Первый официальный анонс Windows 8 (предварительный вариант Developer Prevew) состоялся в сентябре 2011 г.. А уже спустя полтора месяца в СМИ появилась информация о ее “сменщике”, Windows 9, с указанием времени ее выхода в свет — 2014-й. Потом про “девятку” никто не вспоминал (Windows 8 не позволяла этого сделать своими новостями), но в середине августа в блоге PC Week/RE Сергей Бобровский, кажется, первым в российских СМИ после такого долгого перерыва обозначил этот вопрос в своем посте, где даже представил прогноз развития событий и уточнил дату выпуска Windows 9: ноябрь 2014-го, на конференции Build ‘2014.

Все эти публикации о версии “Next” появляются в точном соответствии с многолетним циклом (даже не одно десятилетие) процесса под названием “обновление Windows”. Кажется, количество подобных событий приближается уже к десятку, и сценарий развития очередной волны “синусоиды” в целом давно известен. Хотя, конечно, “развитие ситуации” — это процесс вероятностный, тут возможны разного рода отклонения. При том, что основные моменты весьма стабильны. И что очень важно: процесс этот зависит не только от воли Microsoft и еще меньше — от субъективных позиций ее руководства. В основном он определяется развитием общей рыночной ситуации.

Итак, появление самой темы “какой и когда будет следующая Windows” (в данном случае — девятая) за два месяца до выхода Windows 8 вполне отвечает установившейся традиции, так было с выпусками всех предыдущих ОС Microsoft. При этом лично я уверен, что на самом деле вопрос этот сегодня не имеет никакого практического значения. Скорее он просто интересен для “самого себя”, к тому же привлекателен для публики, ну и, в конце концов, соответствует законам жанра.

Нет никаких сомнений, что работа по Windows 9 уже ведется, причем скорее всего счет идет как минимум на месяцы. С такой же уверенностью можно сказать, что у команды разработчиков есть техническое задание с набором требований и параметров, а также план-график, который, вполне возможно, расписан до момента “выпуска финальной версии”.

Но еще точнее можно говорить, что эти техзадание и план являются лишь версией 1.0, а до реального выпуска этот номер увеличится как минимум до 3.0, а то и выше. Короче говоря, я смею утверждать, что сегодня никто, в том числе оба Стива — Балмер и Синофски (глава Microsoft и руководитель подразделения Windows соответственно ) — сами не знают сколь-нибудь точно, какой и когда будет следующая ОС корпорации. Это будет решаться по ходу процесса разработки и в решающей степени зависеть от состояния дел компании в целом, а еще больше — от развития общей рыночной ситуации. И, разумеется, одним из главных пунктов в этом историческом процессе будет ожидаемый в октябре официальный выпуск Windows 8, причём даже не само это событие, а его последствия (как новую ОС воспримет рынок), которые реально можно будет оценить не раньше, чем спустя полгода или даже год после формального выхода.

Суть же проблемы заключается в том, что сегодня, за два месяца до выхода Windows 8, абсолютно никто не может прогнозировать, каков будет рыночный эффект от ее выпуска. И более того — что в действительности представляет собой эта новая ОС и как она будет развиваться впоследствии. И какие планы возлагает на нее Microsoft. В этих вопросах и вправду было бы полезно разобраться.

Дело в том, что Windows 8 — это не просто очередная версия давно знакомого семейства Windows, а весьма радикальное как в плане архитектуры, так и в сфере маркетинга изменение курса. И как раз поэтому для прогноза развития ситуации метод исторических аналогий (просто спроецировать то, что было с Windows Vista — Windows 7, на сегодняшние события) не подходит. Тут для прогноза нужно использовать более сложные модели.

Истоки пути длиной почти в тридцать лет

Давайте кратко вспомним историю развития операционных систем Microsoft. Сначала была MS-DOS для IBM PC (1983 г.), потом на ее базе стала формироваться Windows. Причем поначалу это была просто интерфейсная надстройка над DOS, но потом ядро (собственно ОС) и интерфейс превратились в некий интегрированный комплекс. В первой половине 1990-х состоялся переход ПК от 16-разрядной архитектуры к 32-разрядной, и в результате появилась первая 32-разрядная Windows с названием 95. Хотя на самом деле она была реализована в смешанной 16/32-разрядных вариантах. Но самое главное, эта ОС фактически была продолжением DOS’овской архитектуры по той простой причине, что она решала задачи обеспечения совместимости с нажитыми ранее активами, которых в мире к тому времени скопилось уже много. Поддержка унаследованного багажа — это основная проблема, которую решала Windows 95 и которая тяжелым якорем сдерживала развитие этого направления ОС.

