Сети LTE приобретают все более широкий размах в мировой телекоммуникационной отрасли. Сейчас 175 сетей этого стандарта находятся в коммерческой эксплуатации (не считая MVNO). Прогноз на конец года — 248 сетей в 87 странах. По данным Infonetics Research, к 2015 г. на развертывание 4G-сетей в мире будет направлено 17,5 млрд. долл. Предполагается, что уровень проникновения абонентских устройств LTE к 2016 г. достигнет 54% (Arthur D. Little), а к 2017 г. будет зафиксировано 1,6 млрд. подключений к сетям 4G LTE без учета М2М (оценка Strategy Analytics). Эти сведения приводились на майской конференции “Эволюция мобильной связи — LTE Russia & CIS 2013”.

“Мы работаем во взаимодействии с Международным союзом электросвязи ITU, — сказал Эдриан Скрейз, глава 3GPP Mobile Competence Center. — В своей деятельности мы уделяем большое внимание малым сотам, антеннам, MIMO, работаем с самоорганизующимися сетями. Добились больших успехов в М2М. К нам обратилось сообщество TETRA. Мы сегодня обсуждаем с ними техническую конвергенцию LTE/TETRA. На основе LTE будут работать и сети общего пользования, и ведомственные сети”.

Консорциум 3GPP (3rd Generation Partnership Project) занимается разработкой на глобальной основе перспективных стандартов в области мобильной связи. Он прогнозирует взрывной рост трафика, связанный с применением смартфонов и планшетов. Сейчас в рамках этой организации начинается изучение требований к пятому поколению мобильных коммуникаций. И если Россия хочет участвовать в развитии 5G, то, по мнению докладчика, теперь самое время присоединиться к соответствующим рабочим группам.

“Мобильный широкополосный доступ в мире развивается быстрее, чем мы ранее думали, — отметил Алан Хаддэн, президент ассоциации GSA. — LTE является главной технологией на рынке. Все больше операторов осуществляют ее поддержку. Сегодня насчитывается 100 млн. LTE-пользователей в мире. Сейчас уже 424 оператора из 126 стран хотят инвестировать в LTE”. Г-н Хаддэн сказал о пользе технологической нейтральности: 1800 МГц — это очень популярный диапазон, в нем работает свыше 43% коммерческих LTE-сетей.

“В сетях мобильной связи сейчас очень важна способность скоростной передачи данных, — считает Дмитрий Рутенберг, начальник управления контроля транспорта и связи Федеральной антимонопольной службы. — Сетям 3G в России уже больше пяти лет, два года решению по продвижению LTE. Но пока в стране нет той передачи данных, которую мы хотели бы видеть. Необходимо внедрение таких институтов, как MVNO, однако эти операторы у нас пока не появляются”.

Широкополосный доступ (ШПД) — это, в первую очередь, беспроводный доступ, уверен Юрий Домбровский, президент Ассоциации региональных операторов связи (АРОС). Именно за ним будущее, особенно в удаленных регионах страны. Но у нас пока довольно печальный опыт внедрения 3G. Лицензии на применение данной технологии, по его словам, были выданы в 2007 г. на “декоративном” конкурсе компаниям большой тройки, которые не спешили с ее продвижением.

Он привел сравнение уровня проникновения сетей 3G в 2012 г. в разных странах мира (в%): Япония — 95, Австралия — 76, США — 64, Польша — 57, Турция — 20, Бразилия — 17, Вьетнам — 11, Россия — 8 и Нигерия — 6. “В России уровень проникновения 3G составил 8% и это после пяти лет внедрения технологии!” — возмущается он. Сейчас ситуация с мобильной передачей данных в РФ меняется в лучшую сторону, но время-то упущено.

“Сети четвертого поколения работают в 97 городах России, где живет 38 млн. человек”, — доложил недавно Николай Никифоров, министр связи и массовых коммуникаций РФ. Но дела здесь обстоят совсем не так радужно, как это кажется министру.

“По результатам тендера по внедрению технологии 4G LTE операторы связи в течение семи лет должны построить LTE-сети в городах с численностью населения свыше 50 тыс. чел. — рассказала Гульнара Хасьянова, исполнительный директор Союза операторов связи LTE. — Однако на пути к этой цели стоит немало препятствий. Главное из них — занятость спектра, предназначенного для стандарта LTE. Поэтому остро стоит задача проведения конверсии радиочастотного спектра”.

То есть предстоит выполнить комплекс мероприятий, позволяющих операторам связи использовать для LTE тот спектр, который в настоящее время эксплуатируется военными и гражданскими службами другого назначения. Поскольку конверсия проводится за счет операторских компаний, то их задача — быстрый запуск сетей LTE, а не конверсия ради конверсии, заметила г-жа Хасьянова: “Проблема в том, что план полной расчистки диапазона рассчитан на 10 лет, а по ряду радиотехнических средств даже до 13 лет. А операторы обязаны построить сети за семь лет. Решение, по нашему мнению, лежит в плоскости электромагнитной совместимости и модернизации действующих радиоэлектронных средств. Мы уже обратились со своими предложениями в Минкомсвязи”.

Как относятся к плану Союза LTE в силовых структурах? “Там выбран самый дешевый и самый простой путь с минимальными временными затратами, — прокомментировал ситуацию Вячеслав Высочин, начальник отдела НИИ Министерства обороны РФ. — Но все равно для одних операторов будет положительный результат, а для других отрицательный. Операторы будут вынуждены объединять усилия в регионах”.

По его словам, в полосах частот, определенных для развития сетей LTE, существуют серьезные проблемы совместного функционирования с радиоэлектронными средствами (РЭС) специального назначения. Проведенные в 2012—2013 гг. экспериментальные и теоретические исследования подтвердили ранее полученные результаты в области электромагнитной совместимости (ЭМС) рассматриваемых РЭС. Наиболее сложное положение складывается в полосе 800 МГц.

Влияние РЭС LTE на средства специального назначения радионавигации и радиолокации прослеживается порой на десятки километров. Например, воздействие базовых станций (БС) на РЭС воздушной радионавигационной службы (ВРНС) и радиолокационных станций достигает 26 км для антенно-фидерных устройств (АФУ) с вертикальной поляризацией и 48 км для АФУ с наклонной поляризацией.

Далеко не всегда можно обойтись модернизацией оборудования. Значительно чаще требуется разработка новой техники для последующей замены. Например, в ВРНС придется заменить навигационные и посадочные маяки, бортовое оборудование, радиовысотомеры. На это может уйти шесть—восемь лет.

Анализ рассмотрения первых радиочастотных заявок в НИИ МО, показал, что характеристики большинства РЭС сетей сухопутной подвижной радиосвязи существенно ограничены. Планирование сетей требует проведения трудоемких экспериментальных работ. Принятое деление радиочастотных средств (РЧС) между операторами ограничивает возможности частотного планирования и территориального размещения БС.

“При внедрении LTE целесообразно объединение сил и средств операторов в каждом отдельном регионе для решения задач конверсии, — считает г-н Высочин. — При этом возможна реализация локально-территориального принципа конверсии РЧС. В целом при проведении конверсии необходимо учитывать различные пути ее реализации”.

Версия для печати (без изображений)