Конференции “Профессиональная мобильная радиосвязь (ПМР)” в Москве всегда дают хорошую возможность широко взглянуть на сферу ПМР. В частности, попытаться найти ответ на вопрос, в чем состоит государственная политика в данном сегменте телекоммуникационного рынка, и появилась ли эта политика. Страны ЕС уже в 90-х годах прошлого века определились с выбором открытого стандарта транкинговой радиосвязи TETRA (TErrestrial Trunked RAdio), разработанного Европейским институтом телекоммуникационных стандартов (ETSI). На основе TETRA были построены национальные сети ПМР, носящие универсальный характер и объединяющие разнообразные подсистемы — от государственных служб быстрого реагирования до корпоративных технологических структур. Единственное серьезное исключение составляли железнодорожные технологические сети связи, построенные на базе стандарта GSM-R.

В нашей стране не ищут подобных единообразных решений. Здесь каждый заказчик предпочитает строить систему под себя, причем нередко выбирает целый букет стандартов. Например, РЖД строит свои сети с использованием четырех стандартов ПМР. Стоит напомнить, что в 80-х годах прошлого века Воронежский НИИ связи (ВНИИС) разработал унифицированный комплекс оборудования “Транспорт”, который обеспечивал все виды радиосвязи для железных дорог и должен был прийти на смену многообразию используемой тогда техники связи. Почему же потом опять вышел какой-то технический винегрет? Почему так скромно внедряется у нас стандарт GSM-R, на котором вполне успешно работает вся сеть европейских железных дорог? Зачем еще нагромоздили туда и технические средства стандартов TETRA и DMR (Digital Mobile Radio)? Откуда появилась такая техническая экзотика, как РОРС GSM (ремонтно-оперативная радиосвязь на базе сети GSM общего пользования)? От полной безысходности, что ли?

Одним из лидеров применения средств ПМР в стране является Министерство внутренних дел. Каждый год МВД России тратит больше 1 млрд. руб. на средства радиосвязи. В 2013 г. запланировано на эти цели выделено 1,3 млрд. руб. Первые шаги в области цифровой связи МВД были сделаны в 2006 г. в рамках внедрения стандарта АРСО25. В 2011 г. цифровая полицейская связь осуществлялась в 11 городах страны, в 2012-м она охватит 21 город, в 2013-м — 68 городов.

За рубежом полицейские службы, как правило, используют один стандарт радиосвязи. Особенность ПМР в МВД России — наличие трех стандартов радиосвязи в одной ведомственной сети. Это отнюдь не упрощает взаимодействия между различными подразделениями и службами даже одной структуры. И уж тем более не способно решать задачи межведомственного взаимодействия.

В Европейском Сообществе другой подход. Например, в Финляндии в рамках одной национальной сети TETRA работают и полицейские, и спасатели, и скорая помощь, и т. д. Поэтому реализация экстренной службы 112 облегчалась тем, что все участники процесса работают на одних частотах, в одном стандарте связи, на однотипных радиостанциях и могут легко взаимодействовать друг с другом как в локальном месте происшествия, так и по всей стране. Как будут работать между собой наши экстренные службы, если одни ведомства используют технические средства стандарта TETRA, другие сделали упор на DMR, а третьи на APCO25 или IDAS?

Лет десять назад под эгидой Министерства информационных технологий и связи появился проект создания российской федеральной сети профессиональной мобильной связи стандарта TETRA (ТЕТРАРУС). В 2003 г. был издан приказ Мининформсвязи РФ о создании рабочей группы по координации проекта ТЕТРАРУС. Тогдашний министр связи Леонид Рейман одно время довольно активно продвигал этот проект, считая, что данная система “обеспечит оперативное взаимодействие органов государственного управления всех уровней, особенно в области обеспечения обороны страны, безопасности и охраны правопорядка”.

Межведомственная интеграция в рамках проекта позволяла реализовать государственный подход к созданию систем ПМР, заключающийся в обеспечении рационального использования радиочастотных, организационных и материальных ресурсов при строительстве и особенно эксплуатации сетей. И хотя эти вещи очевидны и были с успехом реализованы в соседних страх ЕС, но в нашем телекоммуникационном сообществе возобладали совсем другие мнения и интерес к ТЕТРАРУС в последующие годы стал угасать.

Сегодня этот крупнейший телекоммуникационный проект уже полностью забыт и, хотя на конференции по ПМР присутствовал бывший координатор проекта ТЕТРАРУС, ни один из докладчиков (в том числе и он сам) о нем даже не вспомнил. Но вот парадокс: в Сочи, в модном местечке Роза Хутор как грибы растут разнородные ПМР-решения. Уже сейчас там речь идет о трех системах радиосвязи и, возможно, к Олимпиаде их будет даже больше. И это при постоянной нехватке частот! Может быть, пришла пора преодолеть ведомственные и корпоративные барьеры и сформировать, наконец, государственную политику в области профессиональной мобильной радиосвязи?

Версия для печати