Отлично поняв все это еще в конце 1980-х, Microsoft поначалу совместно с IBM, а потом самостоятельно начала разработку новой ОС под названием Windows NТ, которая появилась в 1994 г. сразу под номером 3.1. Эта система изначально проектировалась с учетом возможностей современной тогда архитектуры x86-32 и не имела унаследованного груза MS-DOS. На ее основе создавались и клиентский, и серверный варианты ОС, и именно с ее помощью корпорация начала наступление на рынок серверных клиентских ОС, где тогда доминировала Novell NetWare.

Итак, в середине 1990-х у Microsoft были две Windows — 95 и NT. Вторая из них была (так считалось по крайней мере) быстрее, надежнее, безопаснее и обладала потенциалом развития. Первая же поддерживала великое множество унаследованных приложений и широкое разнообразие подключаемых устройств, имела более развитый пользовательский интерфейс и лучше работала с быстро растущим числом игровых программ. Соответственно NT позиционировалась как ОС для корпоративных пользователей (которым не нужны игрушки, обилие внешний устройств, да и очень изощренный интерфейс тоже), а 95 — для домашних. Однако на практике получилось так, что и в деловом применении долгое время доминировала линия “95”.

И еще один важный момент для понимания диалектического единства и борьбы NT и 95: хотя две ОС были реализованы на разных архитектурно-технологических идеях (насколько серьезны были различия — это другой вопрос), с точки зрения потребителя они были в общем-то почти идентичны: их объединяли общий набор API Win32 и оконный принцип построения пользовательского интерфейса. Именно это было основой их сближения, которое вчерне свершилось с выходом Windows 2000 (февраль 2000 г.) и окончательно закончилось с появлением Windows XP (октябрь 2001-го). Обратите внимание на минимальный разрыв между их выпусками (двадцать месяцев) и на рабочие номера версии (NT 5.0 и NT 5.1). Слияние двух ветвей Windows произошло в результате выравнивания их возможностей по поддержке используемых приложений и устройств (совсем старые унаследованные приложения и устройства или просто “умерли”, или были признаны не очень актуальными) и в плане пользовательского интерфейса.

Еще один важный момент: ядро Windows NT изначально строилось как универсальная основа для создания как клиентских, так и серверных ОС. Вообще такой подход представляется, с архитектурной точки зрения, принципиально неверным (разные требования, разные области применения). Кажется, Microsoft одной из первых в истории ИТ реализовала эту идею, во всяком случае вполне успешно. Почему компания пошла на этот шаг, вполне понятно: она хотела создать единое “операционное” пространство для своей программной системы и упростить переход разработчиков и пользователей с уже знакомых им настольных ОС на серверные. И эта идея вполне удалась!

Хотя повторю еще раз: с точки зрения теории да и здравого смысла использование единого ядра для настольной и серверной ОС выглядит отнюдь не оптимальным, создающим проблемы для развития и той и другой. Тем не менее все это случилось: в 2001-м Windows NT в лице XP заменила “DOS-наследие”, а два года спустя Windows Server 2003 пошла в решающее наступление на серверный рынок.

Первая серьезная коррекция Windows NT

Но завершив замену унаследованной настольной архитектуры, Microsoft сразу начала этап серьезной модернизации NT (этот термин к тому времени исчез за ненадобностью, так как других вариантов уже не было). Летом 2000 г. компания объявила о планах реализации концепции .NET, а осенью 2001-го представила первую версию среды .NET Framework и средств разработки Visual Studio .NET. По сути все это представляло собой аналог Java (создание дополнительной среды между приложениями и программного интерфейса ядра ОС), хотя ответ Microsoft был асимметричным (имелся ряд принципиальных отличий с учетом специфики бизнес-модели компании), да и трудно сказать, у кого на самом деле был приоритет в отношении этой идеи (Java появилась совсем не на пустом месте).

А в 2003 г. Microsoft объявила о намерении существенным образом переработать и архитектуру ядра NT (все же прошло более 15 лет после начала его создания) в виде проекта Longhorn, привести свои ОС в соответствие с новыми рыночными (в том числе технологическими) реалиями. Исполнение этих планов затянулось по сравнению с первоначальными обещаниями почти на два года, многое из намечавшегося не было выполнено вовсе (например, создание новой файловой системы WinFS), но тем не менее в начале 2007-го была выпущена Windows Vista, а ровно через год — Windows Server 2008.

