12 ноября корпорация Microsoft объявила о смене руководства одного из ключевых своих направлений — президент ее подразделения Windows & Windows Live Стив Синофски уходит из компании. Свои функции он передает в женские руки: Джулия Ларсон-Грин (Julie Larson-Green) будет отвечать за все дела, связанные с разработкой настольных ОС и соответствующих аппаратных средств, а Тейми Реллер (Tami Reller) останется ответственной за финансы и маркетинг бизнеса Windows. Они обе будут подчиняться (отчитываться) непосредственно главе корпорации Стиву Балмеру. Все эти кадровые изменения уже произведены (немедленно), без периода “передачи дел”.

Безусловно, такое сообщение воспринимается как “бомба” — человек, безо всяких сомнений, по праву имеющий неофициальный титул “отца Windows 8” в восприятия и ИТ-профессионалов, и широкой общественности, бросает дело в тот самый момент, когда все только начинается: спустя менее трех недель после официального старта своего проекта. Примерно как если бы главный конструктор нового корабля решил бы сойти на берег сразу после того, как судно вышло с верфи в свой первый рейс. Причем речь идет не о каком-то одном из проектов компании, а о деле (выпуск следующей настольной Windows), которое еще два года назад CEO Microsoft Стив Балмер охарактеризовал, как один из самых ответственных и рискованных проектов в истории корпорации. И справедливость этой оценки сейчас признана практически всеми на ИТ-рынке: Windows 8 — это проект, который должен определить статус Microsoft в современном мире клиентских ИТ и во много определит будущее компании в целом. При этом никто из экспертов сейчас не берется сколь-нибудь точно сказать, что ожидает новую ОС Microsoft — успех или неудача. И тут надо сказать, что еще в начале года о Синофски говорили как о вполне возможном новом руководителе Microsoft. Так или иначе, но фондовая биржа отреагировала на новость падением акций корпорации на 1,7%.

В официальном пресс-релизе Microsoft по случаю перемен в руководстве Windows Division приведены цитаты Балмера и Синофски, но они содержат лишь общие слова “благодарности”, никак не проливающие свет на причины таких решений. О том, чем собирается заниматься бывший “главный по Windows”, также ничего не говорится. В своем комментарии он сообщает, что решение об уходе было принято по взаимному согласию, но обозреватели сразу же высказали сомнения по поводу такой трактовки событий.

До нынешнего момента Синофски проработал в Microsoft 23 года, в июле 2009-го он был назначен президентом Windows Division, до этого работал в подразделении Office и в группе Development Tools. Созданная под его руководством Windows 8 — это, конечно же, веха в развитии настольных ОС корпорации, необычная по архитектуре и дизайну, созданная в очень сложный исторический момент развития компании. Но эта ОС является необычной не только по своих техническим аспектам, но и по всему “антуражу”, сопровождавшему процесс разработки и подготовки выхода на рынок.

Достаточно отметить, что, кажется, впервые в истории Microsoft был фактически изначально объявлен “отец продукта”. Вряд ли сейчас кто-то сможет сказать, кто был “главным” (и как официальное лицо, и как идейный вдохновитель) Windows 7 или какой-то другой версии ОС (да и не только ОС). Но про Windows 8 все знают — это был Стив Синофски. Более того, руководитель Windows Division сразу же взял на себя и роль главного PR-менеджера и PR-рупора проекта: фактически вся информация о данной работе поступала исключительно лично от него: в соответствии с духом времени с лета 2011-го он вел регулярный персонально-корпоративный дневник (блог) о ходе деле, откуда черпали сведения все остальные, включая, кажется, и сотрудников Microsoft. Надо признать, что тексты Синофски были действительно мастерскими: в них удивительным образом сочеталась видимая открытость, подробность изложения и дружеский стиль общения с аудиторией с полной таинственностью проекта и планов его реального развития. Тот самый случай, когда обилие слов нацелено на то, чтобы скрыть дела и намерения.

Необычными были и другие действия по продвижению Windows 8 на этапе ее разработки. Например, Microsoft впервые начала проведение специальной серии ежегодных конференций Build для независимых разработчиков по новой ОС. На первом таком мероприятии в сентябре 2011-го была официально представлена предварительная версия продукта (с обещанием “переосмыслить бизнес” всей Microsoft), причем все это проходило в новом формате общения со СМИ с атрибутами таинственности и загадочности. Стоит обратить внимание также на то, что в случае с Windows 8 компания отказалась от традиционной для себя схемы выпуска бета-версий, заменив их на “предварительные варианты”, чем, надо сказать, изрядно запутала аналитиков (и не только их, но и партнеров) в плане понимания ими реального статуса продукта и ожидаемых сроков его выхода на рынок. Не говоря уже о том, что также впервые Microsoft отказалась от схемы кодовых и окончательных названий продукта (например, Windows 7 была сначала известна как Vienna, новая же ОС изначально была представлена как Windows 8. Стоит, конечно, упомянуть и про запутанность в вопросе с реальным номером очередной ОС (ее фактический номер — Windows NT 6.2, у Windows 7 — 6.1).

Уход руководителя проекта сразу после выхода продукта в свет — это еще одно “новшество” Windows 8. О причинах такого поворота событий можно только догадываться, но в качестве версии явно напрашивается вариант серьезных разногласий между “отцом” Windows 8 и “владельцем” этого продукта относительно путей продвижения этого ПО на рынок и, что возможно еще вероятнее, — его развития в будущем, которое уже совсем не за горами.

Можно отметить, что в ситуации с Windows 8 действительно очень много необычного и загадочного. Взять хотя бы решение о выходе Microsoft на рынок в качестве поставщика собственного планшета Surface — шаг, который единодушно оценен рынком как, возможно, и верный, но при этом — крайне рискованный, с плохо предсказуемыми последствиями. Менее заметна в обсуждениях другая тема, которая на самом деле представляется более важной — в каком направлении будет развиваться настольная Windows? Ведь Windows 8 фактически содержит в себе две разные ОС — несколько модернизированную Windows 7 и качественно новую Windows RT. Что же будет с направлением Windows 7 (Win32 API) — будет ли оно развиваться или сойдет “на нет"?

Эти и ряд других вопросов являются принципиальными. И наблюдатели уже давно отметили, что Microsoft упорно избегает ответов на них, причем, как это видится, не потому что они являются тайной, а потому что руководство компании само пока не приняло никаких решений на этот счет. Вполне понятно, что тут могут быть разногласия и противоречия. Результатом которых и стал, возможно, уход “отца Windows 8” — фактический отказ от свое участия в судьбе своего детища.

Версия для печати (без изображений)