии она сегодня превратилась уже практически в обычный, неотъемлемый компонент современных ИТ. При этом процесс такого превращения еще не закончился, на рынке имеется несколько конкурирующих моделей развития средств виртуализации и их интеграции в общий комплекс ИТ.

Начиная с середины прошлого десятилетия виртуализация является ведущим технологическим направлением, определяющим развитие корпоративных ИТ и радикальные изменения, происходящие в ИТ-инфраструктуре, на уровне предприятий и в глобальных масштабах. Достаточно сказать, что именно виртуализация наряду с интернет-технологиями в решающей степени обусловила само появление концепции облачных вычислений и стала одним из ведущих средств ее претворения в жизнь.

И тем не менее примерно год назад стало очевидным, что тема технологий виртуализации стала выходить из поля публичного общественного внимания, что в целом вполне соответствует известному графику Gartner Hype Cicle (“Жизненный цикл шумихи”). Вполне возможно, что сейчас, осенью 2011-го, виртуализация находится в точке “минимума интереса” (рис. 1), хотя ее статус на рынке никак нельзя назвать “корытом разочарований”.

Однако тут нужно сделать важное замечание. На самом деле график Gartner имеет весьма условную универсальность. Для виртуализации он не очень подходит хотя бы потому, что наблюдаемый сейчас спад интереса отражает не “разочарование”, а как раз наоборот — одобрение, восприятие рынком этой технологии после довольно долгого периода споров и сомнений. Более того, обращая внимание на “уровень шумихи”, Gartner почему-то упускает из виду более важную характеристику технологии (в общем-то любой) — ее реальное применение. Ведь на самом деле уровень востребованности инноваций имеет совсем иную закономерность — она возрастает (если, конечно, новшество является действительно полезным).

Парадоксально, но наблюдаемый сейчас спад интереса к виртуализации сопровождается как раз широким (возможно, даже ускоренным) процессом распространения данной технологии. И в то же время можно говорить о том, что технологии виртуализации находятся еще в начальной фазе своего развития. По оценкам Gartner, проникновение виртуализации в серверные системы в 2010 г. составляло 25%. За последний год число установленных виртуальных машин почти удвоилось, и в 2011-м уже более 40% рабочей нагрузки серверов реализовывалось с помощью виртуализации серверов. В 2015-м этот показатель, как прогнозируется, достигнет 75%. Это говорит лишь о том, что до перехода даже половины ИТ-инфраструктуры предприятий в виртуализированные среды еще довольно далеко.

Фактически сейчас закончился только первый этап практического применения средств виртуализации, который можно охарактеризовать как “применение виртуализации в условиях существующей ИТ-инфраструктуры”. Теперь начался следующий этап — изменение самой инфраструктуры (а также всех ее компонентов, включая ПО) с изначальным учетом возможностей виртуализации — как нынешних, так и перспективных. В этой сфере многое еще впереди, причем в разных аспектах, таких как развитие самих технологий, применение их заказчиками и конкурентная ситуация на рынке.

Расстановка сил на рынке серверной виртуализации

Парадокс направления средств виртуализации заключается в том, что, хотя оно уже давно играет ключевую роль в развитии инфраструктурных ИТ, исследователи до недавнего времени явно избегали затрагивать вопросы соотношений сил на этом рынке и динамики их изменения. В этом плане очень характерно, что один из лидеров мировых исследований ИТ-рынка, компания Gartner, лишь в последние два года стала представлять свои “магические квадранты” по этой тематике (рис. 2), причем пока исключительно по средствам серверной виртуализации серверной инфраструктуры.

Такая сильная задержка в исследованиях актуального для всего ИТ-рынка направления объяснялась, по-видимому, наличием тут явного лидера — компании VMware, чья доля установленной базы витуализационного ПО была наибольшей (три-четыре года назад говорилось о 80% и даже о том, что эта доля доходила до 90%). Конечно же, столь значительный разрыв между лидером и остальной группой явно не соответствует характеристикам зрелого рынка. И наше объяснение такой ситуации заключается в том, что рынок средств виртуализации уже много лет находится в затяжном состоянии формирования. Более того, выделить это направление в виде отдельного сегмента довольно сложно, поскольку виртуализацию фактически нельзя рассматривать в отрыве от рынка операционных систем и платформенного ПО промежуточного уровня. Во всяком случае, тут явно не годятся прямые оценки финансовых показателей (доходов), поскольку многие компоненты виртуализационных систем поставляются вендорами бесплатно или в виде встроенных элементов комплексных продуктов. Собственно, именно это — позиционирование средств виртуализации по отношению к общему комплексу своего ПО — во многом определяет стратегию развития каждого вендора и его перспективы развития.

Фактически сегодня на рынке есть только один “чистый” (настоящий) поставщик средств виртуализации, специализирующийся именно на данном направлении, — компания Parallels. Но и здесь нужно иметь в виду, что главный ее “козырь” — это даже не виртуализация как таковая, а комплекс средств автоматизации технологических и деловых процессов при создании внешних IааS-облаков.

Еще несколько лет назад “самым настоящим” виртуализационным игроком была VMware. Но в последние годы она расширила спектр своих интересов, формируя многофункциональную облачную платформу. Компания это сделала в значительной степени за счет многочисленных внешних приобретений (предположительно, при этом она опиралась на ресурсы материнской корпорации EMC), что, с одной стороны, позволяет сохранять высокую динамику развития (в общем объеме доходов VMware значительная доля приходится на приобретаемые компании), а с другой — таит в себе значительные риски (технические, организационные, инвестиционные). Но с точки зрения структуры доходов VMware, конечно, является специализированным поставщиком средств виртуализации, так как именно продажи данного ПО и связанных с ним услуг составляют основу бизнеса компании.

Для Microsoft же виртуализация изначально является интегрированной частью всей программной платформы корпорации, поэтому развитие средств виртуализации идет в контексте развития всего широкого спектра ПО корпорации. Соответственно компания может не только совершенствовать свое существующее ПО и создавать новое с учетом возможностей виртуализации, —но и проводить гибкую ценовую политику, при которой заказчики могут получать существенные выгоды при приобретении комплексных решений.

Oracle также рассматривает виртуализацию в едином комплексе своих программных средств. Однако после приобретения Sun компания все больше увязывает развитие своих технологий с собственной аппаратной платформой.

Citrix, получив в свое распоряжение один из лучших и перспективных гипервизоров, очень быстро перевела его в разряд бесплатных продуктов, четко показав его подчиненное положение в системе своего ПО, нацеленного на развитие традиционного для компании направления витруализационно-терминального доступа к серверным системам.

Хотя в сегменте лидеров, по версии Gartner, сейчас находится тройка вендоров, но все же эксперты рынка довольно единодушно считают, что основная конкуренция тут уже много лет происходит между VMware и Microsoft (тем более, что Microsoft и Citrix фактически выступают в последние годы как представители одного стратегического альянса). Нужно отметить, что еще несколько лет назад некоторые аналитики считали, что Microsoft сможет довольно быстро догнать лидера рынка виртуализации. Сейчас видно, что решение этой задачи сложнее, чем казалось ранее (VMware смогла также заметно прибавить в развитии, опираясь в том числе на потенциал EMC). В этой связи эксперты порой проводят аналогию между сегодняшней ситуацией в сфере виртуализации и конкурентной гонкой серверных ОС (Windows Server vs Novell NetWare) в 1990-х, не рискуя тем не менее делать однозначных прогнозов о развитии событий на этот раз.

Версия для печати (без изображений)