Windows Vista (версия 6.0) — это очень важный рубеж в развитии настольных ОС Microsoft, без анализа которого трудно понять появление Windows 8, ее цели, задачи и перспективы развития. По поводу Vista на рынке сложилось представление как о не очень удачном (или даже вовсе неудачном) проекте. Но с таким мнением нельзя согласиться (или согласиться можно, но с очень большими оговорками), потому что эту систему нужно оценивать не изолированно как полностью автономный проект, а лишь в контексте развития бизнеса Microsoft и рыночной ситуации в целом. Ей изначально отводилась роль “передовых отрядов”, которые должны понести потери, но обеспечить успех основных сил.

Трудности Vista определялись двумя моментами: внутренним и внешним.

Внутренний заключался в сделанных изменениях в архитектуре, которые, кажется, впервые за четвертьвековую историю ОС Microsoft привели к заметным проблемам совместимости по приложениям с предыдущей версией (XP). Еще одно следствие — существенное повышение требований к аппаратным средствам, но это представляется не столько техническим аспектом, сколько маркетинговым просчетом Microsoft (снизить аппаратные запросы вполне можно было, доказательством чему стала Windows 7, но компания решила, что пользователь “съест” и то, что уже есть).

Внешний момент определялся начавшимися коренными изменениями в конкурентной ситуации в сфере настольных систем. Вообще-то конкуренция на этом рынке всегда была очень острой. Лидерство Microsoft совсем не свалилось на неё с неба в виде дара, борьба была всегда — и в 80-е (среди DOS-систем), и в 90-е (IBM OS/2, Java, браузеры, тонкие сетевые клиенты и пр.), и потом (Linux, Интернет). Но как раз во второй половине 2000-х количественные изменения на рынке стали переходить в качественные, и тут нужно выделить такие основные аспекты:

  • расширенное использование модели Open Source и появление новых серьезных вызовов с этой стороны (например, Android);
  • стирание ранее существенных различий по мощностям между настольно-“наколенными” ПК и мобильными клиентскими устройствами;
  • ускоренный рост доли частных пользователей на ИТ-рынке и как одно из следствий этого — увеличение доли “потребителей информации” (использование для её просмотра компьютеров почти без применения средств создания контента);
  • расширение применения облачно-онлайновых моделей взаимодействия между поставщиками и потребителями ИТ.

Недооценка этих изменений со стороны Microsoft в момент выпуска Vista выразилась в отсутствии поддержки только что появившихся тогда нетбуков (дешевый вариант ноутбука). Этот явный просчет компания была вынуждена компенсировать существенным продлением рыночной жизни Windows XP (но были тут и другие причины).

К чести Microsoft нужно сказать, что она вполне оперативно отреагировала на требования рынка, выпустив обновленную версию Vista под названием Windows 7 (версия 6.1) и поставив при этом сразу несколько собственных рекордов: впервые были ускорены планы по сравнению с объявленными ранее, повышена производительность на том же оборудовании и снижены минимальные требования.

И тем не менее этого оказалось недостаточно для “соответствия вызовам времени”. Пришла беда — с той стороны, откуда все давно ждали, но при этом как-то неожиданно. Речь идет о планшетах, за которыми следовали целые орды качественно новых по своим возможностям смартфонов и других компьютерно-бытовых приборов (читалки, навигаторы, плейеры и пр.).

Старт этапа “Windows 8”

Вот на таком фоне в мае 2011 г. Microsoft впервые анонсировала само название “Windows 8”, сообщив тогда, что там будет реализован новый пользовательский интерфейс и, возможно, поддержка процессоров ARM. Нельзя сказать, что эта информация сильно заинтересовала рынок, в том числе и потому, что о модернизации интерфейса говорилось при выпуске каждой новой ОС (кто сегодня помнит о великой инновации под названием Aero?), да и расширение состава процессоров тоже упоминалось часто (хотя в реальности он чаще сокращался).

Но уже несколько месяцев спустя, при официальном представлении Windows 8 Developer Preveiw на Bulid ‘2011, стало понятно, что речь пойдет о действительно радикальных изменениях в жизни ОС Microsoft. А далее в течение года ситуация развивалась, с одной стороны, “стремительным домкратом”, а с другой — весьма туманно и запутанно. И в результате сегодня выпуск новой ОС уже, что называется, “на носу”, но при этом рынок (и разработчики ПО, и потребители, и партнеры) находится в некоторой растерянности, не очень понимая, что же на самом деле появится нынешней осенью, в какую сторону и как будут развиваться события и что в этих условиях нужно делать.

Попробуем оценить, что же ожидает нас всех, в следующей части статьи.

Версия для печати