На сайте РАЭК (Российская ассоциация электронных коммуникаций) появился текст, отображающей позицию этой организации по законопроекту “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях прекращения нарушений авторских и смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет”, разрабатываемому рабочей группой при Министерстве культуры и вносящему изменения в Федеральный закон № 149-ФЗ от 27 июля 2006 г. “Об информации, информационных технологиях и защите информации”, а также в Кодекс об административных правонарушениях.

По итогам анализа текста данного законопроекта Комиссия РАЭК по правовым вопросам отмечает следующее:

1. Терминологический аппарат законопроекта не выдерживает технической и юридической критики: понятия “хостинг”, “ссылка”, “оператор связи”, “поисковый сервис”, “пользователь файлообменной сети”, “сетевой адрес” не соответствуют ни действующему законодательству, ни реальным явлениям и прямо им противоречат. Используемые понятия, такие как порт, IP-адрес, MAC-адрес, не являются юридическими и не будут понятны судам.

2. Законопроект демонстрирует полное незнание организационных и технологических процессов, на которых основано взаимодействие субъектов в сети интернет. В частности, обязательство оператора связи “перенаправлять заявление тому пользователю, сетевой адрес которого указан в заявлении” предъявляет к оператору связи абсолютно невыполнимые требования.

3. Обязательства хостинг-провайдеров, поисковых сервисов и операторов связи предпринимать самостоятельные проактивные действия по пресечению нарушений авторских и смежных прав представляют для них несоответствующее целям закона, регулирующего частные отношения, и характеристикам их основной деятельности финансовое и организационное бремя, тем самым существенно снижая экономическую отдачу.

4. Законопроектом не предусмотрена ситуация, когда лицо, опубликовавшее спорный объект, имеет соответствующее право на публикацию или распространение — в данном случае по заявлению правообладателя объект будет удален или заблокирован на срок минимум один месяц. При этом правообладатель не обязан учитывать ни ограничения исключительного права, установленные законом, ни возможность свободного использования охраняемых объектов, ни какие-либо иные моменты и не несет по существу никакой ответственности за ложные и недобросовестно направленные уведомления.

5. В условиях досудебного характера взаимодействия бремя определения законности ложится на информационных посредников, что никак не соответствует их сфере деятельности и возможностям и существенно сдвигает нащупываемый складывающейся судебной практикой баланс интересов участников отношений.

6. Сбор и хранение данных пользователя противоречит законодательству о персональных данных и Статье 23 Конституции РФ.

7. Обязанность поисковых сервисов приоритезировать результаты поисковой выдачи противоречит функции поисковых сервисов и в настоящее время является технологически не реализуемой: поисковые системы автоматически индексируют имеющийся в Интернете контент по всему миру и не имеют технической возможности проактивно сличаться с российским реестром. Более того, иностранная практика склоняется к тому, что подобное вмешательство в деятельность и сервис поисковой системы является совершенно некорректным как с политико-правовой, так и с юридической точки зрения.

8. Размер штрафа вызовет упадок индустрии цифровой дистрибуции в России, сегодня которая находится в стадии активного развития: создавать российские платформы цифровой дистрибуции авторского контента, равно как и выходить на российский рынок крупным международным платформам станет невыгодно. В то время как усилия иностранных правопорядков направлены на реформирование системы авторского права и создание предпосылок для более широкого вовлечения легальных объектов исключительных прав в оборот в цифровой среде, предлагаемый проект Министерства культуры направлен на то, чтобы инкорпорировать в российское законодательство неверно интерпретированные элементы правового регулирования американского Закона об авторских правах в цифровую эпоху (DMCA), принятого еще в XX веке и уже сейчас во многом требующего пересмотра. Более того, принимая во внимание, что DMCA регулирует исключительно вопросы ограничения ответственности в рамках рассмотрения частных исков правообладателей о возмещении убытков и выплате компенсации, введение предлагаемой законопроектом административной ответственности за нарушения процедуры вряд ли можно признать корректным.

Кроме вышеперечисленных замечаний, Комиссия РАЭК по правовым вопросам отмечает концептуальные несоответствия описанных законопроектом процедур международным практикам, концепции развития гражданского законодательства и самому характеру частных правоотношений в сфере авторских и смежных прав. Концепция внесения предлагаемых изменений также противоречит пункту 2 Статьи 1 149-ФЗ, согласно которой “Положения настоящего Федерального закона не распространяются на отношения, возникающие при правовой охране результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации”.

Эксперты РАЭК опасаются, что принятие данного законопроекта повлечет за собой массовый отток российских владельцев сайтов в иностранную юрисдикцию, финансовые потери и широкомасштабные нарушения прав законопослушных российских физических и юридических лиц — хостинг-провайдеров, операторов связи и владельцев сайтов. Поэтому РАЭК будет настаивать на учете в законотворческих инициативах подобного рода предложений, сформированных ИТ-сообществом на площадке ассоциации и направленных ранее в органы госвласти.

Версия для печати