Российская ассоциация электронной коммерции (РАЭК) и Высшая школа экономики (ВШЭ) 10 октября представили результаты своего первого совместного исследования “Экономика Рунета 2011—2012”. Оно стало первой серьезной научно обоснованной работой на данную тему, к выводам которой к тому же готово прислушаться государство. Его результаты лишь укрепили экспертов в ощущавшейся интуитивно, но раньше только косвенно подтверждавшейся уверенности в том, что рынок уже достиг значимых масштабов в общем объеме ВВП и продолжает стремительно расти. Ну а сама работа над исследованием в очередной раз показала, что в нашей стране ко всему требуется особый нетривиальный подход.

Методики и подходы

По словам бывшего министра, а ныне помощника президента РФ Игоря Щеголева, который, как можно было понять, оказывал проекту консультативную помощь, в то время когда государство пыталось понять, с чем оно имеет дело в лице отечественной интернет-индустрии, чиновникам приходилось оперировать некими оценочными данными, полученными с использованием крайне поверхностных методик. По сути, какие-то цифры появлялись из воздуха да еще и перетекали одни в другие, увеличивая разрыв с реальностью. И даже те серьезные международные аналитические компании, которые пробовали оценивать наш рынок, в конечном счете (а это становилось понятно не сразу) использовали данные из тех же самых “открытых источников”. В результате, по уверению г-на Щеголева, государству было весьма сложно принимать обоснованные решения по стимулированию отрасли, и отсутствовало понимание, насколько предпринимаемые меры были эффективны. Так что когда РАЭК полгода назад выступила с идей научного исследования, она получила полное одобрение профильного ведомства.

Отвечая на вопрос, почему к проекту была привлечена ВШЭ, а не, скажем, IDС, директор РАЭК Сергей Плуготаренко сообщил, что предварительные переговоры с рядом ведущих исследовательских агентств, проведенные весной текущего года, успехом не увенчались. Зарубежные эксперты, по его мнению, подходят к вопросам чересчур консервативно. Например, ассоциации было объявлено, что подобное исследование должно занять не меньше года, да еще и при определенных условиях, которые на обсуждении внутри РАЭК были признаны неприемлемыми. Главным камнем преткновения стало желание зарубежных аналитиков оперировать предельно точными данными: у руководства отечественных компаний они намеревались запрашивать полную финансовую информацию и не использовать принцип конфиденциальности. Нетрудно понять, во что вылилось бы такое исследование в наших реалиях, поэтому РАЭК приняла решение использовать специфический опыт экспертов из ВШЭ, которые, по словам г-на Плуготаренко, сумели отнестись к отечественному рынку “более внимательно”. К тому же, по его заверению, позже стало известно, что несколько лет назад одна неназванная компания уже делала попытку провести прямолинейное исследование, и попытка эта провалилась.

Описывая проделанную работу, ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов без тени иронии сообщил, что, по всей видимости, его командой был получен самый крупный экономический результат социологии в России за несколько последних лет. Перед этим в 2005 г. во ВШЭ путем социологических опросов (потом полученные данные были подтверждены так называемой обратной статистикой) восстановили объем теневого рынка услуг образования (тогда он составлял 1 млрд. долл.).

Нынешнее исследование в основном проводилось путем анкетирования экспертов отрасли (представителей компаний, являющихся крупнейшими игроками рынка). Человеку предлагалось оценить соответствующий сегмент рынка в целом, а также обозначить размер своего бизнеса. При этом, как уверяет г-н Кузьминов, если не приставать к эксперту с точными цифрами, а запрашивать порядковые величины и тенденции, характерные для конкурентов, то наш соотечественник обычно говорит правду, и на основании его слов можно осуществлять реалистичное социологическое воссоздание экономической реальности. Ярослав Кузьминов утверждает, что ВШЭ впоследствии проводила сопоставительные исследования в тех секторах, где она располагала достоверной статистикой, и выяснялось, что упомянутое восстановление давало исключительно объективный результат. При этом г-н Кузьминов уверен, что если бы социологи попытались выяснить детали и получить реальную финансовую информацию, то произошел бы колоссальный отрыв от объективности.

