Темпы роста в телекоммуникационной сфере в последние годы заметно упали и на смену двухзначным цифрам пришли более скромные однозначные. Как вернуться на траекторию успеха и позитивных изменений? Эти вопросы обсуждались специалистами отрасли и экспертным сообществом на бизнес-форуме “Телеком 2013: точки роста”, проведенном в апреле ИД “Коммерсантъ”. Наиболее перспективными направлениями бизнеса эксперты считают мобильный широкополосный доступ (ШПД), цифровое ТВ, строительство центров обработки данных (ЦОД), внедрение услуг M2M и облачных сервисов.

Россия достигла заметных результатов в телекоммуникационном секторе на европейском уровне, отметил Михаил Шеховцов, управляющий директор по медиапроектам J’Son & Partners Consulting. Платное телевидение в РФ находится на первом месте в Европе по абонентской базе, а по количеству пользователей ШПД наша страна также занимает первое место в Европе.

К 2018 г. проникновение платного ТВ в России составит 75% и охватит 41 млн. абонентов. Проникновение смарт-телевизоров к 2018 г. достигнет 45%, при этом будет наблюдаться смещение потребления от телевизоров и персональных компьютеров к смартфонам, планшетам и смарт-ТВ. Аналитики также констатируют насыщение рынка сотовой связи и замедление темпов роста фиксированного ШПД и платного ТВ.

К 2018 г. “на руках” у российского населения будет 86 млн. смартфонов. Технологией передачи данных LTE через пять лет будет пользоваться 15% россиян. Россия уже сейчас входит в пятерку ведущих стран по числу абонентов LTE: их уже насчитывается более 0,7 млн. человек. Рынок дата-центров, по прогнозу J’Son & Partners, вырастет к 2018 г. с 400 до 674 млн. долл.

“Очевидная точка роста — это увеличение потребления данных, поскольку голосовой трафик растет незначительными темпами, — считает Денис Свердлов, заместитель министра связи и массовых коммуникаций. — Рост трафика потребует от операторов связи существенных инвестиций”.

В качестве еще одного из перспективных направлений бизнеса он назвал развитие финансовых услуг, в частности обеспечение возможности приема платежей с помощью бесконтактной технологии NFC. В Южной Корее практически все платежи осуществляются с помощью мобильных телефонов, сказал он.

“Переход от технологии 3G к стандарту 4G будет более быстрым, поскольку пользователи уже привыкли к передаче данных, — продолжил Денис Свердлов. — Скорость проникновения 4G LTE будет соответствовать скорости проникновения смартфонов”.

“Проникновение 3G пока невелико, — признал Анатолий Голомолзин, заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы (ФАС). — Нужно сделать так, чтобы работы по LTE шли с существенным опережением, и ускорить внедрение услуг связи нового поколения. Операторы в свое время поняли, что зарабатывать можно не только на высоких тарифах, но и на низких тарифах при больших объемах трафика”.

Одной из тем, вызвавших особый интерес участников дискуссии, стало развитие инфраструктуры ШПД в удаленных регионах России. По словам Артема Кудрявцева, президента компании “ТрансТелеКом” (ТТК), высокая стоимость интернет-доступа в удаленных регионах объясняется высокой капиталоемкостью строительства и содержания в них базовой магистральной инфраструктуры.

“В условиях, когда выручка от голосовых услуг сокращается, а бизнес телекоммуникационных компаний все больше ориентируется на передачу данных, наличие базовой инфраструктуры доступа и ее качество становятся ключевыми условиями развития отрасли, — подчеркнул он. — А как Минкомсвязи готово стимулировать развитие инфраструктуры и снижение цен на Интернет в дальних регионах?” Этот вопрос он адресовал заместителю министра Денису Свердлову.