Цифры

В ходе исследования интернет-экономика России была разделена на 11 рынков, чей суммарный объем по итогам 2011 г. составил 553,79 млрд. руб. При этом объем всех интернет-зависимых рынков, включающих такие сегменты, как предоставление инфраструктуры, связь, доступ в Интернет, торговые площадки B2G/G2B и B2B (которые не относятся к интернет-бизнесу в чистом виде) в сумме с исследуемыми одиннадцатью рынками превышает 2,52 трлн. руб.

Ожидаемый рост экономики Рунета в 2012 г. составляет порядка 30%, что значительно превышает средний рост экономики России в целом, а также многих отдельных ее сегментов.

Объем рынка SaaS (ПО как услуга) в Рунете в 2011 г. был оценен в 1,89 млрд. руб. Сфера электронной коммерции исследована в трёх больших сегментах: ритейл — 309,4 млрд. руб., электронные платежи — 166,7 млрд., а также продажи электронного контента и игр — 8,24 млрд. руб.

Рынок медийной рекламы составил 15,83 млрд. Отдельно были выделены только формирующиеся и быстрорастущие новые рынки рекламно-маркетинговых услуг: видеореклама — 0,8 млрд. руб., контекстная реклама — 24,24 млрд., маркетинг в социальных сетях или SMM — 2,98 млрд.

Объем рынка поисковой оптимизации (SEO) равен 8,56 млрд., а рынок веб-разработки — 9,83 млрд. руб. Рынок услуг хостинга и регистрации доменов эксперты оценили в 5,32 млрд.

Эксперты отдельно отмечают, что общая сумма в 553,79 млрд. руб. не учитывает обороты рынка электронных торгов, телекоммуникаций и доступа в Интернет, а также рынок инвестиций̆ в интернет-компании, которые в совокупности превышают исследованный сегмент в несколько раз.

Выводы

Полученные цифры сами по себе имеют лишь условную ценность. Поэтому г-н Кузьминов склонен сравнивать их с объемом отечественного ВВП, который на 2011 г. находился на уровне 60 трлн. руб. Соответственно, доля Рунета составляет без малого 1% от этой величины, а объем интернет-зависмых рынков превышает 4%. И вот этот значимый масштаб (долю в реальной экономике страны) г-н Кузьминов считает, возможно, главным результатом исследования.

Не меньший интерес представляет изучение динамики полученных величин. (В исследовании приведен их процентный рост по сравнению с 2010 г., а также дан прогноз на итоги года текущего.) Ярослав Кузьминов называет рост экономики Рунета просто фантастическим — десятки процентов в год; в других секторах российской экономики таких темпов нет даже близко.

Ожидания участников рынка на 2012-й — приблизительно 30-процентный рост в каждом сегменте. То есть по итогам текущего года мы будем иметь чуть менее 1,5% от ВВП. Что это значит? Как поясняет г-н Кузьминов, у нас сейчас примерно 8—10% ВВП — это торговля. И если сегодня экономика Рунета — это около 10—15% обслуживания транзакций экономики, то даже затухающие темпы вышеобозначенного роста Рунета сохранятся, и тогда можно смело сказать, что к концу десятилетия, к 2020 г., Рунет будет обслуживать более половины российской экономики. Она будет опосредована Глобальной сетью. И это, по мнению г-на Кузьминова, второй серьезный вывод и результат исследования.

Сергей Плуготаренко особое значение придает тому факту, что проделанная работа не останется незамеченной государством. Само исследование, которое, видимо, станет ежегодным, еще будет обсуждаться на ряде профильных мероприятий, а методики — дорабатываться. Например, г-н Кузьминов считает, что ВШЭ есть куда расти по части выборки группы оппонентов. Сейчас ответы были получены от 282 экспертов, и по масштабу такое исследование можно отнести к разряду средних (бывают многотысячные опросы).

Кроме того, специалисты ВШЭ считают для себя актуальным четче определиться с границами рынков и секторов Рунета, которые не всегда видны даже опрошенным экспертам.

Ну и в заключение весьма символично будет упомянуть тот факт, что вопрос о стоимости проделанной работы остался без точного ответа. Сергей Плуготаренко сообщил лишь, что предварительно РАЭК оценила затраты на уровне 7—10 млн. руб., но в итоге по ряду причин всё “удалось сделать дешевле”.

Версия для печати (без изображений)