“Компания ТТК реализовала значимый в масштабах страны проект, построив ВОЛС в Якутии, но цены на услуги компании в регионе существенно выше, чем в Москве и в других крупных городах, — ответил г-н Свердлов. — Логика этой ситуации проста: компания должна обеспечить рентабельность своего бизнеса и в условиях свободного рынка может сделать это за счет высокого ARPU. У нас есть ряд инициатив, которые позволят разрешить это противоречие. Одна из них заключается в обеспечении операторов, работающих в удаленных регионах, необходимым объемом потребления их услуг за счет государственных учреждений, иными словами, в стимулировании спроса”.

“Цена услуги определяется не только спросом и предложением, но и покупательной способностью населения, — отметил Иван Таврин, генеральный директор компании “МегаФон”. — У нас за 10—20 лет создана отрасль с капитализацией свыше 100 млрд. долл. И это не выкачивается из недр, а создается на основе высокотехнологичного оборудования”.

“Вопросом номер один является конкуренция, где есть конкуренция, там создается совершенно другая среда, — считает Юрий Домбровский, президент Ассоциации региональных операторов связи (АРОС). — Мобильная связь в России создана частными компаниями. Вспомните многолетние очереди на установку квартирных телефонов. И вот произошло чудо — в стране начала развиваться сотовая связь, которая вскоре стала доступна всем слоям населения. И развивалась она в не самых легких условиях: в РФ ARPU в три раза ниже, чем в Европе. В США ARPU 50—60 долл., в России — 10”.

В 1990-е были широко открыты двери для зарубежных инвестиций в развитие телекома, отметили участники дискуссии. А сейчас нужно срочно решить вопросы с инвестиционными источниками. Операторам фиксированной связи критически не хватает финансирования. Нужны капиталовложения и для развития ШПД.

Вопрос из зала: “А какова рентабельность инвестиций?”. Рентабельность инвестиций не превышает 10%, ответил представитель операторской компании. Самое важное, что она сопоставима с инфляцией в стране. Ситуация такова, что сейчас российские инвестиции идут главным образом в нефтегазовый сектор, отрасль при рентабельности в 10% не может брать российские кредиты, они будут разорительны для нее. В этих условиях нужны зарубежные инвестиции в российский телеком.

“Ну, насчет 10%-ной рентабельности инвестиций наши сотовые операторы явно лукавят, — считает Вера Шульцева, старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН. — Она у них, скорее, не ниже 30%. Просто по тем или иным причинам они сейчас боятся инвестировать в нашей стране”.

Это мнение подтверждается результатами международных исследований компании Ernst & Young. В докладе “ТОП-10 рисков для компаний отрасли связи” есть целых два пункта, которые могут объяснить нынешнее поведение отечественных игроков инвестиционного рынка. Пункт № 3 “Отсутствие уверенности в рентабельности инвестиций” (контроль капиталовложений сопряжен с риском сдерживания будущего роста, пояснил Михаил Романов, старший партнер компании Ernst & Young) и пункт № 5 “Неопределенность позиции регуляторов по отношению к новым рыночным структурам” (что сдерживает инвестиции, пояснил докладчик).

Один из участников дискуссии сделал неожиданный вывод: в отсутствие инвестиций в России самым мощным инструментом становится снятие регуляторами избыточных ограничений для телекоммуникационного бизнеса. Действительно, может быть и так!

При завершении пленарной дискуссии ее участников попросили буквально в двух словах перечислить возможные точки роста телекома в стране. Оказалось, что их очень даже немало. Кто-то назвал конкуренцию, снятие дискриминационных барьеров, повышение качества услуг, кто-то отметил сервисы ШПД и платного телевидения, создание MVNO, ЦОДов. Кто-то сконцентрировался на облачных сервисах, межмашинном взаимодействии, переходе в смежные сегменты рынка (телеком — финансы, телеком — медицина, телеком — энергетика и т. д.). Таким образом, похоже, что в ближайшие пять-семь лет за отечественный телеком особенно беспокоиться не стоит: точек роста вполне хватит, чтобы он оставался одним из самых быстрорастущих секторов экономики.

Версия для печати (без изображений)